Амальград форум - арабская, персидская, ближневосточная культура

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Кайс ибн Аль-Мулаввах (Маджнун)

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Кайс ибн аль-Мулаввах (ум. ок. 700) по прозвищу Маджнун (одержимый, обезумевший) является самым популярным поэтом узритского направления.Легенда о несчастной любви Маджнуна к Лейле неоднократно служила сюжетом не только в арабской, но и в других литературах народов Востока. Поскольку арабская средневековая традиция приписывала Маджнуну все стихи, в которых упоминалось имя Лейлы, то установить подлинность его стихов, равно как и достоверность сообщаемых в антологиях фактов из его жизни, не представляется возможным. Да и само прозвище «маджнун» арабская традиция закрепила за несколькими поэтами. Так или иначе весь цикл стихов, приписываемых Маджнуну, лежит в русле узритской поэзии и имеет все основные черты бедуинской лирики VII—VIII вв.

***

«Если б ты захотел, то забыл бы ее», - мне сказали.
«Ваша правда, но я не хочу, - я ответил в печали.-

Да и как мне хотеть, если сердце мучительно бьется,
А привязано к ней, как ведерко к веревке колодца,

И в груди моей страсть укрепилась так твердо и прочно,
Что не знаю, чья власть уничтожить ее правомочна.

О, зачем же на сердце мое ты обрушил упреки,-
Горе мне от упреков твоих, собеседник жестокий!»

Ты спросил: «Кто она? Иль живет она в крае безвестном?»
Я ответил: «Заря, чья обитель на своде небесном».

Мне сказали: «Пойми, что влюбляться в зарю - безрассудно».
Я ответил: «Таков мой удел, оттого мне и трудно,

Так решила судьба, а судьбе ведь никто не прикажет:
Если с кем-нибудь свяжет она, то сама и развяжет».

отредактировал Бахман

2

Заболел я любовью, - недуг излечить не легко.
Злая доля близка, а свиданье с тобой – далеко.

О, разлука без встречи, о, боль, и желанье, и дрожь…
Я к тебе не иду – и меня ты к себе не зовешь.

Я – как птица: ребенок поймал меня, держит в руках,
Он играет, не зная, что смертный томит меня страх.

Забавляется птичкой дитя, не поняв ее мук,
И не может она из бесчувственных вырваться рук.

Я, однако, не птица, дорогу на волю найду,
Но куда я пойду, если сердце попало в беду?

© Перевод С. Липкина

3

Если на мою могилу не польются слёзы милой,
То моя могила будет самой нищею могилой.

Если я утешусь, если обрету успокоенье, -
Успокоюсь не от счастья, а от горечи постылой.

Если Лейлу я забуду, если буду стойким, сильным -
Назовут ли бедность духа люди стойкостью и силой?

© Перевод С. Липкина

4

За ту отдам я душу, кого покину вскоре,
За ту, кого я помню и в радости и в горе,

За ту, кому велели, чтобы со мной рассталась.
За ту, кто убоявшись, ко мне забыла жалость.

Из-за нее мне стали тесны степные дали,
Из-за нее противны все близкие мне стали.

Уйти мне иль стремиться к её жилью всечасно,
Где страсть ее бессильна, а злость врагов опасна?

О, как любви господство я свергну, как разрушу
Единственное счастье, возвысившее душу!

Любовь дает мне силы, я связан с ней одною,
И если я скончаюсь, любовь умрёт со мною.

Ткань скромности, казалось, мне сердце облекала,
Но вдруг любовь побилась сквозь это покрывало.

Стеснителен я, буйства своих страстей мне стыдно,
Врагов мне видно много, зато её не видно.

© Перевод С. Липкина

5

Она взглянула – взор ее заговорил вначале,
И взором я ответил ей, хоть оба мы молчали.

Казалось мне, что первый взгляд со встречею поздравил,
А новый взгляд меня едва погибнуть не заставил.

То свет надежды мне сиял, то света никакого.
О, сколько раз и умирал и оживал я снова!

Я к ней иду – мне все равно, какие ходят слухи,
Дорогу к ней не преградят ни люди и ни духи!

© Перевод С. Липкина

6

За то, что на земле твои следы целую,
Безумным я прослыл – но прочь молву худую:

Лобзаю прах земной, земля любима мною
Лишь потому, что ты прошла тропой земною!

Пусть обезумел я – к чему мне оправданье?
Я так тебя люблю, что полюбил страданье!

С людьми расстался я, остался я в пустыне,
И только дикий зверь - приятель мой отныне.

© Перевод С. Липкина

7

Что я делаю, безумец, в этот вечер тёмно-синий?
На песке тебя рисую и беседую с пустыней.
Крики ворона услышу - наземь падаю в тоске.
Ветер горя заметает мой рисунок на песке.

© перевод М. Курганцева

8

Сказал я спутникам, когда разжечь костер хотели дружно:
"Возьмите у меня огонь! От холода спастись вам нужно?

Смотрите - у меня в груди пылает пламя преисподней,
Оно - лишь Лейлу назову - взовьётся жарче и свободней!"

Они спросили: "Где вода? Как быть коням, верблюдам, людям?"
А я ответил: "Из реки немало ведер мы добудем".

Они спросили: "Где река?" А я: "Не лучше ль два колодца?
Смотрите: влага чистых слёз из глаз моих всё время льётся!"

Они спросили: "Отчего?" А я ответил им: "От страсти".
Они: "Позор тебе!" А я: "О нет, - мой свет, мое несчастье!

Поймите: Лейла - светоч мой, моя печаль, моя отрада,
Как только Лейлы вспыхнет лик, - мне солнца и луны не надо.

Одно лишь горе у меня, один недуг неисцелимый:
Тоска во взоре у меня, когда не вижу я любимой!

О, как она нежна! Когда сравню с луною лик прелестный,
Поймите, что она милей соперницы небесной,

Затем, что чёрные, как ночь, душисты косы у подруги,
И два колышутся бедра, и гибок стан ее упругий.

Она легка, тонка, стройна и белозуба, белокожа,
И, крепконогая, она на розу свежую похожа.

Благоуханию её завидуют, наверно, весны,
Блестят жемчужины зубов и лепестками рдеют десны…"

Спросили: "Ты сошёл с ума?" А я: "Меня околдовали.
Кружусь я по лицу земли, от стойбищ я бегу подале.

Успокоитель, - обо мне забыл, как видно, ангел смерти,
Я больше не могу терпеть и жить не в силах я, поверьте!"

© Перевод С. Липкина

9

Исполни лишь одно желание моё - иного нет:
Спаси любимую от горя, убереги от бед.

Мне блага большего не надо, ты щедро одарил
Меня любовью - в ней отрада, спасение и свет.

Пока живу - люблю и верю, надеюсь и терплю, -
Служу единственному богу, храню его завет…

© перевод М. Курганцева

10

Всевышний, падаю во прах перед каабой в Мекке.
В твоей нуждаюсь доброте, защите и опеке.

Ты правишь небом. Ты царишь над всей земною твердью.
Надеюсь только на тебя, взываю к милосердью.

Любимую не отнимай, яви такую милость!
Ведь без нее душа пуста, вселенная затмилась.

Она - единый мой удел, не ведаю иного.
Твой раб любовью заболел - не исцеляй больного!

Ты можешь всё. Не отступай от воли неизменной.
Любимую не отнимай. Она - твой дар бесценный.

Она - моих бессонных мук причина и основа.
Она - безумный мой недуг. Не исцеляй больного!

Я всё забуду - племя, род, заветный дым кочевья.
Любимую не отнимай. Не требуй отреченья.

Ты сам, всесильный, повелел любить, не зная меры.
Зачем от верного слуги, ты требуешь измены?

Ты пожелаешь - я уйду от искушений милых,
Но от любимой даже здесь отречься я не в силах.

В любви не каюсь даже здесь, безумец, грешник слабый,
В священном городе твоём, в пыли перед каабой.

© перевод М. Курганцева

11

Люблю - в пустыне жажда слабей моей любви.
Люблю - иссякли слёзы бессонные мои.
Люблю - молиться бросил, безумьем обуян.
Люблю - не вспоминаю каабу и Коран.

© перевод М. Курганцева

12

Дай влюбленному, о Боже, лучшую из благостынь:
Пусть не знает Лейла горя, - эту просьбу не отринь.

Одари, о Боже, щедро тех, кому нужна любовь,
Для кого любовь превыше и дороже всех святынь.

Да пребуду я влюбленным до скончания веков, -
Пожалей раба, о Боже, возгласившего: "Аминь!"

© Перевод С. Липкина

13

О, смилуйся, утренний ветер, о Лейле поведай мне вновь,
Тогда успокоюсь я - если совместны покой и любовь.

О, смилуйся, утренний ветер, надеждой меня оживи,
Не то я умру - если людям дано умереть от любви.

Навек утолил бы я жажду, была б моя участь проста,
Но если бы яд смертоносный ее источали уста.

© Перевод С. Липкина

14

Мне желает зла, я вижу, вся ее родня,
Но способна только Лейла исцелить меня!

Родичи подруги с лаской говорят со мной,-
Языки мечам подобны за моей спиной!

Мне запрещено к любимой обращать свой взгляд,
Но душе пылать любовью разве запретят?

Если страсть к тебе - ошибка, если в наши дни
думать о свиданье с милой - грех в глазах родни,

То не каюсь в прегрешенье, - каюсь пред тобой...
Люди верной иль неверной движутся тропой,-

Я того люблю, как брата, вместе с ним скорбя,
кто не может от обиды защитить себя,

Кто не ищет оправданий - мол, не виноват,
Кто молчит, когда безумцем все его бранят,

Чья душа объята страстью - так же, как моя,
Чья душа стремится к счастью - так же, как моя.

Если б я направил вздохи к берегам морским -
Все бы высушили море пламенем своим!

Если б так терзали камень - взвился бы, как прах.
Если б так терзали ветер - он бы смолк в горах.

От любви - от боли страшной - как себя спасти?
От нее ломота в теле и нытье в кости.

© Перевод С. Липкина

15

Во мраке сердца моего она свой путь свершает длинный,
А для привала избрала его заветные глубины.

Переселяется в глаза, как только в сердце тесно станет,
А утомляются глаза - ее обратно в сердце тянет.

Клянусь создателем, что я такой признателен судьбине:
Ни в сердце, ни в галзах моих нет места для другой отныне!

© Перевод С. Липкина

16

Ночьной пастух, что будет со мною утром рано?
Что принесет мне солнце, горящее багряно?

Что будет с той, чью прелесть я во всем обнаружу?
Ее оставят дома или отправят к мужу?

Что будет со звездою, внезапно удаленной,
Которая не гаснет в моей душе влюбленной?

В ту ночь, когда услышал в случайном разговоре,
Что Лейлу на чужбину должны отправить вскоре,

Мое забилось сердце, как птица, что в бессилье
Дрожит в тенетах, бьется, свои запутав крылья,

А у нее в долине птенцов осталось двое,
К гнезду все ближе, ближе дыханье ветровое!

Шум ветра утешенье семье доставил птичьей.
Сказали: "Наконец-то вернулась мать с добычей!"

Но мать в тенетах бьется, всю ночь крича от боли,
Не обретет и утром она желанной воли.

Ночьной пастух, останься в степи, а я, гонимый
Тоскою и любовью, отправлюсь за любимой.

© Перевод С. Липкина

17

Я страстью пламенной к ее шатру гоним,
На пламя жалобу пешу пескам степным.

Соленый, теплый дождь из глаз моих течет,
А сердце хмурится, как в тучах небосвод.

Долинам жалуюсь я на любовь свою,
Чье пламя и дождем из глаз я не залью.

Возлюбленной черты рисую на песке,
Как будто может внять земля моей тоске,

Как будто внемлет мне любимая сама,
Но собеседница-земля - нема, нема!

Никто не слушает, никто меня не ждет,
Никто не упрекнет за поздний мой приход,

И я иду назад печальною стезей,
А спутницы мои - слеза с другой слезой.

Я знаю, что любовь - безумие мое,
Что станет бытие угрюмое мое.

© Перевод С. Липкина

18

Прекрасное произведение. Я только начинаю знакомиться с арабской культурой, но это стихотворение не оставило меня равнодушным.

19

Бахман написал(а):

Сказал я спутникам, когда разжечь костер хотели дружно:

أقول لأصحابي وقد طلبوا الصلا

أقول لأصحابي وقد طلبوا الصلا
تعالوا اصطلوا أن خفتم القر من صدري

فأن لهيب النار بين جوانحي
إذا ذُكِرَتْ لَيْلَى أحَرُّ مِنَ الْجَمْرِ

فَقَالوا نُريدُ المَاءَ نَسْقِي وَنَسْتَقِي
فقلت تعالوا فأستقوا الماء من نهري

فَقَالوا وَأَيْنَ النَّهْرُ قُلْتُ مَدَامِعِي
سَيُغْنِيكُمُ دَمْعُ الْجُفُونِ عَنِ الْحَفْرِ

ففالوا ولم هذا فقلت من الهوى
فَقَالُوا لَحَاكَ اللّه، قُلتُ اسْمَعُوا عُذْرِي

ألم تعرفوا وجهاً لليلى شعاعه
إذا برزت يغني عن الشمس والبدر

يَمُرُّ بِوَهْمِي خَاطِرٌ فَيَؤُدُّهَا
ويجرحها دون العيان لها فكري

منعمة لو قابل البدر وجهها
لكان له فضل مبين على البدر

هِلاليَّة ُ الأَعْلَى مُطَلَّخة ُ الذُّرَى
مرجرجة السفلى مهفهفة الخصر

مبتلة هيفاء مهضومة الحشا
مُوَرَّدَة ُ الْخَدَّيْنِ وَاضِحَة ُ الثَّغْرِ

خَدَلَّجَة ُ السَّاقَيْنِ بضٌّ بَضِيضة ٌ
مُفَلَّجَة ُ الأَنْيَابِ مَصْقُولَة ُ العَمْرِ

فَقَالُوا أمَجْنُونٌ فَقُلْتَ مَوَسْوَسٌ
أطوفُ بِظَهْرِ البِيْدِ قَفْراً إلَى قَفْرِ

فلا ملك الموت المريح يريحني
ولا أنَا ذُو عَيْشِ ولا أنَا ذُو صَبْرِ

وصاحت بوشك البين منها حمامة
تَغَنَّتْ بِلَيْلٍ في ذُرَى نَاعمٍ نَضْرِ

على دَوْحَة ٍ يَسْتَنُّ تَحْتَ أُصُولَهَا
نواقع ماء مدة رضف الصخر

مَطَوَّقَة ٌ طَوْقاً تَرَى فِي خِطَامِهَا
أُصُولَ سوادٍ مُطْمَئنٍّ عَلَى النَّحْرِ

أَرَنَّتْ بِأَعْلَى الصَّوْتِ مِنْها فَهيَّجَتْ
فؤاداً معنى بالمليحة لوتدري

فَقُلْتُ لَهَا عُودِي فَلَمَّا تَرَنَّمَتْ
تَبَادَرَتِ الْعَيْنانِ سَحَّا عَلَى الصَّدْرِ

كَاَنَّ فُؤَادِي حِينَ جَدَّ مَسِيرُهَا
جَنَاحُ غُرَابٍ رَامَ نَهْضاً إلَى الْوَكْرِ

فودعتها والنار تقدح قي الحشا
وتوديعها عندي أمر من الصبر

ورحت كأني يوم راحت جمالهم
سقيت دم الحياة حين انقضى عمري

أبِيتُ صَريعَ الْحُبِّ دَامٍ مِنَ الهَوَى
وأصبح منزوع الفؤاد من الصبر

رَمَتْنِي يَدُ الأَيَّامِ عَنْ قَوْسِ غِرَّة ٍ
بِسَهْمَيْن في أعْشَارِ قَلْبي وَفي سَحْرِي

بِسَهْمَيْنِ مَسْمُومَيْنِ مِنْ رأْس شَاهقٍ
فَغُودِرْتُ مُحْمَرَّ الترائِب وَ النَّحْرِ

مناي دعيني في الهوى متعلقاً
فَقَدْ مِتُّ إلاَّ أنَّني لَمْ يُزَرْ قبْرِي

فَلوْ كُنْتِ مَاءً كُنْتِ مَنْ مَاء مُزْنَة ٍ
وَلَو كُنْتِ نَوْمَاً كُنْتِ مِنْ غَفْوَة الفَجر

وَلَوْ كُنْتِ لَيْلاً كُنْتِ لَيْلَ تَوَاصُلٍ
وَلَوْ كُنْتِ نَجْماً كُنْتِ بَدْرَ الدُّجَى يَسْرِي

عليك سلام الله ياغاية المنى
وَقاتِلَتي حَتَّى الْقِيَامَة ِ وَالْحشْرِ