Амальград форум - арабская, персидская, ближневосточная культура

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Омар ибн Аби Рабиа

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Омар ибн Аби Рабиа (644г., Медина, — 712г.), арабский поэт.
Родился в семье богатого курейшитского купца. Большую часть жизни провёл в Мекке.
Как повествуют современники, он был красивым, весёлым, полным обаяния человеком,
любимцем богатых и знатных молодых паломниц, которые пребывали на поклонение в
Мекку со всех концов полуострова.
В средние века арабы считали его непревзойдённым мастером любовной лирики. Газели
Омара полны любовных признаний и жалоб на неразделённую любовь. Значительное место
в этих коротких стихах занимает диалог с возлюбленной. Поэт изображает характерные черты
внешности, поведения и речи своих современниц. Он первым в арабской поэзии проявил интерес
к характеру и чувствам человека.

      *  *  *

Ты меня заворожила,     
оплела, заколдовала,     
словно войском окружила,     
как страну завоевала.     
Ворожбу благословляю,     
прославляю колдовство -     
Славлю чудо поцелуя,     
чары взгляда твоего.     
Ты сказала мне: "До встречи!"     
Но когда, когда, когда?     
"Послезавтра!" - и смеешься,     
и лукавишь, как всегда...

© перевод Сергея Шервинского

2

Любимая так хороша!
Лицо светлей луны,
что в полнолуние взошла
и смотрит с вышины,
а плечи - смуглые чуть-чуть,
а кожа так тонка,
а губы ласковы, а грудь -
свежа и высока.
Качая бедрами, нежна,
она выходит в путь.
И мне другая не нужна
красавица - ничуть.
Шагов знакомых слышу звук -
она спешит сюда.
Любую из ее подруг
забуду навсегда.
Одно я знаю - только в ней
мой свет, и жизнь, и дух.
Она нужна душе моей,
как зрение и слух.

© перевод Сергея Шервинского

3

Ты любишь милую - исток блаженства своего,
Не превращая её в кумир, в святыню, в божество.

Приходишь на свиданье к ней - любви отдайся весь.
Но слишком часто не ходи - успеешь надоесть.

Не повторяй: "Люблю, люблю", восторги умеряй.
Свиданий новых не проси, не плачь, не умоляй.

Навязчив будешь - набежит нежданная беда:
Любимая ответит: "нет" взамен былого "да".

© перевод Сергея Шервинского

4

Тебя одну я вспоминаю,       
когда не спится мне.     
Когда под утро засыпаю,     
приходишь ты во сне.     
Минута, словно бесконечность -     
когда ты далека.
Когда ты рядом, даже вечность -     
быстра и коротка.

© перевод Сергея Шервинского

5

Мое разорванное сердце -     
твои разящие глаза!     
Твоя походка - так под ветром     
С утра качается лоза!     
Так плавны и неторопливы     
движенья стана твоего!     
Ты улыбнешься - воскресаю,     
ты отвернешься - все мертво.     
Никто не знал, что мы полюбим,     
и нашу встречу не предрек.     
Любовь, разлуку и свиданье -     
все предопределяет рок.

© перевод Сергея Шервинского

6

Безумствую! На ком вина,
Что охмелел я без вина?

Кто о прекрасных вел рассказ
Тому, чей пыл едва угас?

Я у горы Сифах сказал:
"Устроим, други здесь привал,

В том нет беды - дождемся дня:
Играя в стрелы, у меня

Соседка выиграла здесь
И душу всю, и разум весь,

Тогда-то меткая стрела
Глубоко в тело мне вошла.

Всех стрел стрела ее больней -
А лука не было при ней".

© перевод Сергея Шервинского

7

Я в ней души не чаю - и томлюсь.
И для нее любовь не легкий груз.

Ей угождаю, если рассердилась,
Она уважит, если рассержусь.

Знать не хочу, что думают другие,
Развеселится - я развеселюсь.

Из-за меня она с семьей в разладе,
Я для нее с родней порвал союз.

Откажет мне в глотке воды прохладной,
Когда томим я жаждой, - подчинюсь.

Нет у нее оружья боевого,
Но с ней сразись - и победит, клянусь!

© перевод Сергея Шервинского

8

Лишь засидевшихся свалил полночный сон,
Ко мне приблизилось возлюбленной виденье.

Я в сумраке ночном приветствовал ее -
Она при свете дня скупа на посещенья.

Сказал: "О, почему тобой покинут я?
Дороже был тебе и слуха я и зренья!

Ответила: "Клянусь, обетам я верна, -
Мне появляться днем мешают украшенья".

© перевод Сергея Шервинского

9

Я раскаялся в страсти, но страсть - моя гостья опять.
Звал я скорбные думы - и скорби теперь не унять.

Вновь из мертвых востали забытые муки любви,
Обновились печали, и жар поселился в крови.

А причина - в пустыне покинутый Сельмою дом,
Позабыт он живыми и тлена рубаха на нем.

И восточный и западный ветер, гоня облака,
Заметали его, растилали покровы песка.

Я как вкопанный стал; караван мой столпился вокруг,
И возвал я к пустыне - на зов не откликнулся звук.

Крепко сжал я поводья верблюдицы сильной моей, -
А была она черная, сажи очажной темней.

© перевод Сергея Шервинского

10

Этой ночью пришла она,
Горяча , нежна и мила.
И летели часы без сна,
И была эта ночь светла.
Нежеланный пришел рассвет,
Но любимая не ушла.
«Я тебя не покину нет!» -
Со слезами произнесла.

© перевод  М. Курганцев

11

Ты меня заворожила,
Оплела, зоколдовала,
Словно войском окружила,
Как страну завоевала.
Ворожбу благословляю,
Прославляю колдовство -
Славлю чудо поцелуя,
Чары взгляда твоего.
Ты сказала мне: «До встречи!»
Но когда, когда, когда?
«Послезавтра!» - и смеешься,
И лукавишь, как всегда...

© перевод  М. Курганцев

12

Как изваяние святое, застывшее у алтаря,
Она стояла неподвижно, светлей, чем вешняя заря.

Но сверстницы ее выводят, и антилопой горделиво
Она плывет походкой легкой среди подружек горделиво...

Ее от взоров любопытных скрывали долго и упорно,
И на щеках ее ликует румянец юный, непокорный.

"Ты любишь ли ее?" - спросили, и я ответил без запинки:
"Моя любовь не измерима, как в небе звезды, как песчинки.

Мою похитившая душу - она достойна восхищенья:
Как совершить она сумела - спросите! - это похищенье?.."

© перевод Е. Николаевской

13

Он пробрался к тебе, прикрываясь полуночным мраком,
Тайну блюл он ревниво, от страсти пылал он жестоко.

Но она ему пальцами знак подала: "Осторожно!
Нынче гости у нас - берегись чужестранного ока!

Возвратись и дозор обмани соглядатаев наших,
И любовь обновится, дождавшись желанного срока".

Да, ее я знавал! Она мускусом благоухала,
Только йеменский плащ укрывал красоту без порока.

Тайно кралась она, трепетало от радости сердце,
Тело в складках плаща отливало румянцем востока.

Мне сказала она в эту ночь посещенья, -
Хоть сказала шутя, упрекнула меня без упрека:

"Кто любви не щадит, кто упорствует в долгой разлуке,
Тот далеко не видит, и думает он не глубоко:

Променял ты подругу на похоть какой-то беглянки, -
Поищи ее в Сирии ил живи одиноко".

Перестань убивать меня этой жестокою мукой -
Ведь Аллаху известно, чье сердце блуждает далеко.

© перевод Сергея Шервинского

14

Я видел: пронеслась газелей стая.
Вослед глядел я, глаз не отрывая,-

Знать, из Куба неслись они испуганно
Широкою равниною без края.

Угнаться бы за ними, за пугливыми,
Да пристыдила борода седая.

Ты старый, очень старый, а для старого
Уж ни к чему красотка молодая.

*Куба - местность возле Медины

© перевод Сергея Шервинского

15

У нее глаза газели, пробудившейся от сна.
Изумляя целый город, мимо движется она.

Растерялся я, смутился, зачарованный стою.
"Кто ты?" - спрашиваю робко, сам себя не узнаю.

Вдруг она мне отвечает: "Я одна из многих дев,
что с тобою ищет встречи, даже стыд преодолев".

Неужели это правда? - я спросил. Она в слезах
Говорит: "К тебе любовью наказал меня Аллах".

Я в ответ: "Меня ты хочешь долгой мукой извести".
А она мне: "Будем вместе муку общею нести".

© перевод  М. Курганцев

16

В стан я племени прибыл, чьих воинов славны дела.
Было время покоя, роса на пустыню легла.

Там я девушку встретил, красивее всех и стройней,
Как огонь, трепетали запястья и бусы на ней.

Я красы избегал, нарочито смотрел на других,
Чтобы чей-нибудь взор не приметил желаний моих,

Чтоб соседу сказал, услаждаясь беседой, сосед:
«Небесами клянусь, эта девушка — жертва клевет».

А она обратилась к подругам, сидевшим вокруг,—
Изваяньем казалась любая из стройных подруг:

«Заклинаю Аллахом — доверюсь я вашим словам:
Этот всадник заезжий пришелся ли по сердцу вам?

К нам войти нелегко, он же прямо проходит в шатер,
Не спросившись, как будто заранее был уговор».

Я ответил за них: «Коль приходит потайный жених
На свиданье любви, никакой ему недруг не лих!»

Радость в сердце влилась, как шатра я раздвинул края,
А сперва оробел, хоть вела меня воля своя.

Кто же к ней, белолицему солнцу в оправе зари,
Не придет повидаться, лишь раз на нее посмотри?

© перевод Сергея Шервинского