Амальград форум - арабская, персидская, ближневосточная культура

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Баба Тахир

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Баба Тахир Урьян (конец Х - XI в.) - поэт, писавший дубейти на хамаданском диалекте.
Стихи Баба Тахира долгое время передавались устно и были записаны не ранее XVII века.
Сведений о Баба Тахире, история сохранила, к сожалению очень мало. Он — уроженец
Хамадана, города в Северо-Западном Иране. Там же находится и его могила. Полагают,
что Баба Тахир родился в конце X столетия. Дата смерти его также неизвестна точно.
По свидетельству Раванди, автора исторической хроники «Рахат ас-судур» (1202г.),
Баба Тахир в 1055 г. был представлен сельджукскому султану Тогрул-беку (1038–1063гг.).
На основании других упоминаний мы можем сделать вывод, что Баба Тахир вел образ
жизни странствующего дервиша.
Сохранилось несколько легенд о Баба Тахире. Одна из таких легенд повествует о том,
что Баба Тахир в нужде ушел из города Хамадана почти голым и босым. Поднялся на гору
Альванд и присел на заснеженный уступ горы. От тепла и страсти его души снег растаял
на десять шагов вокруг. Можно сказать, что поэзия Баба Тахира и по сей день содержит
пламя страсти и любви его души.
Баба Тахир является автором арабоязычного трактата по этике «Каламат аль-каср»
(«Краткие слова») написанный на арабском языке. Этот сборник арабских сентенций
наглядно доказывает, что поэт был одним из образованных людей своего времени.
Он хорошо знал арабский язык, свой родной «хамадани», фарси и многие науки своего
времени, а также был сведущ в суфизме.
Основное место в его творчестве занимают четверостишия (собрано около 300 из них).
Следует отметить, что это не рубаи, а дубейти (у них иной метрический стиль).
Анализ его стихов содержится в работе Е. Бертельса «История персидско-таджикской
литературы». Он — чуть ли не единственный литератор, писавший на лурском языке до XX
столетия.
Для его творчества характерно аллегорическое звучание, но кроме этого оно пронизано
тонкими лирическими чувствами. В четверостишиях поэта выражены думы и чаяния простого
народа с его радостями и переживаниями. Именно эти характерные черты его стихов наряду
с высокими художественными достоинствами и привлекли симпатии широких народных масс,
сделали литературное наследие Баба Тахира истинно народным достоянием.
Баба Тахир похоронен в Хамадане, и вот уже около десяти веков его могила является местом
нескончаемого поломничества.

***  ***  ***

Не лги себе, Тахир, в душе не суесловь!
Где святость, коль вокруг ручьями льется кровь?
Не пустынь* этот мир, нет, не обитель скорби,
Откуда к небесам возносится любовь.

*Пустынь – уединенное место, где жил отшельник.

***

Качаясь, брел домой, и ноги подкачали:
Я чашу уронил. Стою над ней в печали,
Гляжу – она цела. Да славится Аллах!
Ведь чаш разбитых – тьма, хоть их и не роняли.

***

Тобою потрясен, я, словно ад, пылаю.
Неверным так пылать – и то не пожелаю,
И все же на огонь лечу, как мотылек.
А может, этот ад и есть блаженство рая?

© перевод Дмитрия Седых

2

С какою целью дал создатель алчность нам?
Чтоб тело ублажить, затем скормить червям?
Так, замысла творца не понимая толком,
Мы без толку живем, влачась к своим гробам.

***

Таким уж создан я – веселым и печальным,
И все ж нельзя меня считать необычайным.
Из праха создан я. Кого там только нет?!
А значит, я таким родился не случайно.

***

Весь мир лежит в пыли, и вьется в ней тропа –
Печалей и скорбей послушная раба.
В цветах гора Альванд, в ковре из гиацинтов,
Но каждый венчик желт, как и моя судьба.

© перевод Дмитрия Седых

3

Блаженны, кто с тобой сидел по вечерам
И, услаждая слух, внимал твоим речам.
О, дай на них взглянуть, чтоб ощутить блаженство,
Коль не могу тебя хоть раз увидеть сам.

***

Ты – слиток серебра. Хоть по твоей вине
Пылаю день и ночь, увы, не льнешь ко мне.
Я знаю – отчего. Ты, как огня, боишься
Того, что серебро расплавится в огне.

***

Приди, о соловей, любовью к розе пьяный,
Я научу любви безмолвной, непрестанной.
Над розой ты поешь, живущей пять ночей,
А я молчу всю жизнь, рыдая по желанной.

© перевод Дмитрия Седых

4

Я на горе Альванд забрался на утес
И посадил тайком одну из редких роз,
Но только пробил час упиться ароматом,
Как ветер-ветрогон красавицу унес.

***

Любовь дарит шипы, а розы – лишь вначале.
Опять вернулись дни сомнений и печали.
Я получил письмо. Красавица моя
Мне больше не верна. Была ль верна? Едва ли.

***

Я в цветнике не раз вкушал вечерний сон,
Расцветшей розой был однажды пробужден.
Садовник увидал, что я пленился розой,
И сотнями шипов ее усыпал он.

© перевод Дмитрия Седых

5

Печаль моей любви меня в пустыни гонит,
И жизнь моя, увы, в песках несчастий тонет.
А ты твердишь: терпи! Я плачу, но терплю,
Хоть знаю, что меня терпение хоронит.

***

Идет, идет. Пришла. Благословенный миг!
В аркане черных кос заката алый блик.
Они меня влекут, они меня арканят.
О сердце, возликуй! Ведь это ночи лик!

***

Ты в сердце, о любовь! Так что ж тогда извне?
Похитила его. Так что ж стучит во мне?
О сердце и любовь, у вас одно обличье,
Поэтому постичь труднее вас вдвойне.

© перевод Дмитрия Седых

6

Садовники, молю! Нет, не сажайте роз!
От их измен тону в морях ревнивых слез.
Нет, не сажайте роз! Колючки посадите.
А впрочем, и от них дождешься лишь заноз.

***

Я розу окружил любовью и заботой,
То орошал слезой, то жгучей каплей пота,
И роза расцвела. Допустишь ли, творец,
Чтоб аромат ее вдыхал не я, а кто-то?

***

Без мук любви душа сухой травы мертвей,
Не знавшей ласк росы и сладости дождей.
«О, лучше умереть, чем жить, любви не зная!» –
Так по утрам поет над розой соловей.

© перевод Дмитрия Седых

7

Всегда ли отличить от пользы можешь вред?
В чем сущность бытия, нашел ли ты ответ?
Сокрыты от тебя и тайны мирозданья.
А можешь ли постичь своих друзей? О нет!

***

Я сильным был, как лев, отважным был, не зная,
Что бродит рядом смерть, меня подстерегая.
Да, было время, львы бежали от меня,
Теперь, как ото льва, от смерти убегаю.

***

Я тот, кто у судьбы в немилости, в опале,
Я – странник, что живет мечтою о привале,
Сухой колючки куст, что ветрами пустынь
Гоним среди песков в неведомые дали.

© перевод Дмитрия Седых

8

Красавицы в степи тюльпаны рвут. О боже,
Любая на тюльпан сама точь-в-точь похожа!
Как это сходство я, слепец, не замечал?
Ступай, о сердце, в степь и рви тюльпаны тоже!

***

Всей красоты твоей я так и не постиг.
Тюльпаны с горных круч ко мне приходят в стих,
Но ты красивей их, к тому ж – цветут неделю,
А ты надежда всех бессчетных дней моих.

***

Сажал тюльпаны я, и горестно в груди
Рыдало сердце: «Знай, напрасны все труды.
Жизнь коротка. Едва раскроются бутоны,
Как небеса, увы, уже зовут: приди!»

© перевод Дмитрия Седых

9

Опять спустилась ночь в закатной тишине,
И снова, как вчера, душа моя в огне.
Боюсь, из-за любви к красавице неверной
И вера в небеса дотла сгорит во мне.

***

Не запрещайте мне хоть миг побыть с желанной!
Плененный красотой, молюсь ей постоянно.
Погонщик, придержи спешащий караван!
Пойми, я лишь на миг отстал от каравана.

***

Создатель, видно, ты покинул небосвод.
Душа моя болит, и сердце слезы льет.
Как радоваться мне, когда у недостойных
Ты коротаешь дни и ночи напролет?

© перевод Дмитрия Седых

10

Пока небесных тайн ты не постиг умом,
Пока не отыскал пути в питейный дом.
Пока не уяснил, в чем польза, где убыток,
Советов не давай: ракаешься потом.

***

Обрушится пускай небесный свод,
Что вверг жестоко в круговерть народ.
Родиться не успев, исчез бесследно тот,
Другой еще не жил, а уходить черед.

***

Не делай дело, коль оно бесчестно:
Стреножит грех и сердцу станет тесно.
А в Судный день объявят твой позор,
И станет все сокрытое известно.

© перевод Н. Стрижков, А. Шамухамедов

11

О сердце, я люблю, но совесть не на месте.
Твердят, что нет во мне малейшей капли чести.
А, кстати, так ли честь влюбленному нужна?
Скорей твердят о ней завистники из мести.

***

Могу ли я тебя в разлуке позабыть?
Иной свободы нет, как, мучаясь, любить!
И если в сердце ты остаться не захочешь,
Покою в нем не быть и красоте не быть.

***

Кто страстью воспылал, тот смерти не страшится.
Влюбленному ничто оковы и темницы.
Он – ненасытный волк. А крика чабана
И посоха его какой же волк боится?

© перевод Дмитрия Седых

12

Свою любимую я седцем назову,
Которым мучаюсь, страдаю и живу.
Не разобрать теперь, где милая, где сердце,
Что снится мне, что вижу наяву.

***

Лишь в сердце запылал любовный жар,
Как зашумел вокруг любви базар.
Упрятал сердце я от всех соблазнов -
Любовь не смею превращать в товар.

***

В муках сердце мое истомилось в конец,
Вот и лекарь пришел - исцелитель сердец.
Но что может он сделать, когда в моем сердце
Ты напутал узлов, всемогущий Творец.

© перевод Н. Стрижков, А. Шамухамедов

13

О сердце, ты всегда в крови, крови, крови,
Томишься вновь и вновь от вечных мук любви.
Опять, опять, опять ты розу увидало
И снова мне твердишь: сорви, сорви, сорви!

***

Цветет веками степь и отцветет не скоро.
Столетьями в горах цветы ласкают взоры.
Одни приходят в мир, других уносит смерть,
А степь – все та же степь, и горы – те же горы.

***

Не в грезах, не во сне приди, а наяву!
Приди хотя б на миг узнать, как я живу.
Цветы долин и гор ты в волосы вплетаешь,
А я?.. Я на себе седые пряди рву.

© перевод Дмитрия Седых

14

Не уподобься, друг, безмозглому глупцу,
На козни юных дев не жалуйся творцу.
Есть на неверье спрос и есть на благочестье,
Торгуй такой товар, какой тебе к лицу.

© Перевод Д.Седых

15

Да, это страсти высшая ступень,
Когда не понимаешь, свет иль день,
Крест иль Кааба и когда без милой
Пуст этот мир, темнее ночи день.

***

Три горести мне душу сокрушили:
Я странник, пленник я, и с милой разлучили.
И стрнствия и плен готов я перенесть,
Но жить в ралуке с милой я не в силе.

***

Она идет ко мне - какая благодать!
Из сердца изгоню немых печалей рать.
А заодно измученную душу,
Чтоб милая вошла - и там ей место дать.

© перевод Н. Стрижков, А. Шамухамедов

отредактировал Бахман

16

Всевышний судия! Так поступать не дело.
Ни ночи нет, ни дня, чтоб сердце не болело.
Я вечно слезы лью – и все из-за него.
Возьми его назад, оно мне надоело.

***

О сердце, разожми хотя б на миг тиски,
На волю отпусти из рук твоей тоски!
Ты – ловкий птицелов. Ты так искусно ловишь,
Что даже не кладешь зерна в свои силки.

***

Ох, сердце! Я уже вступаю в вечер поздний.
Не мне ли знать, что ты – сосуд вражды и розни?
Когда наступит час небесного суда,
Припомню я тебе все каверзы и козни.

© перевод Дмитрия Седых

17

О сердце, ты полно любви, любви,
О сердце, ты в крови, в крови, в крови.
Из-за любви к Лейли сереброликой,
Себя Меджнуном, сердце, назови.

***

Влюбившись, безразличным стал к цветам,
Ей не пишу и не читаю сам.
Стремлюсь я, как Меджнун, в степи укрыться,
Друзей найти среди газелей там.

***

Не плачься, что на муки обрекли,
Дано страданье людям всей земли.
Когда тревога в сердце у Меджнуна,
Еще тревожней в сердце у Лейли.

© перевод Н. Стрижков, А. Шамухамедов

18

Захочешь ослепить – безмерно буду рад,
Захочешь сжечь – сожги! Блажен подобный ад.
А позовешь в цветник, сорву цветок, в котором
Мне чудился бы твой тончайший аромат.

***

Я тело приучил к страданью, о творец!
Душа скорбит и ждет свиданья, о творец!
Томлюсь в огне тоски. Сей бренный мир – чужбина.
Отсюда шлю тебе стенанья, о творец!

***

Нет, я твоей любви, красавица, не верю,
Покуда не придешь, не постучишься в двери.
Я сеял семена, я взращивал любовь,
А с поля я собрал пока одни потери.

© перевод Дмитрия Седых

19

Создатель, все равно: сказать или   смолчать –
И мысли все твои, и на устах печать.
Сорвешь ее – скажу, сорвать не   пожелаешь,
Так, собственно, тогда мне нечего сказать.

***

Ни крова, ни друзей. Куда идти Тахиру?
Вдвоем с тоской своей куда идти Тахиру?
К вам, небеса? Твердят, что вы добрей земли,
А если не добрей, куда идти Тахиру?

***

Я, соколом кружась, охотился за дичью.
Меня охотник сбил, и стал я сам добычей.
Когда летишь на лов, гляди по сторонам,
Не то тебя собьют под общий хохот птичий.

© перевод Дмитрия Седых