Амальград форум - арабская, персидская, ближневосточная культура

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Башшар ибн Бурд

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Башшар ибн Бурд
Год рождения неизвестен - умер в 784 году.
Арабский поэт, вошедший также в историю персидской литературы.
Писал на персидском и арабском языках. Перс по происхождению.
Он родился в Басре в семье ремесленника, с детства был связан
со средой ученых и литераторов. Основоположник «нового стиля»
в арабской поэзии. Открыто выступал в защиту маздаизма,
дуалистического учения древних персов и мидийцев, основанного
на признании двух противоположных сил в природе - добра и зла.
Слепой от рождения, поэт много скитался по городам халифата, пока
не стал придворным панегиристом халифа аль-Махди.
язвительные сатиры на высокопоставленных придворных и самого
аль-Махди навлекли на него гнев властей. По приказу халифа в 784 г.
он был засечен до смерти.

2

О друг мой верный, о халиф, что скажешь ты о той,
Из-за кого я жажду так, что почернел душой?

Я ночь над чашею провёл и боль топил в вине,
Безумный ветер бушевал и буйствовал во мне.

Одни лишь письма и мечты, и больше ничего
Меж нами не было, и вот - всё пусто и мертво.

О виночерпий, до краёв наполни мой бокал!
Она священна, я ж святынь ничем не осквернял.

О Сельма! О запретный сон! Уйдя от зорких глаз,
Подобным райскому - вином я тешился не раз,

В селеньях Сирии оно томилось взаперти
И в девстве старилось, чтоб мне теперь с ума сойти.

Его тончайший аромат пьянит меня мечтой,
Как дуновенье ветерка, целебных трав настой,

Но заболеет сразу тот, кто к горлышку приник -
Вот голова его горит, вот онемел язык,

Вот он повержен, на земле, не шевельнёт рукой,
Глаза блуждают, а в душе - и ветер, и покой.

Он недвижим, но чаша мчит по воле волшебства
И убивает по пути движенья и слова.

Пока он пьёт еще вино и в неге возлежит,
Забыв и то, что суждено, и то, что надлежит,

Иссякнет золото, и вдаль уйдут его стада,
И не вернутся никогда ни радость, ни года.

Тебя оставив в полусне, иссякнет и вино,
Но, усыпив других, не спит, а бодрствует оно,

И, став безумным и больным, заплачешь ты навзрыд,
Когда оно, сжигая кровь, по жилам побежит.

© перевод Н. Мальцевой

3

К Башшару, что любит бесценные перлы,
Жемчужные слезы скатились на грудь.
Он бросил поводья в печали безмерной,
Не может с друзьями отправиться в путь.

Друзья на верблюдицах быстрых умчались,
Остался Башшар - недвижим, одинок.
А слезы струились, текли, не кончались,
И плащ на Башшаре до нитки промок.

Он к месту прикован любовью и горем,
Великою силой губительных чар.
И плещутся слезы - жемчужное море,
И сердцем к любимой стремится Башшар.

Не может смежить он усталые очи,
Когда над землею сияет луна,
А если уснет, то к нему среди ночи
Во всех сновиденьях приходит она.

Та первая встреча... Мгновенное счастье...
Упал с ее плеч белоснежный бурнус,
Блестящие серьги, извивы запястья,
И губ удивительных сладостный вкус...

И стонет и шепчет Башшар исступленно:
«Приди поскорей, исцели от тоски!»
Но женщину муж караулит бессонно,
Меж ней и Башшаром пустыни пески.

Он выпил печали бездонную чашу,
С любимой ему не увидеться вновь...
По прихоти рока в спокойствие наше
Непрошеной гостьей приходит любовь.

Капризна любовь, как изменчивый ветер,
Она затевает с влюбленным игру,
И если счастливым он был на рассвете,
Несчастье ему принесет ввечеру...

Башшар... Не напрасно ли встречи он ищет?
Нашел ли он то, что упорно искал?
Пришел он однажды к ее становищу,
А страж на него, словно пес, зарычал.

Но понял Башшар, что сердиться не надо,
Вина караульного невелика -
Сожженный любовью встречает преграды
На подступах к сладкой воде родника.

Будь хитрым, Башшар, обуздай нетерпенье,
На помощь всю ловкость свою призови,
Проникни к любимой неслышною тенью
И ей, равнодушной, скажи о любви.

Скажи ей: «Взываю к тебе, словно к Богу,
Любовью своей исцели мой недуг!
Ведь снадобья знахарей мне не помогут -
Умру я, несчастный, не вынесу мук.

Я в самое сердце тобою был ранен
И сдался без боя и духом ослаб.
Да где ж это видано, чтоб мусульманин
Томился в плену, как ничтожнейший раб?!

Так что же мне делать? Ответа я жду!
Помедлишь мгновенье - и мертвым паду».

© перевод Н. Горской

4

Все минуло... Прошла любовь твоя...
Живу невдалеке от Басры я,

Но, милая, тебя со мною нет,
В песках сирийских твой затерян след,

Кочевница, забыла ты уют.
Тебя несет породистый верблюд,

И если захочу тебя найти,
Твой муж злосчастный встанет на пути,

Забвение твое, и твой отказ,
И рок всесильный, разлучивший нас...

Не сетуй, друг, на быстротечность дней,
Смирись, уймись и не тоскуй по ней, -

Что делать, коль иссяк любви родник?
Любовь являла и тебе свой лик,

И взгляд ее мерцал, как лунный блик,
И сладко пел просверленный тросник...

Аллах, любимую благослови
За счастье юных лет, за дар любви!

Жемчужина пустынь, бела, светла,
Как ты сияла, как чиста была!

Твоих одежд коснуться я не смел
И сам - пред робостью твоей - робел.

О человек! Былого не тревожь,
Надежду потеряв, не жди, чтоб ложь

Слетела с губ той женщины святой,
Которая была твоей мечтой.

5

Как без любимой ночь длинна!
Весь мир скорее в вечность канет
Иль навсегда зайдет луна,
Чем милая моею станет.
На миг от боли я уйду,
Когда пригублю кубок пенный,
Когда поет в моем саду
Невольница самозабвенно.
Но как любимую забыть?
Забыть вовеки не сумею.
Когда б я мог любовь купить,
Я все бы отдал, что имею.
Я в бой пошел бы за нее
И защитил бы от печалей...
Но что ей рвение мое? -
Меня пред ней оклеветали.
В ночи бессонной я стенал,
Раздавленный ее презреньем,
«Убейда, - тщетно я взывал, -
Пускай к тебе придет прозренье!»
Я раньше плакал перед ней -
Струились слезы, плащ прозрачный, -
И говорил: «Среди теней
Давно бы стал я тенью мрачной,
Когда б отчаялся вернуть
Твою любовь когда-нибудь!»
Избавь скорее от мучений
Того, кто праведником был
И кто в часы полночных бдений
Аллаха славил и просил
Прощенья за грехи земные,
Но дни потом пришли иные,
И к полногрудой деве страсть
Такую возымела власть,
Что я забыл про все святыни,
Про час Господнего суда,
И не раскаялся поныне,
И не раскаюсь никогда!
Как горько мне - ведь я влюблен,
И нет тебя, любимой, рядом.
Мечусь - как будто скорпион
Всю кровь мою наполнил ядом.
Боюсь, в последний путь меня
Проводит с воплями родня
И не дождусь я светлых дней
Великой милости твоей.
И если плакальщиц печальных
Увидишь и задашь вопрос,
Кто спит в носилках погребальных,
Ответят: «Умерший от слез.
Он был влюблен, но не любим,
И ныне смерть пришла за ним...»

© перевод Н. Горской

6

Бубенцы и ожерелья рок унес,
И мой плащ насквозь промок от ливня слёз.

Каждый день уходят близкие от нас,
Одиноки, жду, когда пробьёт мой час.

На ветру я, как больная птица, стыну
И мою предвижу горькую судьбину...

Нет друзей... Одни стяжатели вокруг,
Всех снедает лютой алчности недуг.

Люди, люди, вы цари, когда берете,
Вы презренные рабы когда даёте!

Вопрошали меня близкие с тоской:
"Неужели одинаков род людской?"

Отвечал я: "Люди - звери двух сортов,
Я делю двуногих на свиней и псов,

Отличаются одни собачьей хваткой,
А другие свинской, грязною повадкой".

Много ль скромных, чьи потребности малы,
Много ль матерей, достойных похвалы?

Где отыщешь силача и добряка,
Друга, чья душа щедра и широка?

Поиски мои - напрасные старанья,
Я скиталец, беспокойный вечный странник...

Так уйди же в тень, живи и сир и наг
И не домогайся преходящих благ!

Жаждем мы богатства в страсти неуёмной
И порой теряем свой достаток скромный.

А в итоге всё уйдёт, в забвенье канет,
Кто нас вспомнит, добрым словом кто помянет?..

Знаю, говорят, что я умён и смел,
Говорят, я истину найти сумел.

Но простая истина у мудреца:
Бедность и богатство - все в руке творца.

Человек, ведь ты в своей судьбе не волен,
Так не суетись и малым будь доволен.

Сердце обуздай, к терпенью приучи
И разбавленным вином себя лечи.

© перевод Н. Горской

Похожие темы