Амальград форум - арабская, персидская, ближневосточная культура

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Рухолла Аль-Мусави Аль-Хомейни

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Аятолла Рухолла Аль-Мусави Аль-Хомейни родился 20 джамади аль-тани 1320 года по лунному календарю хиджры или 30 шахривара 1281 года по солнечному, принятому  в Иране, что приходится на 24 сентября 1902 года. Родился он в городке Хомейн, который находится в трехстах километрах к югу от Тегерана, в центральной части Иранского нагорья.
 
Имя Рухолла значит "Божий дух". Мусави, перешедшее из имени отца сейида Мустафы Мусави, говорит, что его род восходит к седьмому святому и непорочному имаму Мусе Казему, а следовательно к пророку Мухаммеду.

О поэтическом творчестве Имама Хомейни известно не так много.
Известно, что еще в юности Хомейни написал диссертацию о суфийской поэзии.
Имам Хомейни не публиковал свои стихи, первый сборник его стихов "Вино любви" издан посмертно в 1989 году.
Они были собраны воедино благодаря невестке Имама Фатиме, настоявшей, чтобы ее свекор, перед которым она преклонялась, не выбрасывал свои поэтические опыты, а сохранял и передавал ей листочки с текстами, набросанными в краткие мгновения отдыха от политической, государственной, религиозно-философской и публицистической деятельности.

В большинстве случаев поэзия Имама глубоко символична, и за образами Друга, красоты, любви и вина внимательному читателю открываются совсем иные горизонты и глубины. Именно там таится реальность, питающая образность поэзии Имама.

Поэзию Имама питает скорее духовная реальность: религия и философия ислама, и суфизм – религиозно-философское и мистическое течение ислама, возникшее вскоре после того, как на исторической сцене появился сам ислам, его пророк Мухаммад и его сподвижник Али, особенно чтимый иранцами.

Следует заметить, что имам всегда был на страже исламских интересов, его с полным правом можно назвать знаменосцем исламского возрождения современности. Тем не менее, имам вел простую и непритязательную жизнь. Даже находясь на вершине власти, он никогда не предавался роскоши и вел простой образ жизни. Свои последние годы он провел в скромном доме в Джамаране, одном из пригородов Тегерана. В своих политических поступках, как и во всех других делах, он не принимал во внимание никаких других соображений, кроме следования пути Господа и соблюдения интересов исламской веры.

13 хордада 1368 года (3 июня 1989 г.) в 22 часа 20 минут имам Хомейни скончался.

подготовлено по материалам:
Варнавского Д. О.
Вадима Дамье
Пригариной Н.

Отредактировано Amal (2008-10-20 17:37:14)

2

Цель всех стремлений

Пред молитвой я Мекку найду по велению брови крутой.
Как твой локон, святой для меня, так я скручен любовной бедой.

Есть устои свои у любви: все возносят любимым хвалу.
Пред тобою нельзя устоять - вот в чем смысл, вот он, главный устой!

Что в соперниках я наблюдал? Постоянную трезвость ума.
А средь пьяных друзей за столом даже явь - только сон золотой.

Честолюбцев вот-вот захлестнет мелкой выгоды мертвая зыбь.
Я ж в хмельное безумье вхожу, как в кипящий и пенный прибой.

Каждый жаждет прощенья грехов, каждый ждет отпущенья вины.
Друг мой, ты благосклонен ко мне - за покорность прощен я Тобой.

Не желаю другого пути, сохрани меня Бог от него.
Плоть моя моему Божеству стала пылкой и верной рабой.

Каждый должен испить до конца мед и яд своего бытия.
Чаша веры - ты чаша вина. О веселья священный запой!

3

Власть любви

Уж если любовь простирает крыла - она и владычица мира.
Уж если она ослепить нас смогла - она и владычица мира.

Как только раскроет тайник бытия и явит свой лик нам оттуда,
Поймем, что подвластны и свет ей, и мгла - она ведь владычица мира.

Нет в мире пылинки, которой любовь неведома или невнятна,
И слава Аллаху за Божьи дела, за эту владычицу мира.

Уж если она нам покажет лицо, ослепнем от этого лика.
У тайны и яви свои зеркала - но кто им обеим владыка?

Для истины тело, а с ним и душа - завесы и только завесы.
Но тел, как и душ, на земле — без числа, любовь их владычицей стала.

Ах, что я твержу: все любовь да любовь! Любовь невозможна без Бога.
Единственно Великолепный - хвала! - лишь он надо всеми владыка!

4

Аромат друга

Нам невдомек, что все мы сердцем навек привязаны к Нему,
Опьянены прекрасным ликом, Ему внимаем одному.

Свободным от миров обоих, нам невдомек, что Он мигнет -
Пустыню перейдем, согласны и на суму, и на тюрьму.

Мы постоянно обиваем пороги погребков любви,
Его мерцающая чаша в веках мигает, как в дыму.

Все запахи, что мы вдыхаем, из золотого цветника
Струятся ароматом Друга - и свет пронизывает тьму.

Прекрасный и Великолепный - лишь Он один, лишь лик Его,
О Нем поем и умолкаем, не понимая почему.

Не знаем в вечном изумленье причину изумленья: мы
Стоим лицом к лицу с Прекрасным и поражаемся Ему.

5

Океан любви

Безумье сердца моего - известный всем порок.
Как грустно: на свече любви сгорел мой мотылек.

Зерно приманки для меня - та родинка у губ.
А локон? Что о нем сказать? Испытанный силок!

В моем дому влюбленных - тьма: красавиц и гуляк.
И полон помыслов и тайн в нем каждый уголок.

Вот улочка, на ней кабак - ворота в мир любви.
Твое лицо, мое гнездо, небесный потолок...

Душевный вопль, любовный сон... О, океан любви!
Я - капля хмеля, но во мне он весь вместиться смог.

Едва коснулся гребнем я Твоих кудрей - и что ж?
Для ангелов святыней стал простой мой гребешок.

6

Пройти ты должен оба мира, пока душа не умерла,
Потом с душой расстаться, чтобы к тебе Прекрасная пришла.

Без платы не дается в руки Ее заветный завиток,
Мячом, покорным човгану, ты должен стать, забыв дела.

Когда ты встанешь на молитву - там, где михраб Ее бровей?!
Ты должен в помыслах об этом бродить веками в мире зла!

Чтоб родинку Ее увидеть, изведай хмель великих мук,
Ведь ты идешь не за лекарством - пусть будет полный пиала!

Среди влюбленных, опьяненных вином хмельных Ее очей,
Приплясывай, в ладони хлопай, почувствуй за спиной крыла.

На путь любви ступив, уверуй, что будет собран урожай.
Ты должен мотыльком минутным в огне свечи сгореть дотла!

7

Лекарь любовного недуга

К кому могу я обратить нерадостные взоры?
Ведь, кроме Бога и души, нет у меня опоры.

Я о любви к Тебе молчу, вокруг меня пустыня,
И никому здесь не нужны больные разговоры.

Зороастрийский этот храм и дряхл, и пуст, наверно,
В нем тайну некому хранить, и ни к чему укоры.

Меж пьяниц в этом погребке ты трезвого не сыщешь,
Тут если виночерпий щедр, то невозможны споры.

Болезнь моя - любовь к Тебе, постель же - ложе смерти.
Кто выходит меня? Вокруг - не дурни, так притворы!

Приди же к ложу моему болеть моею болью!
Иль безразличны мы Тебе, когда любовью хворы?!

От крови алое перо взлетает снова, снова -
Любви не слышит красота. Бессильны уговоры.

8

Святая страна

Убери свою руку с плеча. Я сегодня умру.
Без лица Твоего вижу вечер уже поутру.

- Не печалься! - сказал я душе невеселой.
И скорбь Собрала весь свой скарб, понимая, что - не ко двору.

Как пропавший Юсуф, возвратилась красавица вновь,
Канаан мне вернув, осветила мою конуру.

Высшей тайны разгадка, когда прямо к сердцу рвалась,
То не ведала милости ни ко груди, ни к ребру.

Упорхнувшая птица души понеслась далеко -
В ту обитель, которая скрыта в нездешнем миру,

"Край ислама" не слишком приветливо встретил ее -
В "Край чудес" устремилась она, трепеща на ветру.

9

Влюбленные в вино

Для тех, кто так в Него влюблен, - ни дома и ни быта.
Что птице думать о гнезде: крыло-то перебито.

Кто раз увидел этот лик — тот мотылек безумный:
Земная красочная ложь им навсегда забыта.

Кому отличья подавай, тот только пленник мира,
И он не скажет про кабак, что нет сильней магнита.

Силки учености просты, тут мудрости не надо.
Для настоящих мудрецов безумье - вот защита!

Так захмелей, сойди с ума, забудь себя скорее!
Дорога к Другу навсегда от трезвого сокрыта.

10

Счастливый исход

Чашу, виночерпий, мне вином наполни, чтоб оно скорей
Вымыло из сердца жажду покаянья на глазах людей.

Ты налей такого мне вина хмельного, чтоб в небытие
Ввергло мою душу, вырвав из ловушки показных страстей.

Дай вина такого, чтоб освободило душу из оков,
Взяв мои поводья, из юдоли тленной вывело, - налей.

Дай вина такого, чтоб со мной в вертепе низких забулдыг
Падало молиться, на ноги вставало чище и прямей.

Мне не нужно рая, ибо там кабацких нет моих подруг,
каждый раз готовых вытащить из грязи вязнущего в ней.

Я пойду в застолье старцев многодумных, о себе забыв, -
Их вино изгонит тьму незрелых мыслей из души моей.

О гонец счастливцев в океане смерти, передай привет
Кормчему пустыни - высохшего моря, полного скорбей.

Я, хлебнув из кубка чистого ислама, написал письмо
О конце счастливом, - пусть его получит древний книгочей.

11

О полнозвучный глас, небесный глас,
О голос мира, скрытого от глаз!

О горный пик любви, синай влюбленных,
И ты , наставник, разный каждый раз!

О возглас "я есмь истина!" - сиянье
Престола над мирами в звездный час!

Ведь ты, Муса, беспамятство познавший
В Синайском блеске, пал, но не угас.

О ты, благодаря кому открыта
Суть древа , озаряющего нас.

Святую тайну истинного мира
В кругу пропойц поведай без прикрас.

О, тайна поворотного мгновенья,
Возьми у друга чашу опьяненья!

12

Кааба ли, кумирня ли – да там ли Тот, кто нужен ?
И вряд ли Он у суфия, что пуст, хоть и послушен.

Не шейхи и не дервиши опишут То, что ищем:
Их скучный спор беспомощен, их вялый слог недужен.

Кому открою боль свою, кто мне о Нем расскажет?
К речам, где нет безумия, влюбленный равнодушен.

Пускай свернут советчики речей огромный свиток
Их смысл и трезв и правилен, а стало быть- наружен.

Из рук Твоих я кубка жду. Я выпью и – в дорогу!
Несчастен тот, кто рвется в путь, а путь не обнаружен.

Земная тяжесть с неких пор влюбленному невнятно.
Сгоревший на Твоей свече, как мотылек, воздушен.

И родинка у этих уст, и локон – лишь уловки.
И знает пьяный от любви: силок с приманкой дружен.

Вот повесть о цене любви и о ее безумье.
Не притча-то, что я терплю. Так будь великодушен!

13

Вот снова день исчез, как ветра легкий стон,
Из нашей жизни, друг, навеки выпал он.

Но я, покуда жив, тревожиться не стану
О дне, что отошел, и дне, что не рожден.

Будь все добро мое кирпич один, в кружало
Его бы я отнес в обмен на полбокала.

Как завтра проживу? Продам чалму и плащ.
Ведь не святая же Мария их соткала.

Гора, вина хлебнув, и то пошла бы в пляс.
Глупец, кто для вина лишь клевету припас.

Ты говоришь, что мы должны вина чураться?
Вздор! Это дивный дух, что оживляет нас.

14

Возьми свою чашу. Ужель ты и вправду такой уж аскет?
Михраб поручи лицемерному шейху- таков мой совет.

А виноторговцу  поведай о том, что случилось с тобой:
Пусть кубком изгонит дурного похмелья бесчувственный бред.

Я чашею нищенской для подаяний невольно горжусь,
Но сделай, чтоб мелочи в чаше хватило хотя б на обед.

Хмельной каландар разгулялся вовсю, перепало и нам.
Я снова взял  чашу, и старец-наставник мигнул мне в ответ.

Ни слова о яде,  которым соперник отравлен теперь –
Я столько изведал от змей этих дивных  несчастий и бед!

Как жил я без Друга?! Он душу вернул  мне  и счастье – душе!
Ни нежных объятий, ни сладких лобзаний  за множество лет…

Пусть старец питейного дома узнает: я трезв.
Да, чашей вина отрезвил виночерпий – вот весь мой секрет.

15

Я лелеял в себе идеал, но не вышло, увы, ничего.
Я от бренности скрыться мечтал, но не вышло, увы, ничего.

Я пошел бы в кабак и слугой, и наставнику верно служил,
Чтобы риндов постичь ритуал, но не вышло, увы, ничего.

Я бы сам от себя убежал, я бы отдал возлюбленной дом,
Чтоб Господний услышать сигнал, но не вышло, увы, ничего.

Я любовное пил бы вино рядом с другом, всю ночь напролет,
И эдемских ручьев не алкал, но не вышло, увы, ничего.

Я бы смело, уйдя от себя, только Другом одним поглощен,
Словно дух воплощенный витал, но не вышло, увы, ничего.

Я бы слухом и памятью стал, чтобы в жарком дыханьи твоем,
Ощутить твой высокий накал, но не вышло, увы, ничего.

Все тоскуя о дивном дворце совершенного небытия,
Как я преданной дружбы искал, но не вышло, увы, ничего.

Прочь всех идолов, только бы Друг наконец удостоил меня
Уважения, - пусть не похвал!- но не вышло, увы, ничего.

Ах, мечты! Ни одна не сбылась. Зря дыханье дано мне взаймы.
Я лелеял в себе идеал, но не вышло, увы, ничего.

16

Я жертва города, в котором рос,
Я шах, влюбленный в нищего до слез.

Я заводила сборища влюбленных,
Я на посылках у царицы роз.

Гремит везде моя дурная слава,
Сад чистоты моей быльем порос.

И чистого вина испил из чаши,
Я разметал судьбу свою в разброс.

Я создаю обитель для влюбленных,
Я никуда не годен, гол и бос.

Из глубины души исходит песня,
Из горла флейты, из сердечных грез.

О, тайна поворотного мгновенья,
Возьми у друга чашу опьяненья!

17

Политика

            Торжествует Республика наша,
            Полностью враг обескуражен.
            Праздником будет всех угнетенных
            Мир, от тиранов освобожденный!

            ***

            Наша Республика – флагман Ислама,
            Злые расстроены планы Саддама.
            Голову гордо подняв, наш народ
            Дорогой своей марширует вперед.

              © Перевод с фарси Н.Федоренко

18

Разум и любовь

            О любовь, пролейся дождем на мою голову
            О разум, освободи меня от твоих забот
            В золото любви я переплавлю твое олово
            – Но... огненный поток... он убьет тебя!..
            – Пусть убьет!

            ***

            О радость моя, о моя печаль!
            О, откройся, сбрось же с плеч твоих шаль!
            Силуэт твой – воли моей яркий свет,
            Ты руины моих городов и расцвет!

              © Перевод с фарси Н.Федоренко