Амальград форум - арабская, персидская, ближневосточная культура

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Фарид ад-Дин Аттар

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Абу Хамид Мухаммад Ибн Ибрахим Фарид ад-Дин Аттар

Абу Хамед Ибн Абу Бекр Ибрахим Аттар,  великий суфийский поэт Ирана.
Родился в Нишапуре в 1150 году. Дата его рождения считается спорной.
Некоторые биографы считают датой его рождения 1119 или 1136 год.
По мнению профессора Фарузанфара, Аттар родился в 540 году по хиджре
(1119год) в селении Кадакан и погиб во время первого нашествия на Иран.
Аттар был сыном аптекаря. Аттар, что означает "аптекарь" или "химик".
Аттар  получил всестороннее образование, увлекался изучением
персидской литературы. 
В молодости, пока был жив его отец, он много странствовал.
Совершил паломничество в Мекку, путешествовал по Сирии и Египту.
Повидал многих старцев-наставников; знакомству с ними посвящена его работа
Жизнеописания святых (Тазки-рат-уль-аулия) – яркий образец прямодушия и
проницательности автора. Аттар известен главным образом своими поэтическими
произведениями, особенно аллегорической поэмой Беседа птиц (Мантык-ут-тайр).
О высшей цели мистического опыта – растворении в божественной сути личного
Я – Аттар повествует столь красочным языком, что даже самые отвлеченные понятия
воплощаются в живые и яркие образы.
Поэтическое наследие Аттара огромно. Им написаны десятки поэм и множество
лирических стихотворений, составивших "Диван", однако переводы его произведений
на русский язык практически отсутствуют, и ни в одну из антологий иранских (в советской
терминологии они именовались "ирано-таджикскими") поэтов он никогда не включался.
Аттар прожил долгую жизнь. В 1230 году  во время монгольского нашествия Аттар погиб
от руки одного из завоевателей.

2

из поэмы «Божественная книга»

Был сын у шаха тополя стройней.
Был лик его луной в силке кудрей.

Все люди красоте его дивились,
И взгляды всех сердец к нему стремились.

Он чудом был всех девяти небес,
Чудеснейшим из всех земных чудес.

Две брови, словно занавес айвана,
Скрывали вход в покой души султана.

Кто видел стрелы тонкие ресниц,
Пронзенный, падал перед ними ниц.

Два ряда ярких перлов прятал рот,
В уста рубины закрывали вход.

Как подпись шаха, волоски на коже
Влюбленных казни обрекали тоже.

А подбородок низвергал миры,
Мячом он для любовной был игры.

И сердце некой женщины любовью
Зажглось к красавцу, обливаясь кровью.

Спокойствия и счастья лишена,
Его увидеть жаждала она.

В жестоком пламени тоски сгорала,
И ложем ей зола отныне стала.

Звала того, кто сердце ей зажег,
Стенала, слез лила кровавый ток.

Когда он ехал в мяч играть порою,
Она кидалась вслед ему стрелою.

Летела пред конем быстрей мяча,
Как клюшки, косы по земле влача,

Глядела на него влюбленным взглядом,
Катились в пыль дороги слезы градом.

Хоть часто слуги плеть пускали в ход,
Ее от боли не кривился рот.

Все люди той несчастной удивлялись,
Над ней повсюду громко издевались,

Показывали пальцем ей вослед.
Но для любви подобной страха нет.

О ней давно твердила вся столица,
Царевич этим начал тяготиться.

Отцу сказал он: "До каких же пор
Мне от бесстыдницы сносить позор?"

Великий шах решил не медлить боле
И повелел: "Ее сведите в поле,

За косы привяжите к скакуну,
И пусть искупит тяжкую вину.

Когда земля порвет ей в клочья тело,
То люди позабудут это дело".

На поле для игры поехал шах,
Там собралась толпа людей в слезах.

От слез кровавых из-за той несчастной
Земля, как сад гранатный, стала красной.

Вот подвели к коню бедняжку ту,
Чтоб за волосы привязать к хвосту.

Тогда к ногам склонилась шаха,
О милости моля его без страха:

"Коль решено мои окончить дни,
Последней просьбы ты не отклони!"

Сказал ей шах: "Коль просишь о прощеньи,
Знай - непреклонен я в своем решеньи.

Коль способ казни просишь изменить,
Знай - только так тебя хочу казнить.

Отсрочки ль просишь ты, полна боязни?
Знай - ни на миг не отложу я казни.

Иль чтоб царевич снизошел к тебе?
Знай - откажу я и в такой мольбе".

Она в ответ: "Мне не нужна пощада,
Великий царь, отсрочки мне не надо.

Просить не стану, государь благой,
Чтоб казни предал ты меня другой.

Коль, справедливый, дашь мне разрешенье,
То не о том услышишь ты моленье.

Сверши, о чем молю в свой смертный час!"
И шах сказал: "Ты слышала приказ.

О сказанном просить я запрещаю,
Все прочее исполнить обещаю".

"Коль в униженьи, - молвила она, -
Конем я быть затоптана должна,

Я об одном тебя молить хотела -
Пусть конь его мое растопчет тело!

Возлюбленный пускай казнит меня,
Пусть вскачь погонит своего коня;

Коль он меня растопчет в униженьи,
Я буду жить в моем к нему стремленьи,

И в смерти буду счастлива стократ,
Огнем любви я вспыхну меж Плеяд.

Я - женщина и сердцем не смела.
Мне кажется, уже я умерла.

Но все ж была я подданной твоею:
О жалости тебя молить я смею!"

Смягчился шах от горести такой,
До что там! Слезы проливал рекой.

От этих слез пыль превратилась в глину,
Он женщину простил и отдал сыну.

Коль ты мне друг, рассказ мой, может быть,
Тебя научит, как должны любить.

***

Айван - крытая галерея во внутреннем дворе

© перевод И. Гуровой

3

из поэмы «Божественная книга»

Раз Нуширвана вынес конь на луг.
Там старец был, согбенный, словно лук.

Сажал деревья он вблизи арыка.
"Ты бел, как молоко, - сказал владыка. -

Твой смертный час теперь уж недалек.
Сажать деревья - что тебе за прок?"

Старик сказал: "Не о себе забота.
Ведь посадил для нас деревья кто-то,

Сегодня с них снимаем мы плоды.
Другим я отдаю свои труды.

Ведь путь добра для душ достойных сладок,
Есть в каждом деле собственный порядок".

Пришелся шаху по душе ответ,
Дал старцу горсть он золотых монет.

Вскричал старик: "Я, деревца сажая,
От них не ждал так скоро урожая!

Восьмой десяток мне, великий шах.
Но погляди - деревья-то в плодах!

Хоть ни одно в земле не укрепилось,
А золота немало уродилось!"

Понравился царю мудрец седой,
Ему ту землю отдал он с водой.

Твори сегодня ты дела благие -
У лежебок поля стоят нагие.

© перевод И. Гуровой

4

из поэмы «Язык птиц»

Некий город ждал владыку как-то раз,
Все богатства выставлял он напоказ.

Выбрал каждый подороже украшенья,
Выставлял их повиднее в знак почтенья.

Но у брошенных в темницу бедняков
Отыскались только цепи их оков,

Только головы казненных отыскались
Да сердца, что там от горя разрывались.

Взяли руки, что у них же отсекли,
И украсили темницу, как могли.

Город встретил шаха сказочным нарядом,
Шах на все вокруг смотрел спокойным взглядом.

Лишь темница всем внушала жуть и страх.
И пред ней остановился грозный шах.

Вызвал узников к себе он в восхищенье,
Дал им золота и обещал прощенье.

«Почему,— спросил советник,— ты свой путь
Здесь прервал, о государь? В чем тайны суть?

Город пышно убран шелком и парчою,
В нем сокровища повсюду пред тобою,

Падал под ноги тебе жемчужный град,
Веял мускуса и амбры аромат.

Но глядел на украшения ты мало,
И ничто из них тебя не привлекало.

Почему же взор высокий твой привлек
Вид кровавый этих рук, голов и ног?

Для чего ласкать в темнице заключенных,
На обрубки рук глядеть окровавленных?

Можно ль тут найти отраду для души?
Ты для нас загадку эту разреши».

Молвил шах: «Все остальные украшенья
Только детям доставляют развлеченья.

Каждый житель в ожидании похвал
Сам себя, свое богатство выставлял.

Город спрячет свой убор, хоть он и ярок.
Только узники мне сделали подарок:

Отделились эти головы от тел
Потому, что я проехать здесь хотел.

Моему здесь повинуются приказу —
Вот зачем я бег коня замедлил сразу.

Те блаженствуют, проводят в счастье дни,
И полны высокомерия они.

Здесь, в темнице, счастья, радости не знают,
Здесь под гнетом гнева шахского страдают.

Обезглавливают их, лишают рук,
От тоски им нет спасенья и от мук.

Ждут без цели, и конца не видно страху,
Из темницы могут выйти лишь на плаху.

Для меня темница эта, словно сад —
Здесь меня за муки верностью дарят…»

В путь собравшись, жди приказа к выступленыо,
И не должен шах гнушаться тюрем тенью.

© перевод И. Гуровой

5

Бахман, а на каком языке писал Аттар? Спрашиваю потому, что "Жизнеописания святых (Тазкирату-ль-аулия)" - название произведения на арабском.

6

Фарид ад-Дин Аттар писал на персидском. Хотя название "Тазкирату-ль-аулия" арабское, само произведение написанно на персидском.
تذکره الاولیا - عطار

Произведения на языке оргинала (персидский)
http://rira.ir/rira/php/?page=view& … &id=20

Отредактировано Sarozer (2008-10-26 02:04:10)

7

Elion написал(а):
Бахман, а на каком языке писал Аттар?

Sarozer написал(а):
Фарид ад-Дин Аттар писал на персидском. Хотя название "Тазкирату-ль-аулия" арабское, само произведение написанно на персидском.

Elion,  "Тазкирату-ль-аулия"  написан на персидском.
Sarozer написал все верно.

8

Бахман написал(а):

Аттар, что означает "аптекарь" или "химик

Вообще-то, عطار означает "парфюмер; торговец парфюмерными изделиями". Или тогда аптекарь и парфюмер представляли собой одну профессию?

9

Elion написал(а):
Вообще-то, عطار означает "парфюмер; торговец парфюмерными изделиями".
Или тогда аптекарь и парфюмер представляли собой одну профессию?

В переводе Аттар означает  «продающий духи, благовония и лечебные травы».   
Аттар изучал  медицину и занимался лечебной практикой. Лечил травами людей
и получал с этого неплохую прибыль. Упоминание «химик» наверно связано с его
аптекарьской деятельностью, изготовлением лекарств. Это было основной его
деятельностью связанной с медициной.

10

«Шейх Санаан»
(Из поэмы «Язык птиц»)

Моё предисловие, которое читать необязательно, даже рекомендую переходить сразу к ссылке внизу.

«Седина в виски, бес в ребро»?
Не без него, наверное, беса, разворачиваются  события – слишком настойчиво  требует красавица отречения от веры.
Поневоле начинаешь сочувствовать этому несчастному, бросившему всё на алтарь любви: честь, положение в обществе, душу. Затем  выясняется, что это не происки  шайтана, а Божье испытание.

"Ответил Мустафа: «О великий в усердии,
Ступай, снял я с шейха оковы.
Не ослабевало твоё великое усердие,
Пока не освободило шейха, достигло оно своей цели.
Между шейхом и Богом с давних времен
Лежали пыль и прах, очень чёрные.
Эту пыль мы убрали с его пути,
Во тьме его не оставили."

И в то же время:

"В душе каждого живёт сто свиней.
Либо убей в душе свинью, либо зуннар повяжи.
Эй, приятель, похоже, ты думаешь,
В такую беду попал только пир, и больше никто?
Эта опасность скрыта в каждом,
Она проявляется, когда человек отправляется в путь.
Если ты не сведущ о своей свинье,
Нет на тебе и ответственности. Ты — не человек пути.
Когда ты выходишь в путь, о человек дела,
Встретишься с кумиром и свиньями сто тысяч раз.
Прикончи свиней, сожги кумира в поле любви,
Если не можешь, то прими позор подобно шейху."

То есть несмотря на предопределенность, выбор у человека  есть.

Это поверхностный взгляд на рассказ. Много традиционных суфизму символизма, и смысл может быть совсем иной. Девушку жалко, она средство для достижения цели (соблазн праведного). Если уж исправилась, то надо было дать шанс на счастливую жизнь. И почему бедные влюбленные должны в конце погибать: Ромео и Джульета, Лейли и Меджнун, Тристан и Изольда?

Намедни слышал разговор девушки с парнем. В очередной раз расстроился. Нельзя такие слова говорить девушке.

Пусть хоть так объясняются в любви:

"С башни торжества в небе красоты
Светила она солнцем, но не заходящим.
Солнце, от зависти к свету её лика,
Пожелтело сильнее лиц влюблённых на её улице.
Тот, кто возжелал её алых губ,
Не успев насладиться, складывал голову
Влюбляясь в кудри красавицы,
Завязывал зуннар, мечтая о них.
Когда утренний ветер разносил мускусный аромат её кудрей,
Даже Индия и Китай тушевались перед Румом.
Глаза её — соблазн влюблённых,
Изгиб бровей восхитителен.
Лишь окинет взором лица влюблённых,
От взгляда её они души теряют:
Глаза её окружены аркой бровей,
А каждая — словно серп полумесяца.
Поманит одним нежным взглядом этот ловчий -
И сотнями летят в его силки птицы.
Её лицо, прикрытое кудрями,
Лучилось, сияло, как пламя,
Алый плод её губ влёк своей влагой.
Но пьянящие глаза окружены тысячей клинков"

Перевод Мостафа Борзуи, Салим Гилязутдинова

Текст на персидском с постраничным переводом на русском.
Скачать можно отсюда sheih-sanaan

увеличить

Отредактировано Zolizar (2010-10-15 17:58:02)