Амальград форум - арабская, персидская, ближневосточная культура

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Азербайджанский национальный костюм

Сообщений 21 страница 40 из 104

21

Азербайджанский национальный костюм.  XVIII-XIX вв. Танцовщица. Современное фото.

увеличить

Отредактировано Faridbey (2008-11-21 00:56:38)

22

Азербайджанский женский национальный костюм. Баку, XIX в. Современное фото.

увеличить

Отредактировано Faridbey (2008-11-21 00:57:19)

23

Азербайджанский парадный национальный костюм, близкий к т.н. раннесредневековому "сасанидскому стилю". Тацовщица Тюркан Гусейнова. Современное фото.

увеличить

Отредактировано Faridbey (2008-11-21 00:57:56)

24

Мужская одежда зажиточных бакинцев XIX в. Мешади Багир Алекпер-заде с сыновьями Абдул-Манафом (в центре) и Мамед-Садыхом. Баку, Фото 1886 г.

увеличить

Отредактировано Faridbey (2008-11-21 07:07:35)

25

Уличный цирюльник. Баку, Почтовая открытка  XIX в. из серии "Типы Кавказа".

увеличить

Отредактировано Faridbey (2008-11-20 23:57:38)

26

Костюм молодого азербайджанца из Шемахи. Рисунок Г.Гагарина, XIX в.

увеличить

27

Азербайджанский священник (мулла) из Шемахи. Рисунок Г.Гагарина XIX в.

увеличить

28

"Офицер" (молодой азербайджанский аристократ из Шемахи). Рисунок Г.Гагарина, XIX в.

увеличить

Отредактировано Faridbey (2008-11-21 07:02:55)

29

Детский костюм. Шеки, начало XX в. Современная фотография.

увеличить

30

Экспонаты из Национального Музея Истории Азербайджана (Баку):

1. Архалыг. Верхняя летняя женская одежда. XIX в.
2. Эшмяк. Зимняя верхняя женская одежда. XIX в.

увеличить

Отредактировано Faridbey (2008-11-21 01:18:16)

31

Великолепная тема! Благодарю, Фарид-бей. Обязательно постараюсь поддержать ее.

Особенно интересны фотографии ваших уважаемых родственниц из старого Баку.

От себя хотел бы добавить следующее: "сасанидский силуэт" не сразу восторжествовал в азербайджанском национальном костюме. На рисунках Гагарина видны девушки в костюмах, удивительно похожих на казанские, в колпаках со свешивающимися концами (вы наверняка поняли, о какой картине идет речь, был бы очень рад, если бы вы ее выставили). Есть также мужчины одетые в халаты, похожие на среднеазиатские.

Вообще, заслуги Гагарина в деле донесения до потомков азербайджанских типажей огромна. Но мы мало что знаем об этом художнике. Увы, зачастую нелюбознательны и нелюбопытны...

Но - вернусь к основному тезису. Фирменным лейблом азербайджанского национального костюма стал именно раннесредневековый "сасанидский" стиль: широкие юбки, одеваемые друг на друга и создающие эффект кринолина, низко вырезанный архалыг, подчеркивающий грудь, фата, зачастую прикрепленная к вискам на специальных подвесках. Разумеется, речь идет не о копировании деталей (они все имеют сефевидское, каджарское происхождение и носят тюркские названия) - а о самом силуэте парадной одежды, подчеркивающей бедра, талию и грудь.

На мой взгляд, ларчик открывается довольно просто. Все дело в престижности. Уже в раннее средневековье такой силуэт широко распространился на территории халифата и был принят за образец одежды уважающей себя мусульманской дамы из высшего света на территории бывшей Сасанидской Империи, в том числе, в Ираке. Такой силуэт был принят в среде сефевидских и каджарских аристократок - "...а как высшие делают так низшие тому и подражают". Его носили танцовщицы Шемахи. Кроме того, так одевалось население Ширвана и Баку, генетически связанное с предыдущими цивилизациями на азербайджанской земле.

Посему многие образцы оказались утерянными и восторжествовал один стиль. Разнообразие оказалось утраченным. Очень редко можно увидеть следы туркоманского костюма, с головными уборами, похожими на шлемы - вы выставили его на одной из фотографий. Или в динге - туркоманском тюрбане. Увы.

У меня есть кое-какие этнографические фотографии, постараюсь выложить.

32

Выставляю части интереснейшей монографии "Азербайджанский  национальный костюм  19 - начала 20 века" Лалы Эльдаровой из Национальной Академии Наук.

"...Мужской традиционный костюм 19 – начала 20  в.  - костюм яркой, активной личности времени социальных перемен: объединения ханств Северного Азербайджана под протекторатом Российской империи, быстрого перехода к капитализму, переориентации на западную модель экономического и социального развития.  Стиль одежды отмечен динамикой форм, живописным колоритом, подвижным, изменчивым силуэтом.  Крой дает свободу движениям. 

Характер общих черт и специфику деталей позволяют выявить коллекции национального костюма 19 в.  в музеях Азербайджана.  Традиционный костюм подчеркивал мужскую красоту  –  широкие плечи, тонкую талию, стройность, ловкость, силу.   

Полный комплект состоял из нижней поясной (дизлик) и плечевой (алт кейняйи) и верхней поясной (шалвар) и плечевой (архалыг и чуха) одежды.  Комплектация была идентична для всех возрастов и социальных групп.  Специфика отдельных деталей отражала семейное и общественное положение; существовали и региональные отличия.

Алт кейняйи  –  нижняя рубаха (эт кейняйи – нательная, джан кейняйи – для души) туникообразная, длиной ниже коленей, с прямыми широкими рукавами ниже запястья, шилась из суровой бязи  –  галын аг митгал или мадепалама  –  хумайын агы.  Цельное полотнище складывали пополам, посередине делали отверстие для головы и разрез вдоль переднего полотнища, который затем сшивали на груди, ниже оставляя открытым.  Широкие проймы создавались ластовицами (хиждяк) из ткани другого цвета.  Застегивалась рубaxa у шеи на одну пуговицу.  Доходящие до щиколоток широкие штаны (дизлик) из той же материи стягивались у пояса шнуром.

Верхняя сатиновая или атласная рубаха  –  уст кейняйи была двух типов: с прямой застежкой спереди посредине  –  дуз яха, и косоворотка – йян яха.  Обе со стоячим, строченым воротником – боюндуруг, с застежкой на крючки или мелкие пуговицы из шелкового шнура.

Мужские архалыги, очень популярные в Азербайджане еще в 18 веке, в 19-м  –  особенно эффектны и разнообразны.  Их шьют из шелка, кашемира, атласа, сукна, сатина, ластика с глухим воротом и открытым; однобортные и двубортные с невысоким строченным стеганым воротником.  Архалыг подбивали подкладкой, часто контрастного цвета.  Спинку жестко держала стеганая прокладка, утепляя изделие и подчеркивая характерные линии кроя  –  широкие плечи, узкую талию.  Плотно облегая грудь и спину, архалыг обрезался по линии талии, куда вшивался присборенный подол.  Длину определяли местные предпочтения. 

При полном совпадении принципа кроя и силуэта ленкоранских и бакинских архалыгов  –  с отрезным рукавом, суживающимся к кисти, одинаковой длиной изделия, отрезной талией с присборенной на глубину 1 см вставкой, идентичным креплением передних пол шнуром  и одинаковым методом обработки краев изделий каймой, присутствуют и элементы локального своеобразия.  В ленкоранском на 15 см ниже талии находим отрезной карман.  В бакинском к лицевой стороне архалыга пристрочена присборенная отрезная боковина. 

Гянджинские архалыги украшали стоячие воротники высотой в 4 см и накладные карманы, по одному симметрично на левом и правом борту груди.  Вставки в подолах собирали в 7-9 складок. 
Свобода и простота как определяющее направление стиля времени деловых людей нашли отражение в архалыгах Губы, Борчалы и Казаха.  Целесообразность, минимизация деталей и стремление сделать одежду как можно более комфортной – их характерные черты. 

Оригинален крой архалыгов из Шамсаддина: на лицевой стороне подола разрез для крепления  к кушаку; длинные, прямые, узкие рукава застегиваются на пуговицу у запястьев и заканчиваются углом, закрывающим часть кисти – маленький римейк средневековой моды. 

В Мугани предпочитали очень строгие, обычно черные архалыги.  Короткие, стеганые, со стоячим воротничком они наглухо застегивались  до подола.  В моделях других регионов застежка доходит до пояса. 

Не менее разнообразен и стиль ношения этого предмета традиционного костюма: в холодную погоду было принято надевать несколько архалыгов   –  один на другой; во время верховой езды и, занимаясь физическим трудом, длинные полы крепили к поясу, следуя очень старой традиции.

Поверх архалыга молодые люди надевали кожаные ремни  –  гайыш и серебряные наборные пояса  –  кямяр, а старики обматывали талию гуршагом из парчи, тирмя, шал  –  прямоугольной формы, длиной в 4-6 м. 

Унаследованный от века предыдущего архалыг в выходных образцах, сохранял черты особого изящества и изыска с налетом придворной галантности.  Это хорошо видно на картинах самого признанного в светских кругах азербайджанского общества портретиста 19 в.  Мирзы Гадима Иревани (1825-1879).  В восстановленных  Мирзой Гадимом в 1850-е годы росписях иреванского Дворца Cардара (построен в 1798 г.  по приказу Мухаммед Гусейн Хана Каджар) и станковой живописи раскрываются персонифицированные картины эпохи во всем роскошестве светской жизни азербайджанских правителей и аристократии Иреванского ханства.  Его Принц Иреванского ханства Маджулла Мирза Каджар (в портрете парном с портретом иреванской Принцессы Мах Талат Ханум Каджар) –  человек нового времени, одет в костюм элегантного восточного денди: аристократизмом и галантностью отмечены все предметы и каждая деталь его наряда.  Никакой тяжеловесности, никаких аксессуаров, подтверждающих высокий сан, кроме блестяще переданной врожденной аристократичности персонажа, красоты и богатства немногословного интерьера и всех предметов костюма Принца: изящных кожаных темно-коричневых кафш (туфель) и в тон им кожаного, без накладных украшений, пояса и скромной фески; строгого кроя, прямых нешироких темно-синих шалвар; белизны воротника уст кейняйи над глухо застегнутым серо-голубым нижним архалыгом, и свободно распахнутого верхнего, вся прелесть которого в сочетании простоты кроя и мажорном звучании глубокого красного тона дорогой, орнаментированной ткани.  Характерные локальные особенности верхнего – нарядного архалыга: разрезной карман в складках подола и орнаментальная кайма по всему краю изделия, подчеркнутая тонким  золотистым кантом по ее внутренней стороне и косой разноцветной бейкой по внешней.  Демократичность образа, найденная в свободе жеста и непринужденности позы, подтверждается костюмом – элегантным, простым и удобным в крое – никак не сковывая движений, он отвечает своим динамичным силуэтом стилю эпохи социальных перемен.   

Мужской костюм 19 в. , прежде всего –  деловой.  На фоне активно развивающихся капиталистических отношений важно подчеркнуть не родовые привилегии, а характер и деловые качества личности.  Особую роль в одежде азербайджанской аристократии и буржуа в середине и второй половине 19 в.  играет чуха (дон), ставшая обязательным атрибутом официальных и деловых встреч.  Этикет не позволял появиться без или в расстегнутой чухе в обществе или присутственном месте.
Чуха надевалась поверх архалыга.  Отрезную, собранную у талии или заложенную складками, ее шили из домотканой шерстяной ткани  –  шал или сукна  –  махуд.  Грудь оставалась открытой, из-под чухи был виден архалыг.  До талии изделие подбивали хлопчатобумажной или шелковой тканью. 
Особую стройность, строгость, подтянутость чухи, распространенной по всему Северному Азербайджану, определяли вертикальные линии кроя.  Передние полочки кроились цельно с подолом, к боковым и спинке пристрачивали собранный в мелкую сборку подол. 

Модны были две модели  –  вязняли и чяркязи.  Обязательный атрибут вязняли  –  гозыри с обеих сторон на груди, заимствованные у народов Северного Кавказа.  Изначально гнезда  патронов  –  гозыри в ходе эволюции костюма приобрели декоративный характер.  Выступающую из гнезд часть деревянных  гозырей покрывали колпаки из золота, серебра с чернью и позолотой и слоновой костью.  Отходившие от вязня вверх золотые или серебряные цепочки соединялись розеткой.  Рукава вязняли чухи – длинные, прямые.

У чяркязи чуха гозырей нет.  Ее ложные, подшитые шелком рукава с разрезом снизу во всю длину, с застежками на мелкие пуговицы и петли или без, заканчиваются элчек.  Характерные для Баку, Шуши и Газаха эти рукава кроились по прямой и вшивались в косую пройму, оставляя открытой внутреннюю часть руки.  От подмышки до локтя рукав не сшивался, а от локтя до кисти застегивался на редкие пуговицы или крючки.  Рукава свободно свисали, отворачивались до локтя, или откидывались за плечи на спину.  Исследователи находят прототип такого кроя рукавов в сефевидском костюме 16 в.  В Баку и Газахе были распространены также расширяющиеся книзу, заканчивавшиеся овалом рукава.  Их часто подворачивали, придавая раструбу вид манжета.  Контрастная по цвету и фактуре подкладка эффектно оттеняла лицевую ткань.  Край ворота, борта чухи, подол и рукава декорировали широкой бафтой или бейкой, в парадных образцах сочетали тонкий и широкий золотой позумент.  Он мог быть пропущен и по линии талии.

Мысообразный ворот иногда уступал место воротнику-стойке высотой в 2-3 см, с подшитой с внутренней стороны вставкой для жесткости.  Известны оригинальные модели с трапециевидными клиньями, пристроченными в линии талии к подолу для придания расширенного силуэта. 
Чяркязи чуха в поясе застегивалась тремя пуговицами или крючками, вязняли опоясывал гайыш, с коротким кинжалом, порой двумя, украшенными золотом, серебром, драгоценными камнями.
Известны отступления от правил – экстравагантные образцы чухи, по прихоти заказчика смело сочетающие характерные черты чяркязи и вязняли (Г. Гагарин, «Бек из Карабаха»).
Чуха могла быть длинной, до щиколоток, или  короткой, чуть ниже колен.  Образцы Ширванской зоны заметно короче карабахских, гянджинских, газахских.  Чуху редко шили из набивных тканей, обычно модели были одноцветными, что больше соответствовало деловому стилю одежды середины и конца 19 столетия.  Наиболее распространенные цвета синий, белый, оттенки коричневого и серого, в сочетании с золотым позументом и контрастной однотонной подкладкой (чаще синей или золотистой).  Чуха жениха, отправляемая в  праздничной хонче из дома невесты в дом жениха, была белой, символизируя чистоту и верность.

Кюрк  –  шуба из овчины мехом внутрь, без застежек, с воротником, иногда без, широко распространенная в Ширване, занимала особое место в быту скотоводов.  Чеймя кюрк был проще в исполнении, кавал кюрк из дубленой кожи с вышитым орнаментом, накидывался на плечи и опускался ниже колен; длинные декорированные рукава доходили до земли.  Извозчики использовали кюрк в качестве подстилки для отдыха в пути.  В городах и торговых центрах предпочитали Хорасан кюркю и Ардебиль кюркю  –  образцы, дубленные и расшитые в этих городах, пользовались особой популярностью.  Но и местные их реплики очень эффектны.  В оригинальном шамахинском образце отрезной в талии шубы с двумя боковыми разрезами в 20 см у подола, прямыми, почти до земли рукавами, вышивка золотистыми шелковыми нитями окаймляет борта, подол и обшлага рукавов. 
Даже самые бедные жители северных и северо-западных регионов старались приобрести кюрк.  Он был частью наследства и передавался от отца к сыну.  Источники сохранили подробные описания  методов крашения дубленой кожи в красный и желтый цвета (только в Сальянах шитьем кюрков занимались 35 ремесленников). 

В горах пастухи носили япынчы – бурку из войлока, полученного методом валяния.  В Мугани ее называли бюрюнмя (обертка), в Иреване  –  кяпяняк (бабочка).  В Ширване бытовали два вида: япынчы-сачаглы (с бахрамой) и сачагсыз (без бахромы).

Беднякам кюрк заменяла распашная стеганая безрукавка джанлыг, подбитая шерстью.  Дешлюк (безрукавка), популярный в северных регионах, одевался поверх рубахи под архалыг, плотно облегая тело.  С узкой горловиной,  застежкой на пуговицы или крючки на правом плече и боковой шнуровкой с той же стороны он точно повторяет конструкцию мягкой основы средневековой кольчуги.  Использовали зимой и вязаные рубахи йун (шерстяная) кейнек, их обычно вязали девушки женихам.   

Верхняя поясная одежда мужчин – шалвар, из двух прямых  суживающихся книзу штанин, шились из шал, сукна, одноцветного шелка.  В паховый шов вставлялся угольный клин.  У пояса шалвар завязывался на плетеный шелковый с золотыми и серебряными кистями туман баги, продеваемый в лифя (вздержку), имеющий выход во внутреннюю и внешнюю стороны изделия, что позволяло носить их с лица и изнанки.  Представители высшего сословия носили шалвар длинные, иногда довольно широкие.  Шалвары купцов, из дорогой ткани, были несколько короче.  Еще короче, до середины икр, шалвары духовных лиц, совершавших ритуальное омовение ног перед богослужением.  Крестьяне и рабочие заправляли штанины в джорабы (носки)..."

33

"...Интересны образцы специальной одежды борцов-пехлеванов.  Крой их спортивных штанов, целиком простеганных ватой для  наименьшего травмирования  –  необычен и сложен.  Множество вертикальных изогнутых линий создают прилегающий силуэт изделия.  К прямоугольной ткани, охватывающей лицевую бедренную часть ноги, подшивали ромбовидные куски, принимающие форму колен.  В паховый шов вставлялся широкий клин, дающий свободу  движениям.  Дополнительные вставки соединяли паховый шов с лицевой набедренной частью и оканчивались шнуровкой, плотно крепившейся под коленом.  В широкую кожаную вздержку пояса продевали плотный тканевый пояс, завязывающийся спереди.  Пехлеван-шалвары из бумажной одноцветной ткани декорировали сложной сюжетной вышивкой белыми хлопчатобумажными нитками.  Рисунки декора радовали болельщиков, но – главное – отвлекали и пугали соперника...."

34

"...В мужском гардеробе существовала обрядовая одежда.  На игры праздника Новруз (весеннего равноденствия) шут Атяшафруз облачался в яркий костюм, увешанный бубенцами, другие участники одевали остроконечные шапки или мазали голову тестом, клали на неё замоченную в нефти тряпку и зажигали.  Кявсядж (Кюса или Коса-Коса) –  герой обрядовых представлений Новруза  –  исследователи отождествляют его с русским Кощеем.  Перевоплощаясь в образ старого года и зимы, актер одевался в подобие шаманского костюма – длинную остроконечную шапку и ветхую белую одежду, обвесив кушак и шею бубенцами, прикрыв лицо маской из влажной мягкой коры дерева или войлока.  Дополнение костюма  –  кольцо с подвешенными к нему шорником, веником и костью..."

35

"...В 10-й день месяца Магеррам  –  канун гибели имамов, устраивались шабих (мистерии) с песнопением, плачем, самоистязанием.  Играющий Имама Гусейна надевал белую аба, подвязанную зеленым кушаком и огромную чалму (эммаме).  После сцены гибели он появлялся с вуалью на лице.  Играющий халифа Иезида был в желтой (зердабе) или красной (джуббе) одежде с черными пятнами (символ темных мыслей) и высокой конической шапке  –  шябкулах (или зеленой чалме).  Организатор мистерий в длинной  аба и эммаме следил за ходом представления.  Дервиши  украшали головы шапками ахи из восьми кусков белого сукна с зеленой намоткой – ада таджи..."

36

"...Женская одежда в 19 в.  –  показатель успехов и достатка мужа –  отличалась особым богатством комплектации и декора. 

Нижнюю туникообразную рубаху (алт кейняйи) –  со спущенными плечами, прямыми вшитыми рукавами, квадратными или ромбовидными ластовицами (хиждяк), прямым вертикальным разрезом на груди с застежкой на пуговицы –  шили длинной, до щиколоток, с боковыми разрезами у подола, обычно без воротника, вырез горловины окантовывался. 

Зажиточные дамы носили рубахи из батиста, белого шелка, мадепалама; женщины  победнее из светлого ситца.  При единой (с 16 в. ) конструкции кроя, локальные различия отразились в выборе тканей и деталях. 

В Ширване шили алт кейняйи из домотканой или покупной бязи, миткаль и хлопчатобумажных тканей.  Бедноте нижние цветные рубахи служили одновременно и верхними.  В Шеки рубахи из белой бязи кроились без хишдяк со стоячим воротничком в 3 см шириной, подшитым бейкой.  Манжет рукава застегивался на одну пуговицу, ворот – на три.  В Иреванском ханстве (позже губернии) алт кейняйи шили из белого в цветочек ситца, хлопка, реже атласа и канауса.  Длина рубахи достигала коленей; ворот, разрез на груди окантовывали косой бейкой.  Ластовица тянулась от плечной впадины до подола, расширяя рубаху.  Нательная рубаха Мугани – узунлуг – шилась из белой ткани, длиной до середины икр, без рукавов с треугольным нагрудным вырезом.  В с.  Буджаг Гянджинской губернии рубахи из белой бязи со стоячим воротником в 3 см застегивались на 2 пуговицы; конец грудного выреза отмечался узкой полоской черного шитья, рукав на манжете присбаревали.  В Карабахе, Гяндже, Шеки нательные рубахи украшали бафтой по обшлагам рукавов и краю ворота. 

Шаровары из ярких шелковых тканей (чаще дараи), ситца, бязи, широкие в поясе и суживающиеся книзу, с вставкой в виде ромба или широкой полосы между штанинами, заканчивались у щиколоток манжетами шириною в 5-6 см из другой ткани.  У пояса шаровары собирали в мелкую сборку (бюзьмя), в рубец продергивали гайтан- гашник – плетеный шнур из шелковых, шерстяных или бумажных ниток.  Концы шнура заканчивались кисточками из цветных, серебряных и золотых ниток. 

В Нахчыване шаровары – шялтя – короткие, до или чуть ниже колен, как  юбки женщин этого региона. 
Разнообразен гардероб верхней женской одежды: плечевая – уст кейняйи, архалыг, чепкен, лаббада, кюляджа, кюрдю, эшмяк, бахари; поясная – туман и чахчур, с множеством локальных названий, своеобразием деталей и декора.

Верхняя рубаха – уст кейняйи – прямого кроя, без плечевого шва, шилась из шелка, канауса, фая.  Прямой, длинный, широкий рукав пришивался к прямой пройме; у плеча закладывались складки, от двух до восьми.  К подмышке рубахи пришивали хишдяк из ткани другого цвета.  Застегивалась уст кейняйи у шеи на одну, реже на ряд золотых или серебряных пуговиц.  Вырез ворота, края рукавов, подол обшивали шнуром – сарыма.  Подол впереди украшал этеклик – нашивка в один, два ряда золотых, серебряных монет или штампованных бляшек (пиляк).  По краю рукава и стыку с полочкой пускали кайму, подчеркивая линию плеча.  У рубах некоторых регионов глубина прямого вертикального разреза на груди до 30 см, боковых разрезов – пеш – до 5-6 см.  Рубахи шились на короткой подкладке (10-15 см), прикрепляемой к верхней спинке изделия.  Спинка кроилась длиннее передка на 5-6 см.

В Нахчыване, Баку, Шеки, Карабахе, Гяндже, Шамахе, Иреване рубахи короткие (46,5 - 54 см).  Ленкоранские доходили до колен,  Борчалинские длиной 138-140 см, заменяли верхнюю юбку.  Рубахи навыпуск носили в Шамахе, Бейлагане, Ленкорани, Садараке, Иреване.

Уст кейняйи Баку и Карабаха – широкие, с вшитыми в боковые швы прямоугольными (6x16 см) вставками. 

Ширину рукава без складок в плечевом шве увеличивали, разрезая на уровне локтя и пришивая более широкую ткань, присборенную по кругу.  Такие рукава –  йелпазя, украшенные кружевами, плиссировкой, появились во второй половине 19 в.  под влиянием европейской моды. 
Оригинальны рубахи Шеки: силуэт расширяет трапециевидная вставка в боковом шве; рукава кроятся до локтя – по косой, затем до запястья, параллельно плечевому шву – по прямой. 

Расцветки уст кейняйи самые разные, наиболее популярные цвета желтый,  фиолетовый.
Чепкен – прекрасный пример традиционной женской демисезонной одежды, гармонично сочетающей утилитарные функции и нагрузку праздничного элемента костюма.  Эта народная по происхождению одежда была  распространена по всему Азербайджану, без заметных локальных особенностей, сохраняя форму неизменной с 17 в.  (расцвет Сефевидской империи).  И, если конструкция кроя следовала стойким народным представлениям о канонах женской фигуры, совпавшим с идеалом красоты в азербайджанском обществе середины 19 в.  – выразительные плечи и бюст, хорошо читающийся под несходящимися на груди полами чепкена, подчеркнуто тонкая талия и круглые бедра; то декор, столь же точно следовал основным линиям кроя – как можно более яркому прочтению идеи конструкции. 
Чепкен плотно облегал фигуру и шился на подкладке, скрывавшей ручные швы и утеплявшей изделие.  Внешние края обшиты бейкой.  По бокам, чуть ниже линии талии небольшие округлые выступы – чапыг.  Другая характерная черта – длинные, свободно свисавшие ложные рукава, заканчивающиеся элчек – мысом, напоминающим кисть руки (дань древней традиции, мягкая основа доспехов).  Рукава подбивали шелком контрастных цветов, сознательно используя этот смелый декоративный прием.  Вдоль разреза шел ряд золоченых пуговиц и петель, которыми можно воспользоваться в холодную погоду.  Длина чепкенов варьировалась от 45 до 52 см.  Шили их из дорогих тканей: тирмя, бархата, парчи, зярхара, декорируя тесьмой, косой бейкой, галуном, золотыми кружевами.  Если в экземпляре из Карабаха мастер довольствовался отделкой парчового чепкена черной сатиновой бейкой, то бакинский чепкен, из рытого бархата, отделан дорогой бафтой, окаймляющей глубокий разрез мысообразного ворота, подол, края рукавов.  Роскошна пара шушинских чепкенов.  Образец из тирмя красного цвета отделан бафтой и золотым кружевом шахпесенд с тонкой вязью растительного орнамента – богатый,  изящный декор превращает чепкен в драгоценное изделие.  Другой – из красной парчи, декорирован золотым позументом по вороту, полочкам, подолу, краям рукавов, боковым швам, что позволяет обрисовать красоту женской фигуры, изящную талию и круглые бедра под многочисленными пышными юбками, эффектно ниспадающими из-под чапыг.  Предельное декоративное насыщение изделия, превращающее его в предмет прикладного искусства, достигается использованием во внутренней отделке набивной ткани со сложным растительным орнаментом – смелое, выигрышное решение, доступное опытной руке мастера. 

Самобытные названия чепкена: в Ширванской губернии нимтене, в регионе Малого Кавказа, Гяндже и окрестностях зыбын, в предместьях Большого Кавказа атлас архалыг (шился здесь из атласа).

Собственно архалыг – отличался разнообразием кроя и локальной интерпретации деталей.  Это близкие по силуэту чепкенам – прямые, короткие, с небольшими выступами по бокам архалыги Нахчывана, Ленкорани, Иревана, Шеки и Газаха; отрезные по линии талии, с длинной (до 31 см), собранной в крупную сборку или заложенную складками баской, характерные для Баку, Ширвана, Борчалы, Кюрдамира; гянджинские, карабахские с короткой, в 8-18 см баской, присобранной мелкими стежками.

Заметно различались по покрою рукава: прямые длинные, типичные для Ленкорани, Нахчывана, Шамахи, Иревана; прямые, к которым от локтя вниз пришивался ложный рукав, выполнявший чисто эстетическую функцию (Баку, Шеки), прямые цельнокроеные, зашитые до локтя, приобретающие ниже форму ложного рукава, заканчивающегося элчек, распространенные в Газахе и Борчалы, и непохожий на все перечисленные – лелюфяр, расходившийся ниже локтя широким колоколом, с пришитой к обшлагу оборкой, заложенной в складку (Карабах, Гянджа).

Именно в архалыгах тема утонченной, изысканной женственности, не лишенной светского кокетства, получила свое наиболее последовательное развитие.  Архалыги плотно облегали фигуру, полностью закрывая спину (арха) и оставляя открытой грудь, эффектно поддержанную подчеркнуто узким, жестким лифом с вертикально вставленными в передние полочки косточками ягненка, металлическими или деревянными спицами.  Лиф архалыга, стянутый в талии, плотно охваченной кямяр – ажурным золотым или серебряным поясом, обязательным атрибутом одежды светской дамы, подчеркивал тонкий стан, отвечая эстетическим требованиям времени.  Глубокий вырез ворота кроился из плечевого шва вниз в форме каре, с прямыми или закругленными углами.  Особенно красив и выразителен вырез карабахских архалыгов в форме бутона розы.  Застегивались архалыги под грудью на крючки или пуговицы. 

Известны образцы с прямыми несходящимися полами без застежек, характерные для Нахчывана.  Тонкий, полупрозрачный шелк уст кейняйи, прорезанный длинной (почти до лифа архалыга) щелью,  схваченной у ворота одной пуговкой, дополнял картину общего очарования костюма. 

Шили архалыги из бархата, тирмя, парчи, щедро украшая тесьмой, бафтой, зянджиря (мишура), золотыми кружевами, золотыми или серебряными дутыми пуговицами – гоза.

Ни в одном другом предмете традиционной одежды творческая свобода азербайджанских портных не нашла такого простора для фантазии.  Смело используя детали европейской моды, они добивались неожиданных,  эффектных решений.  Черты времени перемен свежо и ярко прозвучали в декоративном оформлении архалыга, не разрушая архитектоники его традиционной конструкции.  Это разнообразные оборки, обрамляющие край рукава; бант на месте локтевого сгиба лелюфяр, визуально и конструктивно фиксирующий нежные складки, разбегающиеся из-под него веером вниз; крохотные декоративные, сплошь кружевные кармашки на передних полочках шушинских образцов; косые внутренние карманы, прорезанные по бокам длинной баски (Шамаха). 

Актуально и авангардно звучит и сегодня карабахский архалыг с короткой баской и вырезом-бутоном розы.  Удивительно стильная вещь, завораживающая логикой конструкции и декора.  Цельный, лаконичный силуэт, крупные, выразительные объемы.  Сочные краски тирмя, проложенные широкими полосами контрастных цветов, ритмически чередующихся, в закономерности светлая-широкая – темная-тонкая, держат архитектонику кроя, зрительно расширяя линию плеча, уравновешенную на линии бедра приподнятым краем эффектно топорщащейся короткой баски, схваченной в крупную, точно в размер широкой полосы сборку. 

Кремовая, синяя, золотисто-желтая и красная полосы сплошь украшены рапортами растительного орнамента, затканного шелковыми нитями тех же цветов.

Декор из золотого крученого кружева, золотой бафты и насаженных по самому краю изделия на черную тесьму золотых чеканных бляшек держит одной непрерывной линией весь край изделия вдоль ворота, полочек и баски.  Широкая полоса шахпесенд охватывает обшлага длинных ровных рукавов и узкую талию этого архалыга, подбитого алым шелком.

В архалыге (предположительно газахском), шитом из парчи приглушенных тонов, по палевому фону разбросаны букеты раскрывшихся роз и бутонов от карминного до прозрачно-розового на тонких золотистых стеблях.  Глубокое ровное каре выреза спущено до линии талии, от которой мягкими складками падает вниз собранная в мелкую сборку, подчеркнуто длинная баска, пропорционально равная верху изделия.  Пришитые к ровной пройме длинные, ложные от локтя рукава, заканчивающиеся элчек, подбиты, как и все изделие, малиновым шелком с редко разбросанной ажурной золотистой бутой.  Края изделия обшиты тонкой крученой бейкой.  Вырез ворота, расходящиеся полы, низ баски  деликатно декорированы бафтой оттенка блеклого золота и тонкой линией черной тесьмы, затканной шелком в тон бафты.  Разрез ложного рукава также обработан бафтой, заложенной на плавных изгибах элчек в складку.  Изысканная, изящная вещица, будто снятая с полки экзотического бутика, пронизана ароматом томной женственности.

Зимняя, на стеганой подкладке лаббада могла одеваться на архалыг,  шилась короткой, чуть ниже талии с круглыми выступами на боках.  Передние полы не прикрывали грудь, завязываясь на талии тесьмой.  Рукава заканчивались у локтя, под подмышкой кроился большой разрез.  Шили лаббаду из тирмя, бархата, парчи, обычно одноцветных.  Подол, ворот, рукава декорировали тесьмой, золотыми кружевами.  Полы украшали золотыми, серебренными гоза, к поясу  подшивали серебряные завязки с кистями и бубенцами.

В Шамахе короткие рукава лаббады обрамляли меховой оторочкой, дополняя декоративным нарукавником с элчек и серебряными подвесками.  К чапыгу подшивали два треугольника, иногда из ткани другого цвета.  Оригинальные детали шамахинских изделий хорошо видны на акварели Г.  Гагарина “Шамахинка”. 

Полы стеганого эшмяка также не сходились на груди, рукава были до локтя, под подмышкой оставляли большой вырез.  Эшмяк шили из тирмя, бархата, подбивая мехом хорька.  Ворот, рукава, подол украшали тем же мехом, тесьмой, золотыми кружевами.  Декоративная избыточность, так характерная для народного искусства, идущая от полноты восприятия жизни, не всегда следующая строго выверенным правилам гармонии и проявляющая себя спонтанно, особенно ярко проявилась в декоративном оформлении этого вида зимней одежды.

Откровенно китчевый стиль характерен и для маленьких зимних безрукавок кюрдю.  Контрастное сочетание цвета лица и изнанки – яркий теплый и густой холодный, мог быть красный и синий, или оранжевый – зеленый; желтый – голубой.  Сквозная, крупная, фигурная стежка, крупные накладные карманы, задорно топорщащийся по краям изделия мех и непременная контрастно читающаяся тонкая тесьма или бейка, идущая по основным линиям кроя.  Всегда короткие, их шили из тирмя и бархата.  Передние полы не сходились и не имели никаких застежек и завязок, обеспечивая полную свободу движениям.  Боковые швы заканчивались чапыг.  Ворот, подол, разрезы, проймы рукавов обшивали мехом хорька.  Совсем иной стиль – с претензией на сдержанную изысканность у замшевых хорасан кюрдюсю.  Название этот бренд 19 века получил по месту производства.  Очень модные тогда в Азербайджане их привозили паломники из стран Ближнего Востока.  Художественное оформление этих импортных зимних безрукавок и их местных реплик, среди которых особенно хороши гянджинские, отличает минимизация деталей и утонченность цветовой гаммы, выдержанной в теплых охристых тонах.  Особое украшение хорасан кюрдюсю – вышивка гладью одноцветными шелковыми нитями в тон изделию по всей его поверхности.  Это могли быть орнаментальные и сложные сюжетные композиции, построенные по принципу зеркальной симметрии.

Художественной вышивкой было очень принято в 19 - начале 20 века украшать  демисезонные бахари.  Теплые, на простеганной подкладке их шили из однотонного темного бархата.  На его поверхности сложная, с применением, как правило, нескольких техник вышивка выглядела особенно эффектно.  Ее располагали вокруг ворота, по краям передних пол, подолу, обшлагам рукавов и отдельными крупными узорами по центральной линии спинки, рукавов и на передних полах у стыка бортовой и подольной каймы. 

Конструкция кроя бахари следовала общей тенденции азербайджанского костюма 19 века: отрезная, плотно облегающая фигуру до талии, к которой пришивали мелкими сборками подол-баску, доходившую до бедер.  Прямой рукав заканчивался у локтевого сгиба, передние полы не застегивались.  По подолу, вороту и обшлагам рукавов могло быть пропущено золотое кружево.  Тесьма или косая бейка из другой ткани, окантовывая весь край, завершала декоративное оформление, придавая цельность изделию.  Бахари был особенно популярен в Карабахе, Ленкорани, Ширване.  Бакинцы называли этот вид верхней женской одежды – чуха. 

На бордовом на розовой подкладке бархатном бахари – самом роскошном в коллекции национальной одежды Музея истории Азербайджана – крупные элементы вышивки растительного орнамента выполнены гюлябатыном, мелкие: тычинки и пестики цветов – спиралью.  Растительные узоры в композициях декора на бахари часто сочетались с геометрическим орнаментом. 

Вышивкой как ремесленным производством в Азербайджане в 19 в.  занимались повсеместно.  Каждый город и поселок отличался приемами работы, оригинальностью декора.  Признанными на мировом уровне центрами высокохудожественной вышивки были Шамаха, Баку (гюлябетин), Шеки и Шуша (тамбурная).  Только в Шеки было около ста специализированных мастерских.  Зимой мастера работали на экспорт, выполняя заказы для России и Европы.  Как и азербайджанские ткачи, они удостаивались премий на международных салонах в Петербурге, Москве, Париже, Лионе, Лондоне. 

Художники (М.  Иривани, М.  Навваб) делали эскизы для эксклюзивных образцов.  Вышивки на тонкой шерстяной ткани ручной выделки («мисгал тирмя») ценились на вес золота и создавались только по индивидуальным заказам.  Популярны были текялдуз (тамбурная), гюлябетин (золотыми, серебряными нитями), ортма (гладью шерстяными, шелковыми нитями, окрашенными местными натуральными красителями самими вышивальщиками), пиляк (блестками), тоз мунджуг (бисером), чахма пиляк (штампованные бляшки), отуртма (аппликация), малиля (спираль), джанаги (птичий глаз).  Как основу использовали шелк-канаус производства Шамахи, Гянджи, Шеки, привозной бархат, местное и привозное сукно, хлопчатобумажное, льняное полотно. 

Теплые женские манто в национальном стиле – типа бахари – были широко распространены в Северном Азербайджане, оригинальные локальные черты придавали им разнообразие.  Кюляджа Нахчывана – самая близкая к бахари по конструкции и стилю, шилась также из тирмя, бархата.  К отрезной талии мелкими сборками пришивали подол, доходивший до колен; передние полы без застежек; рукав прямой, в три четверти.  Ворот, края рукавов, подол, линию талии украшали гюлябятыном, бисером, блестками, спиралью.  На борчалинских катиби мехом оторочены ворот и манжеты длинных рукавов.  Эффектный контраст декора металлом и мехом делает особенно привлекательными катубу из Караджалы.  Ворот и грудь украшали накладные и висячие золотые, серебряные детали.  Мех опушивал борта от пояса вниз и подол, не споря с праздничным блеском металлического верха и придавая основным линиям модели теплую, мягкую женственность..."

37

"...Юбка – туман – верхняя поясная одежда азербайджанки, шилась из 10-12 полотен (тахта) и доходила до щиколоток повсеместно в Северном Азербайджане, за исключением зоны Нахчыван-Ордубад, где как в Южном Азербайджане (в составе ИРИ), носили короткие юбки, до или чуть ниже колен, что, вызывая недовольство мусульманского духовенства, нисколько не смущало местных мужчин. 

Количество юбок, надеваемых одна на другую, доходило до 12.  Юбки между нательной и верхней – ара туманы – промежуточные были короче на 10-15 см.  Все они у пояса  собирались в мелкую сборку или складки; в рубец продергивали туман багги. 

Зимой под верхнюю одевали теплую, простеганную юбку – йорган туман.  Шили юбки из  различных тканей, от ситца до бархата и тирмя.  Очень широкие юбки, заложенные в складку, носили женщины Мугани, нашивая по подолу два ряда оборки, разделенных серебристой бафтой.  Украшали обычно подол юбок: золотыми, серебряными кружевами, косой бейкой из другой ткани, тесьмой, этеклик, вышивкой.  Особенно эффектна вышивка  нахчыванских юбок.  Логика гармонии их кроя и декора так безошибочно точна, что может стать классикой стиля короткой юбки.  Материал – монохромный атлас или бархат глубоких, густых тонов: малиновый, красный, изумрудный, бордовый.  Декор – только по подолу, предельно насыщенный рельефом и цветом, что достигалось смешением техник.  В одном раппорте рельефного орнамента, пущенного по темному, теплого цвета бархату сияют и переливаются золотые, серебряные и цветные шелковые нити, бисер, спираль, жемчуг.

Восхитительна топорщащаяся маленькая юбка из белого атласа – подол ее держит жесткий, широкий перламутрово-серебристый раппорт из спирали, блесток и стекляруса. 

Если в первом случае работает контраст: полихромное на монохромном, жесткое на мягком, блестящее на матовом; то во втором – принцип усиления свойств: белое на белом, блестящее на блестящем, жесткое на жестком.

В городах женщины, выходя па улицу поверх всех юбок надевали чахчур из двух штанин, собранных у щиколоток в мелкую сборку в виде манжеты, к которым пришивали носочки из той же ткани.  Каждая штанина была самостоятельной и очень широкой (3-4 тахта), у стопы и выше коленей их перехватывали перевязью.  Шили чахчур из шелковых тканей.

Прием трансформации юбок в шаровары использовали женщины в сельской местности: полы юбок подбирали, проводя между ног, и закрепляли спереди во вздержку юбки, что давало возможность легко передвигаться на лошади. 

Полный комплект женского костюма строился на гармонии цвета плечевой и поясной одежды, и единстве декора отдельных предметов.  Ансамбль дополняли многочисленные аксессуары..."

38

К иллюстрации тезиса автора о коротких нижних юбках в Южном Азербайджане выставляю  картину "У самовара" каджарского периода. На картине чувствуется отличие южноазербайджанского женского костюма от североазербайджанского.

увеличить

39

Iu.M. написал(а):

К иллюстрации тезиса автора о коротких нижних юбках в Южном Азербайджане выставляю  картину "У самовара" каджарского периода. На картине чувствуется отличие южноазербайджанского женского костюма от североазербайджанского.

Отличная картина. Действительно, костюм Южного Азербайджана отличается от североазербайджанского, что можно объяснить более сильным и прямым иранским влиянием.

Отредактировано Faridbey (2008-11-21 09:09:26)

40

Кашкайка в традиционном наряде. Более миллиона кашкайцев живут в провинции Шираз и рассматриваются как этнографическая, территориально изолированная группа азербайджанских тюрков.

увеличить

Отредактировано Faridbey (2008-11-21 10:47:52)