Амальград форум - арабская, персидская, ближневосточная культура

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Все о персидском языке (фарси)

Сообщений 1 страница 20 из 113

1

Общие сведения о фарси

О персидском языке, его связи с русским языком можно прочитать в статье:

Е.Л. Гладкова. Персидский язык - национальное достояние Ирана

Фарси или перси́дский язы́ќ (فارسی - fârsi) - самый распространённый язык иранской ветви индоевропейской семьи, официальный язык Ирана (Персии). Варианты персидского языка также являются государственными в Афганистане (дари́ или фарси́-кабули́) и в Таджикистане (таджикский язык). Распространён также в Пакистане. Небольшие персоговорящие общины есть во многих странах Персидского залива: Бахрейне, Ираке, Омане, Йемене, ОАЭ.

Общее число говорящих на фарси довольно велико: 30 миллионов в Иране (порядка 50% всего населения), 7 миллионов говорящих на дари в Афганистане (25% населения) и ещё около 2 миллионов говорящих на дари в Пакистане.

Для записи фарси используется персидский алфавит на основе арабского письма, дополненного несколькими знаками для звуков, отсутствующих в арабском языке. В словаре большое количество арабских заимствований.

Источник: http://ru.wikipedia.org/

Подробнее о персидском языке

Государственным языком Исламской Республики Иран является персидский язык, который иногда называют языком фарси, что, впрочем, не есть правильно - вы же не спросите: "Вы говорите на Инглиш?", вы спросите: "Вы говорите на английском (языке)". Персидский язык принадлежит к группе иранских языков, группа же иранских языков, наряду с романскими, славянскими и многими др. входит в индоевропейскую языковую группу.

Таджикский, дари, пушту (пашто), курдский, осетинский, беджский, талышский, татский парачи, ягнобинский и многие другие живые языки, которые распространены на территории Ирана, Афганистана, Пакистана, Средней (центральной) Азии и Ирака. Авестийский, древнеперсидский, аланский, мидийский, среднеперсидский (пехлеви), парфнский, хорезмийский, сакский, согдийский, бактрийский являются мертвыми языками иранской группы. В современном Иране большое значение придают австийскому, древнеперсидскому и среднеперсидскому языку, их изучают.

Персидский язык имеет свою древнюю историю, восходящую к древнеперсидскому языку (VI–IV вв. до н.э.) На среднеперсидском языке (пехлеви) существует много литературы, которая записана алфавитом, восходящим к арамейскому языку. Среднеперсидский был языком иранской государственности в I–VII вв. н.э.

Арабский язык стал официальным языком Ирана после распространения ислама в VII в. н.э. и тогда же в качестве письменности начинает использоваться арабица (араб­ская вязь). Вместе с тем, арабский язык не смог вытеснить родной язык иранцев. Сформировавшийся к концу первого тысячелетия н.э. родной язык иранцев называется новоперсидским или классическим персидским языком.

Приняв ислам, иранцы, стали распространять его по всей территории современного Закавказья, Средней Азии, Афганистана, Индии. С тех пор персидский язык часто называют вторым языком Ислама. На этих территориях классический персидский язык в то время стал  общим языком для иранцев, таджиков и многих других народов. Именно поэтому в языках этого региона вместе с арабскими заимствованиями используется достаточно много персидских слов и выражений.

Диалектные различия к середине второго тысячелетия н.э. в новоперсидском языке становились всё заметнее, поначалу выражаясь лишь в произношении и разговорном языке, потом затронув стилистику и фразеологию книжных текстов. Сегодня различия между потомками новоперсидского языка приобрели еще более фундаментальный характер и проявляются на всех лингвистических уровнях — в фонетике, грамматике, лексике и фразеологии.

В персидском языке и дари используется модифицированное арабское письмо с добавлением четырёх букв для обозначения отсутствующих в арабском языке звуков. Лексика персидского языка восприняла большое количество арабских слов: в некоторых текстах их число по некоторым источникам достигает 60—80%. В персидском языке позже также появились тюркско-монгольские, западноевропейские и немногочисленные русские заимствования. Примерно начиная с тридцатых годов двадцатого века в Иране ведётся целенаправленная работа по устранению заимствований.

На персидском языке написано много литературных трудов. Это и поэтические произведения Фирдоуси, Омара Хайяма, Хафиза, Саади и др. вошли в сокровищницу мировой литературы. Начиная с конца девятнадцатого века века на персидском языке языке стала широко развиваться проза, значительный вклад в развитие которой внесли ряд современных иранских писателей, таких как Бозорг Алави, Мохаммад Али Джемаль, Хосроу Шахани, Бахрам Садеги, Джемаль Мир Садеги, Исмаил Фасих, Хушанг Гольшири, поэты - Сохраб Сепехни Ахмад Шамлу, Форут Фарохзад и другие.

Amalgrad.ru (c)

2

Краткая история изучения персидского языка в России

Изучение персидского языка в России ведёт свою историю со времён Петра Великого. В 1716 году он впервые отобрал пять человек и отправил их в тогдашнюю столицу Персии Исфахан, чтобы они, выучив язык, могли бы затем служить переводчиками при дворе российского императора. В ту пору в России ещё не было составлено ни одной специальной книги по  дари́ (как тогда назывался персидский), а в качестве словаря использовался лишь  арабоязычный кодекс «Маджма-оль-Форс», т.е. «персидский сборник». С 1732 года начинается серьёзная работа с персидским языком при Коллегии иностранных дел Российской Империи. Статья, которую мы предлагаем вашему вниманию, даёт краткое освещение истории и текущее положение дел в области изучения персидского языка и литературы в России.

1. Словари, грамматики и учебные пособия

Во второй половине XVIII века русские проявили ещё бо́льшую заинтересованность к изучению восточных языков, и в частности – персидского и, приступив к переводу таких литературных памятников, как «Авеста», «Шахнаме» Фирдоуси и «Диван» Хафиза, ощутили потребность в персидско-русских словарях. И в 1786 году в Санкт-Петербурге был выпущен в свет первый подобный словарь, включавший в себя толкование 625 персидских слови появившийся благодаря путешествию Ефремова в Бухару, Хиву, Иран и Индию. Годом позже в России был напечатан другой словарь на 285 слов. Его перевели на 15 европейских и 149 восточных языков, в том числе на фарси, пехлеви́ и дари.

С 1804 года началось преподавание персидского языка для российских студентов в Москве, Казани, Харькове и Санкт-Петербурге. В 1826 году доцент кафедры восточных языков при Московском университете Болдырев составил для своих студентов учебную хрестоматию, куда вошли газели, касыды, новеллы и фрагменты крупных прозаических сочинений средневековой персидской литературы, а также сравнительно крупный персидско-русский словарь (3500 слов) и краткий очерк грамматики персидского языка. В России этой книгой пользовались как основным учебным пособием вплоть до конца XIX века.

Во второй половине XIX века изучение персидского языка в российских университетах получило дальнейшее развитие. Предметами изучения стали такие языки, как древне- и среднеперсидский (пехлеви), авестийский, классический персидский, а также классическая персоязычная литература, например произведения Фирдоуси, Саади и Хафиза. В 1853 году учёный Березин опубликовал в Казани «Грамматику персидского языка», а в 1869 году Мирза II Гоштасп, который с 1861 по 1877 годы преподавал персидский в Санкт-Петербургском университете, составил большой трёхъязычный (персидско-русско-французский) словарь под названием «Фарханг-э мофид» («толковый словарь») на 4000 слов. В 1889 году вышел в свет совместный труд двух выдающихся российских востоковедов Залемана и Жуковского – грамматика персидского языка с объяснением метрики избранных поэтических произведений. Другое исследование Залемана, названное «Кир» в честь древнеперсидского царя, кроме вопросов персидской литературы освещало также проблемы морфологии и синтаксиса, а в 1877 году увидела свет монография того же автора, посвящённая особенностям грамматической структуры персидского языка и контрастивному сопоставлению персидской и русской грамматик.

Множество исследований в области персидской литературы принадлежит также востоковедам Бартольду и Розенбергу. В 1901 году некий Мирза Джафар составил и опубликовал описание грамматики персидского языка, а в 1913-м – персидско-русский словарь. В XX веке, а особенно после революции 1917 года изучение персидского языка приобрело особое значение для востоковедческих центров. Так в Институте востоковедения при Ленинградском университете была учреждена кафедра персидского языка. Между 1932 и 33-м годами была создана и опубликована ещё одна серия учебных пособий по персидскому, чьими авторами были Бертельс, Касаева и Заркова. В 50-е годы работу в этом направлении продолжили и другие востоковеды, результатом чего стали такие книги, как «Вводный курс персидского языка» Восканяна и Рубинчика, в 1951 году – «Учебное пособие для 3-го года обучения» Радовильского, переизданное в 1972 году под названием «Мы говорим по-персидски», в 1953 году – «Учебное пособие для студентов 1-го курса» Алиева и Пейсикова, и наконец в 1955 году – «Учебник персидского языка» Овчинниковой, полностью переработанное и заново изданное В.Б.Ивановым в 2002 году.

В качестве примера современных учебных пособий можно привести такие книги, как «Учебник персидского языка для русскоязычных» В.Б.Иванова, который отличается от всех предыдущих учебников тем, что в нём уже на самом раннем этапе обучения уделяется внимание почерку «насталик», разговорному языку на базе тегеранского диалекта и персидской грамматической терминологии; книга для чтения на втором курсе «Учебник персидского языка» Е.Л.Гладковой, носящая ярко выраженный страноведческий характер; «Учебник персидского языка: основной курс. Продвинутый этап обучения» К.И.Полякова и А.А.Носырева; новинкой среди учебников стала книга Г.Г.Наджафова «Персидский язык: коммерческая корреспонденция и документация», в которой обучение проводится на основе самых свежих и современных материалов по международной торговле.

2. Основные центры изучения персидского языка

Историю становления и развития центров изучения персидского языка в России хронологически можно разделить на три периода:

1) до победы большевиков в России;

2) после победы большевиков;

3) после распада Советского Союза.

Дореволюционная российская иранистика начинала свой путь в учебных центрах Казани, а также при Казанском, Московском, Харьковском, а затем и Санкт-Петербургском университетах. Исторически сложилось так, что Санкт-Петербург являлся крупнейшим востоковедным центром в России. Отделения, связанные с персидским и арабским языками, были открыты в этом университете в 1818 году. С основанием  в 1855 году Восточного факультета были начали свою работу курсы персидской литературы, языков пушту, авестийского и древнеперсидского. Одними из первых преподавателей персидского языка здесь стали французский языковед Шармуа и иранец кавказского происхождения Тупчи-Баши. Также известный востоковед Залеман в течение 40 лет (с 1876 по 1916 гг.) преподавал на Восточном факультете среднеперсидский язык (пехлеви), авестийский язык и основы иранского языкознания.

После Залемана крупнейшим специалистом по современному персидскому языку, литературе и фольклору Ирана был Жуковский – с 1886 года профессор отделения иранского ислама при Восточном факультете. Действительный член Академии наук профессор Фрейман руководил кафедрой иранистики с 1917 по 1941, а затем с 1944 по 1950 год, после него эту должность занимали Болдырев (с 1950 по 1981г.), Боголюбов (с 1981 по 1991 год) и И. Стеблин-Каменский (с 1991 года по настоящее время). В сфере подготовки журналистов-иранистов на кафедре работают сейчас такие известные учёные, как Романович, Бертельс, Зарубин, Дьяконов и Розенфельд. Научные исследования учёных с кафедры изданы в блестящем «Сборнике истории и культуры Ирана», среди статей которого можно отметить работы по истории иранских языков, персидским рукописям и письменным памятникам иранских языков до распространения ислама. Также на кафедре подготовлена к печати систематизация литературного наследия классического периода и переводы отдельных памятников на русский язык; ведётся изучение и преподавание диалектов персидсккого языка и т.д.

В настоящее время при университете осуществляют свою деятельность такие учёные и журналисты-востоковеды, как специалист по иранским языкам М.Боголюбов, крупный исследователь и специалист по истории зороастризма И.Стеблин-Каменский, преподаватель дари и пушту Гронберг, специалист по языкам и литературе Ирана и Афганистана Кощеев.

Среди других центров иранистики и изучения персидского языка в России можно назвать Дипломатическую академию при Министерстве иностранных дел Российской Федерациии и Московский государственный институт международных отношений (МГИМО). В настоящее время в Дипакадемии работают два преподавателя персидского языка: профессор А.М.Алиев и старейший преподаватель этого учебного заведения, специалист в области зарубежной и иранской политологии Светлана Алексейкина. История МГИМО насчитывает уже более 50 лет. На различных кафедрах института преподают в общей сложности 47 иностранных языков. На отделение иранистики каждый год принимают около 5-ти студентов, которым предстоит изучать здесь фарси. Сейчас здесь преподают Г.Арсанис, Е.Гладкова и Дружиловский. Отделение иранских языков под руководством Расторгуевой было основано в 1952 году. Среди старейших сотрудников можно назвать профессоров Абаева (один из самых известных и многоопытных иранистов бывшего Советского Союза), В.Расторгуеву и Пейсикова.

Ещё один старый центр преподавания персидского языка – это Военный институт иностранных языков (ВИИЯ), который осуществляет подготовку профессиональных специализированных переводчиков для Вооружённых сил Российской Федерации. В настоящее время персидский язык на отдеелнии восточных языков преподают три преподавателя. Один из них – профессор Восканян, автор нескольких словарей и разговорников, в том числе самого объёмного и качественного русско-персидского словаря.

Фарси преподаётся также в Академии Федеральной службы контрразведки (ФСК), на кафедре языков стран Среднего Востока. На персидское отделение каждый год зачисляется от 5 до 6 студентов, где они учатся 5 лет. Сейчас здесь преподают М.Осипова, В.Фролова и Г.Голубева.

Однако одним из самых известных центров преподавания персидского языка и подготовки иранистов в России по праву считается Институт стран Азии и Африки (ИСАА). Отделением иранских языков заведует профессор В.Иванов. Институт был образован в 1956 году на базе Института восточных языков при МГУ, в свою очередь преобразованного из упоминавшегося ранее Восточного факультета Московского университета.

Обучение в этом институте длится от 4 до 6 лет, и студенты выпускаются со степенями бакалавра или магистра по следующим специальностям востоковедения: история, [название языка] язык и литература, экономика. Сразу после основания института, к обязанностям заведующей кафедрой иранских языков приступила В.Расторгуева. С 1960 года эту должность занимал профессор Пейсиков, затем – Лебедев, а сейчас – Иванов. На кафедре студенты изучают не только персидский язык, но и его афганский вариант – дари (называемый иногда также фарси-кабули), а такжк курдский, пушту и таджикский языки. Кроме профессора Иванова здесь преподают такие иранисты, как Б.Островский, Е.К.Микеров и Марина Рейснер.

Одним из молодых вузов, в которых ведётся преподавание персидского языка, является Российский государственный гуманитарный университет (РГГУ), основанный на базе Историко-архивного института в 1991 году. На отделение восточных языков каждый год зачисляется около 25 студентов, причём слушатели кафедры персидского языка, помимо собственно фарси, изучают ещё и арабский французский, древнегреческий, авестийский и среднеперсидский (пехлеви) языки.

В Москве, а также в других городах России действуют общедоступные курсы персидского языка, организованные как Культурным представительством Исламской Республики Иран в России, так и Организацией по распространению персидского языка и литературы при министерстве культуры Ирана, кроме того эта организация регулярно проводит стажировки групп российских студентов в лучших иранских вузах, а также семинары по повышению квалификации преподавателей персидского языка.

Кафедры персидского языка действуют и в двух институтах Астрахани – Астраханском государственном техническом и в Астраханском педагогическом. В первом кафедра была открыта в 2001 году, и сейчас на ней учатся 75 студентов в двух группах – начальной и средней. Преподают здесь Е.Кулагина и Фахри Касем. В 2001 году центр иранистики под руководством В.Пластуна открылся в Новосибирском институте международных отношений и регионоведения, а в 2002 году подобный центр был создан при Екатеринбургском государственном университете имени Горького, и сейчас 10 студентов изучают здесь персидский язык у преподавателя В.Кузьмина.

Кроме уже упоминавшихся заведений, в 2000 и 2001 годах поочерёдно были открыты два центра иранистики при Высшей школе и Государственном университете Саратова (руководитель центра – Виталий Близнюк).

3. Изучение персидского языка в регионах Российской Федерации

а) Республика Татарстан

При наличии исторически сложившихся длительных связей Татарстана с Ираном, в этом регионе сосредоточено наибольшее количество учебных заведений, где читается курс персидского языка. В 1992 году был основан Казанский государственный гуманитарный институт, и сразу же на филологическом факультете началось преподавание фарси. А с 1999 года здесь открыт и ныне действует кабинет культуры Ирана, в котором преподают А.Бурханов и М.Шафиев.

В 2000 году в Институте истории языкознания был открыт факультет восточных языков, и сейчас преподаватели Ф.Акулова и М.Шафиев обучают персидскому языку 14 студентов.

б) Республика Дагестан

Факультет востоковедения был организован при Дагестанском государственном университете (ДГУ) а 1932 году, а в 1995 на кафедре истории началось преподавание истории и литературы Ирана, а также персидского языка как основного иностранного. Преподавательский состав следующий:

ведущий научный сотрудник - профессор Н.Османов;
Фатима Малибекова;
Ума Каримова;
Рауф Рустамов.

Кроме учебных пособий, составленных российскими преподавателями, на этом отделении используются также изданные в Тегеране "Учебник персидского языка для иностранцев" доктора Таги Пурнамдариана и "Грамматика персидского языка" доктора Мохаммада Джавада Шариати.

в) Республика Башкортостан

Уфимский государственный университет был основан в 1957 году, преподавание фарси началось в его стенах в 1993 году, а в 1998 году был открыт кабинет персидского языка под руководством Ф. Сисанбаева.

г) Республика Северная Осетия Алания

Факультет международных отношений при госуниверситете этой республики был открыт в 1972 году, одтеление восточных языков, где и преподаётся фарси, существует с 1994 года.

4. Персидский язык в средних школах

Впервые преподавание персидского языка в специлизированных средних школах было организовано стараниями Культурного представительства Исламской Республики Иран в Москве. Школьники в этих школах имеют возможность посещать факультативные занятия по персидскому языку.

Автор: Сирус Борзу (c)
Перевод статьи из журнала "Сохан-э эшк", №3 2003 г.

3

Уважаемый Aйрат!

Думаю, ответы на вопросы Вы найдете на официальном сайте Санкт-Петербургского Института Востоковедения Российской Академии наук в разделе ИРАНИСТИКА: http://iranica.orientalstudies.ru/ Там же на форуме Вы можете задать свои вопросы квалифицированным иранистам-филологам.

Возможно Вам также будут полезны следующие ссылки:
1. Сайт ИСАА при МГУ с отдельной страничкой кафедры иранских языков (на русском языке)
http://www.iaas.msu.ru/gen_r.html
2. "Arizonapersian". Учебная информация по персидскому языку. Есть подборка фразеологизмов с литературным переводом и комментариями (на английском языке) http://www.arizonapersian.com/persian/introduc.htm

К сожалению, Словообразовательного словаря фарси на русском языке пока не существует.

4

Недавно вышла книга:
Голева Г.С. Фразеология современного персидского языка. Москва: Изд-во "Муравей", 2006.

В работе представлена объемная картина уникальной фразеологической системы персидского языка. При этом фразеологизмы рассматриваются как в плане их собственно языковых особенностей, так и в национально-культурном аспекте. Особое значение имеют обильно представленные и переведенные на русский язык формулы речевого этикета, широко употребительные в иранском обществе пословицы, поговорки и поэтические афоризмы; вынесенные в отдельную главу и рассыпанные по всему тексту исследования культурно-исторические комментарии. Сгруппированные по тематике коммуникативные фразеологизмы живо иллюстрируют этнопсихологические черты и социально-этические нормы иранского народа. В работе приводится большое число иллюстрированных примеров из персидской художественной литературы, раскрывающих коммуникативно-функциональный статус фразеологизмов в персидском языке. Специальная глава "Фразеологические единицы и контекст" посвящена исследованию проблем фразеологии применительно к речевой деятельности. Высокая степень употребления, многоплановая функциональная роль, структурно-семантическое разнообразие, национальная окраска персидских фразеологизмов предопределяют актуальность, научную и практическую востребованность данной работы. Новаторский системно-функциональный подход к решению всего комплекса проблем исследования персидской фразеологии, рассматриваемой в ее широком объеме, и перспективность исследования такого объема в едином методологическом формате представляются весьма важными для общей теории фразеологии, для методологии контрастивно-культурологического анализа и для структурно-типологических исследований фразеологического состава разноструктурных языков.

5

Фарси как интегрирующий фактор в Исламской Республике Иран

Фарси, или персидский язык (далее ПЯ), являясь государственным языком Исламской Республики Иран, уже более четверти века развивается в условиях теократического режима, утвердившегося в стране после победы в 1978-1979 гг. исламской революции. Новые условия его функционирования обусловлены масштабными изменениями во всех сферах жизни страны, несомненно, влияющими на выполнение языком своих разнообразных, главным образом коммуникативных, функций.

В дореволюционный период ПЯ рассматривался как один из главных консолидирующих признаков иранской нации, инструмент объединения проживающих в стране крупных и более мелких этносов, относящихся к различным языковым общностям. Формально его статус не был зафиксирован в первой иранской Конституции 1905–1911 гг., однако вплоть до исламской революции ПЯ де-факто выполнял функции единственного государственного языка многонационального государства. В этом качестве ПЯ использовался для реализации политики иранского великодержавного национализма и паниранизма, содействуя языковой ассимиляции неперсидских этносов, составлявших примерно половину населения страны. Одновременно с этим шел процесс подавления развития языков других этносов, в том числе обладающих многовековой культурной традицией, таких как азербайджанский, курдский, туркменский, постепенно и однозначно локализовывавшихся в Иране в сфере устного общения и неуклонно деградирующих.

В послереволюционный период произошло укрепление статуса ПЯ, который в соответствии с новой конституцией страны, принятой в декабре 1979 г., был провозглашен государственным языком Ирана. Хотя основной закон страны зафиксировал ряд прав и свобод неперсидских народов страны в области сохранения и развития их национальных языков и культур, ПЯ продолжает оставаться важнейшим фактором культурно-интеграционных процессов. Это связано с тем, что национально-языковой вопрос в Иране так и не был решен, и большинство нововведений в сфере национального школьного образования и развития СМИ на национальных языках было аннулировано в течение первого послереволюционного десятилетия.

Кроме того, политика клерикального руководства Ирана, особенно на первом послереволюционном этапе, игнорировала языковые и этнические признаки национальной общности, а в качестве определяющего выдвигала принцип религиозного единства. Именно основатель Исламской Республики Иран аятолла Рухолла Хомейни, будучи приверженцем доминирования религиозного фактора, обосновал на иранском примере необходимость следования догме «Исламская община – единая нация», блокирующей, по сути, решение проблемы национального развития проживающих в Иране меньшинств, в том числе таких многочисленных, как курды, азербайджанцы, арабы, туркмены и др. В условиях Исламской Республики Иран все движения нетитульных, то есть неперсидских, наций за свои политические и культурные права, рассматриваются как подрывающие власть центрального правительства, а значит, направленные против режима исламской республики. Базу для такого положения создает ныне действующая в Иране конституция, при составлении и принятии которой было проигнорировано абсолютное большинство поправок и добавлений, предложенных представителями национальных меньшинств.

Именно с этим обстоятельством у представителей неперсидского населения страны связаны чувства национальной неполноценности и второсортности. Эти чувства опираются, в частности, на ставшие достаточно рутинными факты грубейшей диспропорции при выделении бюджетных средств регионам с персидским и неперсидским населением. По данным иранской газеты «Новруз» за 2002 г., населенные преимущественно персами провинции Исфаган и Керман получают в 20 (!) раз больше средств, чем насчитывающая примерно столько же жителей провинция Иранский Курдистан или населенная преимущественно азербайджанцами провинция Ардебиль. За прошедшие с тех пор четыре года существенных изменений в этой сфере не произошло. В таком контексте становятся понятными возникающие время от времени массовые выступления в курдских регионах страны, откровенно сепаратистские демонстрации в преимущественно арабоязычной южной провинции Хузестан. Не случайна и острая реакция азербайджанского населения страны на карикатуру в одном из майских номеров центральной газеты «Иран», задевшую национальные чувства второго по величине этноса и повлекшей за собой беспорядки с многочисленными жертвами.

Таким образом, национализм монархии Пехлеви сменился после революции не признающим национальных и языковых различий исламизмом Хомейни, а затем нынешнего религиозного лидера аятоллы Али Хаменеи. Проблема иранской интеграции на базе персидского этноса заменена в исламском Иране концепцией мусульманской солидарности на базе единой веры и единого языка – ПЯ.

Развитие ПЯ в Иране неразрывно связано с активно проводимой в течение ряда лет исламской культурной революцией. Как часть политического процесса, утвердившегося в Иране в результате прихода к власти исламских клерикалов, она имеет своей целью претворение идей исламской революции в сфере духовной жизни, в том числе литературе, языке, театре, кино, прочих формах культурной деятельности. В течение всех лет после победы исламской революции в Иране проводилась последовательная работа по тотальной исламизации духовной и культурной жизни, получившая после прихода к власти в августе 2005 г. президента-неоконсерватора Махмуда Ахмадинежада новый импульс.

Одним из серьезных факторов развития ПЯ в послереволюционном Иране являются его взаимоотношения с арабским языком. Ранее у арабского языка, оказавшего на ПЯ мощное влияние в разные периоды его развития, не было в Иране никакого статуса. В определенные периоды, в частности, в 1935–1941 гг., в стране даже активно проявлялись пуристические тенденции, направленные на сокращение доли арабизмов в ПЯ. Сразу после исламской революции в Иране был законодательно повышен формальный статус арабского языка. По действующей в стране иранской конституции 1979 г. (раздел 16, статья 2), арабский язык был введен в качестве обязательного к обучению во всех классах общеобразовательной школы, и постепенно из языка, употреблявшегося преимущественно в сфере религиозного общения, он де-юре превратился во второе по значимости коммуникативное средство. Особенную динамику изучение арабского языка приобрело в первые послереволюционные годы. Тогда в Иране регулярно транслировались даже специальные передачи, повсеместно были открыты курсы по его изучению, впервые организованы всеиранские соревнования чтецов Корана, получившие к настоящему времени громадную популярность. В стране начали выходить и до сих пор существуют центральные издания на арабском языке, многие официальные государственные сайты Интернета имеют арабскую версию. На арабский переводится вся продукция государственного иранского агентства печати ИРНА. Подробные выпуски новостей на арабском языке, рассчитанные в основном на внутреннюю аудиторию, транслирует круглосуточный всеиранский информационный телеканал IRINN.

Важным обстоятельством, несомненно влияющим на повышение статуса арабского языка в ИРИ и повышение роли арабизмов в ПЯ, является относительный билингвизм ряда религиозных и светских лидеров страны, получивших профессиональное образование в мусульманских учебных заведениях, где преподавание ряда предметов велось на арабском языке. В той или иной мере арабским языком владеют религиозный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи, нынешний президент страны Махмуд Ахмадинежад, его предшественник на этом посту Мохаммад Хатами, глава судебной власти аятолла Хашеми-Шахруди, бывший министр обороны адмирал Али Шамхани и др.

Закономерным шагом в государственном регулировании развития ПЯ в послереволюционный период явилось учреждение инструмента проведения языковой политики в лице Академии персидского языка и литературы. На академию, официально созданную решением Высшего совета культурной революции в июле 1990 г., было возложено и руководство многочисленными научными и государственными учреждениями в этой области. Главная задача, которую решает нынешняя академия, как и ее предшественницы, функционировавшие в 1935–1941 и 1970–1978 гг., – пополнение словарного состава ПЯ, причем в первую очередь за счет терминов современных отраслей знаний и передовых технологий. В сущности, ПЯ оказался неподготовленным к бурному развитию современной технологии, и в нем до сих пор остро чувствуется нехватка специальных терминов, большинство из которых просто транслитерируется персидской графикой и не всегда понятно даже специалистам тех или иных отраслей. В выпускаемой в Иране специальной литературе по таким отраслям, как компьютерные науки, электроника, информатика, в многочисленных отраслевых журналах особенно заметно отсутствие специальных терминов, большинство из которых внутри персидского текста обозначается в оригинальной графике, то есть большей частью на английском языке. Поэтому вполне естественно, что для ПЯ на данном этапе жизненно необходимо создание специальной терминологии, которая позволит как можно скорее заменить иноязычные заимствованные термины на их персидские аналоги. Именно этим и занимается академия, имеющая в своем составе такие подразделения, как отделы составления энциклопедии ПЯ, компьютерной терминологии, апробации новой терминологии и др.

В деятельности академии нет единого подхода к вопросу о создании современной терминологии. Сторонники замены всех иноязычных терминов на собственно персидские, представляющие движение «языкового самообеспечения» (ХОДКЕФАИЙЕ ЗАБАНИ), встречают сопротивление со стороны тех языковедов, которые считают, что не все новые термины следует передавать автохтонными обозначениями. Единодушие существует лишь по отношению к судьбе европеизмов, которые пытаются изгонять силовым путем. В этом контексте следует отметить решение Собрания исламского совета (иранского парламента) от 18 октября 1995 г., запретившее пользование западноевропейской лексикой в государственных учреждениях. Тем самым перед Академией персидского языка и литературы ставилась задача замены лексики западноевропейского происхождения создаваемыми персидским словами, опирающимися на репродуктивные возможности ПЯ.

Спустя более чем десять лет, прошедших после принятия этого решения, можно, однако, констатировать, что такая задача не была реализована. Косвенным подтверждением этого является заявление нынешнего президента академии д-ра Хасана Хабиби, посетовавшего 25 июня 2006 г. в интервью информационному агентству ИСНА: «Наша проблема ныне не только в вестернизации (ГАРБЗАДЭГИ) языка, но и в потере им своей восточного характера (ШАРКЗЭДАЙИ)». Такое положение обусловило инициирование нынешним президентом страны М. Ахмадинежадом в конце июля 2006 г. специального указа, потребовавшего от официальных государственных структур избегать использования иностранной (БИГАНЭ) лексики (под ней подразумевается лексика западноевропейского происхождения. – В.М.) в ПЯ и внедрять персидские эквиваленты, предлагаемые Академией персидского языка и литературы к повсеместному употреблению. Этот же указ обязывает правительственные структуры добиться унификации персидской орфографии, в которой до сих пор существует существенный разнобой. Последнее обстоятельство, как неоднократно отмечала иранская пресса, затрудняет внедрение передовых информационных технологий в сфере СМИ, в частности, в использовании поисковых машин в персидском Интернете, получившем в течение последних лет колоссальное развитие.

Особенно жесткую позицию по отношению к западноевропейской лексике последовательно занимает религиозный лидер страны аятолла Али Хаменеи, рассматривающий ее как рецидив «культурной экспансии Запада», «своеобразный яд». Будучи одним из апологетов жесткой борьбы с западным влиянием, аятолла Хаменеи считает, что с таким явлением должна вестись полномасштабная война. Отметим при этом, что политика в отношении арабского языка не предполагает изгнания арабизмов, как это было несколько десятилетий назад. Напротив, считает руководство Академии персидского языка и литературы, арабская лексика прочно закрепилась в ПЯ, она не воспринимается как чужеродная и поэтому должна активно использоваться при создании новой терминологии.

Тотальная исламизация всех сфер культурной жизни страны влияет на функционирование ПЯ, в первую очередь – на его лексико-семантическую систему, более всего подверженную разнообразному влиянию. В ПЯ гораздо чаще, чем в дореволюционный период, стали употребляться религиозные и религиозно-философские термины ислама. Неотъемлемой частью публицистического стиля стали коранизмы, вкрапляемые в персидский текст. С укреплением статуса арабского языка, особенно в первые послереволюционные годы, количество таких вкраплений стало весьма значительным. Как считают идеологи исламского режима, их использование должно свидетельствовать об овладении широкими народными массами сакрального языка ислама.

В послереволюционный период происходит интенсивное изменение словарного состава ПЯ, его приспособление к новым реалиям политической и духовной жизни страны, что находит свое выражение в целых пластах лексики, отражающей утвердившиеся в иранском обществе новые концепции и институты теократического государства. В ПЯ сложился своеобразный «исламский стиль», характеризующийся такими чертами, как более частым, чем прежде, употреблением ломаных форм множественного числа, возрастанием доли арабизмов, гальванизацией тех из них, что прежде, до революции, реально отошли на периферию языка и употреблялись крайне редко.

Отметим и такую тенденцию, как широкое использование в ПЯ арабских атрибутивных сочетаний, активно создаваемых в ПЯ по арабской синтаксической модели и рассматриваемых как цельнооформленные лексические единицы. Такого рода лексические единицы становятся важной составляющей существенно исламизированного публицистического стиля в ПЯ. Многие из конструируемых сочетаний отражают сложившиеся в ИРИ политические, социальные или бытовые реалии: МААШШАИР – «безалкогольное пиво», МОДДАИОЛЬОМУМ – «Генеральный прокурор» (наряду с персидским эквивалентом ДАДСЕТАНЭ КОЛЛЬ), МАМНУОЛЬМОЛАКАТ – «запрет на свидания» (с политическим заключенными), МАМНУОЛЬХОРУДЖ — «невыездной» (по политическим мотивам», ДЖАДИДОЛЬВОРУД – «впервые поступивший», КАРЗОЛЬhАСАНЭ «беспроцентная исламская ссуда», МАФКУДОЛЬАСАР – «пропавший без вести» (на ирано-иракской войне), МАМНУОЛЬЭНТЕШАР – «запрещенный к публикации» и др.

ПЯ активно пополняется новыми терминами, отражающими понятия современных технологий. При этом в Иране считают, что необходимо добиться такого положения, когда большинство новых понятий будет передаваться терминами, сконструированными на базе персидского корнеслова по устоявшимся в ПЯ словообразовательным моделям. Сложившимися фактами ПЯ можно считать такие неологизмы последнего десятилетия, как ХОДРОУ – «автомобиль», НАМАБАР – «телефакс», КАРБАР – «провайдер», ПАЙГАh – «сайт в Интернете», МАРДОМСАЛАРИ – «демократия», ДЖАhАНГЕРАЙИ – «глобализация», КАРТОНХАБ – «ночующий в коробке, то есть бездомный человек», ФАЗАГАРД – «космический турист», ЧАРХБАЛ – «вертолет», РАСАНЭ – «СМИ», ЙАРАНЭ – «субсидия», ПАЙАНЭ — «терминал», РАЙАНЭ – «компьютер», НАРМАФЗАР – «программный компьтерный продукт», ТАРАШЕ – «чип», ЧАПГАР – «принтер» и др.

Ведущую роль в этом процессе играет Академия персидского языка и литературы, которая по состоянию на 2003 г. официально утвердила использование более 500 новых терминов. В последнее время предлагаемые академией неологизмы пропагандируются более активно, чем прежде, и их внедрение сопровождается использованием административного ресурса. Так, в сообщении информационного агентства ИСНА от 13 июня 2006 г. с предложением использовать рекомендуемый академией термин САЗМАНЭ МАРДОМНЭhАД «неправительственная организация» (англ. NGO), говорится и о том, что этот термин (вместо использовавшегося прежде выражения САЗМАНЭ ГЭЙР-Э ДОУЛАТИ, являвшегося фразеологической калькой англ. Non-Governmental Organization), ввел в оборот вице-президент страны ходжат-оль-эслам Хадж-Али Акбари, затронув на своей первой на этом посту пресс-конференции проблему такого рода организаций.

В последние годы иранское руководство уделяет серьезное внимание проблемам развития и функционирования ПЯ. Это вытекает из сути языковой политики иранского руководства, направленной на укрепление позиций ПЯ как единственного государственного языка, его всемерное овладение неперсидским населением страны. С другой стороны, здесь видно признание непреложности факта, что эйфория первых послереволюционных лет, связанная с активными попытками насаждения арабского языка, не встретила массовой поддержки населения и поэтому довольно быстро пошла на убыль.

Развитие ПЯ мыслится иранским руководством в качестве одной из мер сохранения единства страны, поддержания ее национальной индивидуальности, культурной самобытности. Нынешний религиозный лидер Ирана аятолла Хаменеи отстаивает идею ПЯ как символа иранской нации в рамках исламского строя, фундамента ее менталитета, языка, выполняющего важные функции в исламском сообществе. Так, в своем выступлении на Первой Всемирной ассамблее преподавателей персидского языка в Тегеране 5 января 1996 г. он отметил, что распространение ислама в Средней Азии и на Индостанском полуострове осуществлялось благодаря персидскому языку и посредством персоязычных народов. Дополнительные аргументы привел бывший президент Ирана Мохаммад Хатами. Выступая в 2003 г. на Первом национальном иранистическом конгресс в Тегеране, он заявил, что ПЯ с самых первых веков ислама предстает как язык для осмысления Божественного откровения, приобретя статус священного языка, с помощью которого мусульмане и немусульмане заявляли о своих духовных достижениях. В подобном ключе высказываются и зарубежные иранисты, особенно в тех странах, где иранская культура имеет прочные корни и давние традиции. На состоявшихся в мае 2006 г. шестых Всеиндийских курсах переподготовки преподавателей ПЯ в Лакхнау (Индия) профессор-иранист Асафа Замани назвал ПЯ одним из национальных языков Индии, подчеркнув при этом: «Фарси не является для нас иностранным языком, он для нас имеет несомненное историческое значение». Ректор университета Лакхнау д-р А.Б. Сингх особо подчеркнул лексическую близость ПЯ с урду – одним из самых важных по количеству носителей языков Индостанского полуострова.

С середины 1990-х гг. в Иране пропагандируется идея ПЯ как инструмента исламской культуры, второго языка ислама. Эта идея была неоднонократно поддержана и религиозным лидером страны аятоллой Али Хаменеи. Иранское руководство последовательно внедряло идею превращения фарси в один из официальных языков международных исламских организаций. Эту мысль, например, высказывали в декабре 2001 г. в Тегеране на саммите стран — членов организации «Исламская конференция» тогдашний президент Ирана Мохаммад Хатами и религиозный лидер страны Али Хаменеи, однако тогда идея не была реализована. В июне 2006 г. ПЯ, наряду с русским, китайским и английским, был объявлен одним из официальных языков Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) – формирующейся мощной международной структуры военно-политического направления, объединяющей Китай, Россию, Казахстан, Киргизию, Таджикистан и Узбекистан в качестве полноправных членов, и Иран, Индию, Монголию и Пакистан как наблюдателей. Таким образом, ПЯ будет функционировать в престижном статусе официального языка в организации, объединяющей половину населения земного шара. В таком же контексте расширения функционирования ПЯ как одного из важных региональных языков следует рассматривать и постепенно реализуемую в Иране идею создания международной сети исламского телевидения, большая часть программ которого будет готовиться на ПЯ.

Иранское руководство уделяет большое внимание задаче пропаганды ПЯ в зарубежных странах. Ее реализация возложена на специальную правительственную структуру – Организацию исламской культуры и связей (САЗМАНЭ ФАРХАНГ ВА ЭРТЭБАТАТЭ ЭСЛАМИ) — ОИКС. В ее составе имеется Центр по распространению фарси за рубежом. Сотрудники центра работают в различных зарубежных странах в составе культурных представительст Ирана. Особенно динамичную деятельность они проводят в государствах бывшего СССР, в первую очередь Центральной Азии и Южного Кавказа. На одной из последних встреч представителей этой организации, работающих за рубежом, отмечалось, что продвижение ПЯ за рубежи Ирана является одним из главных направлений культурной деятельности исламского режима в международном аспекте. Под эгидой ОИКС открыты центры изучения ПЯ в 22 странах, куда министерством науки ИРИ командированы для работы 18 высококвалифицированных иранских преподавателей.

В нынешнем 1385 г. по иранскому солнечному календарю ( 21 марта 2006 г. – 20 марта 2007 г.) ОИКС предполагает организовать внутри Ирана и за его рубежами 14 курсов повышения квалификации преподавателей ПЯ и персидской литературы, аспирантов и студентов, провести юбилеи и памятные заседания в честь видных деятелей современной иранистики. По данным директора Центра по распространению фарси за рубежом ОИКС Али-Аскара Мохаммада Хани, приведенным 2 апреля 2006 г. агентством «Фарс», иранские преподаватели фарси будут в текущем году командированы для проведения различных курсов в десять стран. По словам А.-А. М. Хани, значительные средства, как и прежде, ассигнуются на оснащение по линии ОИКС учебных центров иранистики за рубежом. Цель их деятельности была разъяснена в одном из выступлений духовного лидера Ирана аятоллы Хаменеи, где отмечалось, что распространение ПЯ за рубежом связано с необходимостью пропаганды идей исламской революции: «Фарси имеет для нас приоритетное значение в плане пропаганды идей революции и революционного исламского мышления». Таким образом, в Иране ПЯ все больше связывается с религией и исламской культурой. Именно поэтому все еще остающаяся релевантной идея экспорта исламской революции в немалой степени опирается на религиозно-культурное влияние, что в значительной мере подразумевает активное продвижение ПЯ в соседние страны.

Большое значение иранское руководство уделяет отношениям со странами фарсиязычного ареала – Таджикистаном и Афганистаном. В последние годы Иран стал инициатором тесного сотрудничества фарсиязычных народов в развитии ПЯ. В этой сфере планируется наладить взаимодействие с соответствующими научными и учебными заведениями Таджикистана и Афганистана. Это позволит использовать лексические возможности таджиского языка и языка дари для пополнения специальной терминологии ПЯ, а также будет способствовать реализации процесса интенсивного сближения трех близкородственных языков. В этом направлении уже сделаны первые шаги. В частности, по инициативе Тегерана создана Организация фарсиязычных народов, которая провела несколько конгрессов, обсуждавших в практической плоскости вопросы культурного сотрудничества Ирана, Афганистана и Таджикистана. В ходе официального визита президента ИРИ М. Ахмадинежада в Таджикистан, состоявшегося 25–27 июля 2006 г., этот аспект сотрудничества был определен как один из приоритетов взаимодействия двух стран. В его рамках будут реализованы проекты в сфере ПЯ, в частности, расширение подготовки таджикских иранистов-филологов в иранских вузах, помощь в оснащении кафедр ПЯ в таджикских вузах новейшим компьютерным оборудованием, создание совместных учебников, сотрудничество лексикологов и лексикографов двух стран и др. Практическая работа уже началась. Так, в руководящий совет Академии персидского языка и литературы в Тегеране введены крупнейшие ученые-иранисты из Душанбе.

Широкая пропаганда ПЯ развернута как в странах традиционного распространения ислама, так и в странах, имеющих с Ираном общие исторические корни, налаженные экономические и политические связи. Так, в Национальном исламском университете в Иордании он стал с 1994 г. обязательным предметом для студентов как один из важнейших языков исламского сообщества. Кафедры ПЯ открыты в 152 из 160 индийских университетов. Для более успешного продвижения ПЯ в зарубежные страны в Иране налажено издание учебников для иностранных студентов и специалистов, желающих повысить уровень владения ПЯ. По сообщению иранского информационного агентства ИСНА от 29 апреля 2006 г., в Тегеране четвертым изданием за последние годы тиражом 3 тысячи экземпляров выпущен учебник АЗФА (АМУЗЭШЕ ЗАБАНЭ ФАРСИ) «Изучение персидского языка», составленный профессором Тегеранского университета Ядулло Самарэ. Этот англоязычный учебник в пяти томах общим объемом 1260 страниц пользуется большим спросом в зарубежных странах. Кроме того, в последние годы в Иране проводится большая работа по подготовке и изданию компьютерных компакт-дисков и аудио- и видеоматериалов для изучения и совершенствования ПЯ, рассчитанная на распространение за рубежом. Растет и число иностранных студентов, изучающих в Иране ПЯ. Заместитель министра науки Ирана по международному сотрудничеству Арслан Корбани в интервью прессе 22 мая 2006 г. соообщил, что только на отделениях аспирантуры по иранской филологии в иранских университетах обучаются 100 иностранных студентов.

Культурные представительства Ирана за рубежом устраивают в последние годы международные студенческие олимпиады на знание ПЯ и персидской литературы. На уровне России такие олимпиады проводятся на базе Института стран Азии и Африки Московского университета и собирают несколько десятков участников из многих университетов России, причем как традиционных центров иранистики, так и открытых не так давно в вузах Астрахани, Новосибирска, Екатеринбурга, Казани, Уфы, Махачкалы.

Расширение изучения ПЯ за рубежами Ирана, а следовательно, рост знаний об этой стране и ее сегодняшних реалиях, по мысли иранского рцуководства, поможет в значительной мере снизить критический потенциал зарубежных фарсиязычных радио и телестанций, «функционирующих отнюдь не на пользу Ирану» («Фарс», 17 апреля 2006 г.). К ним отнесены такие радиостанции, как круглосуточная «Фарда» и «Голос Америки» с четырьмя часами ежедневного вещания (США), ВВС (Великобритания) с ежедневным шестичасовым вещанием, «Немецкая волна» (ФРГ) с ежедневным двухчасовым вещанием, «Голос Израиля» с ежедневным полуторачасовым вещанием, Французское международное радио с таким же объемом вещания, радио «Голос России» с ежедневным двухчасовым вещанием. В Иране расценивают деятельность этих радиостанций как направленную «на ослабление строя Исламской республики Иран и конфронтацию с ним» - http://www.farsnews.com/.

Таким образом, ныне отношение к ПЯ в Иране характеризуется как активной регулирующей деятельностью государственных структур, так и попытками использовать этот государственный язык в качестве инструмента экспорта идеологических концепций исламской революции, его динамичным продвижением в зарубежные страны, в первую очередь в регионы традиционного и потенциального распространения исламской культуры.

© В.И.Месамед, 2006
Источник: http://www.iimes.ru/

6

При ИСАА МГУ в декабре 2006 г. приступил к деятельности Центр изучения персидского языка и иранской литературы. Данный Центр был учрежден в рамках договоренностей между Культурным представительством при посольстве Исламской Республики Иран в Российской Федерации и ИСАА МГУ. Сразу же после открытия состоялось первое рабочее заседание Научного совета Центра.

Сегодня при Центре действуют четыре отдела – рукописей, языкознания, литературоведения и преподавания персидского языка.

Основными направлениями деятельности Центра являются содействие изучению и распространению персидского языка в России и соседних странах. Помимо этого, Центр также планирует издавать специализированный журнал «Фирдоуси» на персидском, русском и английском языках, организовывать и проводить олимпиады по персидскому языку и литературный конкурс имени Абулькасима Фирдоуси. Центр окажет изданию в России литературного наследия классиков персидско-таджикской поэзии и наиболее известных поэтов и писателей современного Ирана.

7

В Дагестанском государственном университете будут преподавать персидский язык

В Дербентском филиале Дагестанского государственного университета начали функционировать курсы персидского языка. Эти курсы были организованы при поддержке Культурного представительства при Посольстве Ирана в Москве. Преподавание было организовано на базе открытого Центра иранистики факультета востоковедения Дербентского филиала ДГУ, открытого в 2005 г. В Дагестане персидский язык имеет давние исторические корни. Об этом свидетельствует и само название города Дербента, которое происходит персидского слова "дарбанд", т.е. "горный проход, ущелье; застава, крепость". Многие жители Дербента поступают на иранское отделение в Дагестанский государственный университете потому, что хорошо помнят о своем историческом прошлом.

8

А как вы считаете, какая вероятность трудоустройства, после изучения персидского языка в Университете?

9

А где вы хотите трудоустроиться - в Азербайджане, Москве, Минске, Киеве?
Везде эта вероятность будет разной.
Кроме того она будет безусловно зависеть от вашей квалификации, наличия связей и т.д. и т.п.

10

Главным образом, увы, от наличия связей. Ну, а кроме устройства по этой специальности в России, можно попробовать и в Иране.

11

Думаю начать изучение фарси. Хотелось бы услышать мнение тех людей, кто уже изучает или изучил персидский язык о перспективах его использования. Поделитесь своим мнением: что может подтолкнуть к изучению этого языка и что заставило вас взяться за это.

12

Язык очень красивый. Выучив его, Вы сможете в оригинале читать Саади, Низами, Фирдоуси, Хайама. О перспективах: научная работа(у нас или за рубежом), преподавание, переводческая деятельность, работа в Иране, исламоведение. Кроме того,наверное, возможно сочетание персидского с другими уже известными Вам языками- это тоже, пожалуй, для научной работы. А вообще-то лучше всего изучать что-либо для души...

13

antbez написал(а):

А вообще-то лучше всего изучать что-либо для души...

Полностью согласна. Для души и от души. Отсутствие души не сможет восполнить никакое академическое образование.

14

Один из плюсов фарси состоит в том, что он помогает в дальнейшем легче осваивать языки народов Индии, Средней Азии, тот же арабский или турецкий (хотя грамматически они сильно отличаются от фарси). В урду, например, около 90% лексики арабско-персидского происхождения, причём арабские слова заимствовались зачастую через фарси.

Что касается перспектив, то доля персоязычного населения в мире (в отличие от русскоязычного) растёт: население Ирана в недалёком будущем перевалит через 100 миллионов. Существует многочисленная персидская диаспора на Западе.

15

Разве в урду так много заиствований из арабского и персидского? Я думал- не больше 50%.

16

Вообще-то не помню, где я впервые узнал об этой цифре. Может быть что-нибудь и напутал. Поискал немного в Интернете. Или источник содержал ошибку. Даже в тех источниках, где упоминается о 50%, говорится об "over 50%".

Вот отрывок разговора с форума forum.wordreference.com:
"Very interesting thread. Now, I'm pretty sure by now that this may very well be false, but I've heard that 80-85% of Urdu consists of Eastern Persian (Afghani Persian/Dari) loanwords. Is this false?"
Ответ: "...There are some similarities here and there, but Urdu is much more similar to Persian.
Urdu poetry may be 80% Persian but I deem it to be far less in spoken."

17

Самое интересное, что никто никогда не считал число заимствований из фарси в урду. Но цифры буду разниться в зависимости от того, будут ли подсчитаны слова в разговорной речи, газетах или книгах.

18

Klaus!
Приветствую Вас на нашем форуме!
Ваше замечание совершенно справедливо. И такая ситуация довольно распространена: взять хотя бы английские слова в русском.

19

Xico, на странице, на которую вы ссылаетесь, также написано:

"Sanskrit is not the mother of Hindi. This is a false myth propagated by Nehru and Gandhi. Sanskrit has 8 cases, Hindi only 2. Hindi grammar is much simpler than Sanskrit, but due to Sanskritization it is made artificially difficult. Sanskrit is a primitive language, one word meaning several things and many words meaning teh same thing. It is also highly inflected, just as the languages of primitive peoples. The number of letters of the Devanagari alphabet are also unneccessarily more and more complex. When printed they occupy more space and reading and writing is much slower, because the Brahmins had nothing better to do. It should be abolished and replaced by either the Arabic or Latin alphabets. [ MadanGopal 99ff.]"

Комментарии излишни. И насчет 80% - тоже. Там, кстати написано, что 80% арабских, персидских и турецких (!) слов... Урду и хинди носят одно общее название - хиндустани, отличаются друг от друга действительно только тем, что в урду многие санскритские слова (отнюдь не все!!!!) заменены арабскими и персидскими. Смею заверить как человек, изучавший урду ПОСЛЕ арабского и санскрита, что 80% - это из области фантастики, и даже 60%, и даже 50%... Убедиться легко - поизучать самому.
Поэтому, пакистанцы и индийцы, впервые встретившись, начинают говорить друг с другом и ни на минуту не сбиваются (сам свидетель).

20

Там выдержки из разных источников. В частности, приведённая вами цитата дана из книги `This Hindi and Dev Nagari' - Madan Gopal, Metropolitan Book Co. Delhi 1953. Думаю, один комментарий всё-таки можно дать: посмотрите на дату. Кровавая трагедия расчленения Индии была ещё свежа в памяти.

Цифра в 80% дана без ссылок.

Под Turkish явно имеются в виду тюркизмы. Автор, видимо, не знает слова Turkic.

Я тоже знаю о том, что пакистанцы и индийцы понимают речь друг друга. Это говорит о близости разговорного языка.
Что касается доли заимствований в текстах, то тут, похоже, нужно браться за калькулятор. Может, как-нибудь возьмусь за известный вам сетевой учебник и смогу привести конкретные данные. (Не знаю только, что считать: слова или корни. Наверное, корни, иначе как тогда оценивать сложные глаголы ислаh карна.)
Можно попробовать подсчитать заимствования в словарике в конце учебника Давыдовой. Это будет побыстрее, хотя менее надёжно.