Амальград форум - арабская, персидская, ближневосточная культура

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Золотая цепь. Абдуррахман Джами

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Золотая цепь

Из первой тетради "Золотой цепи"

          Рассказ о цапле,
Которая вознамерилась охотиться
    за голубями, подобно орлу,
    но лишилась возможности
      добывать даже червей
  и сама стала добычею прачки

Вблизи Багдада, где река большая,
Жилнекий юноша, белье стирая.

Спускался к Тигру каждый день с бельем:
Бедняк кормился этим ремеслом.

Когда ему к реке идти случалось,
Нередко цапля юноше встречалась.

Ловила цапля червяков речных,
протягивая клюв съедала их.

Она, довольствуясь таким уделом,
Все прочее считала вздорным делом.

Однажды в воздухе парил орел:
Он в быстрых крыльх мощ свою обрел.

Он был опасен всей породе птичей,
Он сделал голубя своей добычей.

Немного съев, другим оставил он
Поживу, ибо щедрым был рожден.

(У щедрого такого нет порядка,
Чтоб сам съедал всю пищу без остатка.)

Простушка-цапля, на орла взглянув,
От восхищенья вытянула клюв.

Сказала: "Я крупней орла, бесспорно,
Мне птицами питаться не зазорно.

Стыжесь отныне жизни я своей.
Доколе буду я ловить червей?

Что мне в червях, коль столько есть добычи,
Летающей и прыгающей дичи?

Теперь иной работой я займусь,
Я истинной охотою займусь!

Теперь я щедростью себя прославлю,
Сама поем я и другим оставлю".

И, подражая храбрости орла,
Взлетела, горделива и смела.

Внезапно показался из-за тучи
Свирепый, грозный хищник, гриф могучий

И начал, как орел, кружить над ней:
Грозит ей гибель от ее когтей.

Низвергла цаплю горькая судьбина
В расселину, где были грязь и глина.

Завязли крылья в той грязи густой:
Так счастье цапли сделалось бедой.

"Охота без силков! Какое чудо! -
Восклилнул. - Ккусным будет блюдо!"

И прачка-юноша в свое жилье
Унес тогда и цаплю и белье.

Тут некто удивился: "Что за птица?"
А прачка: "Мне добыча пригодится.

Лететь пыталась цапля, как орел,
Но хвастовству ее конец пришл.

Охотницею стать она пыталась, -
Но мне, охотнику, она досталась!"

© перевод С. Липкина

2

О значении воспитания

Погаснет огонек, не став огнем,
Когда не позаботимся о нем.

Рождают искорку железо, камень,
Но трута нет - не разгорится пламень.

Частицы искру жизни обретут,
когда поддержит их горенье трут.

А если топливо туда положишь,
Добыть тогда большой огонь ты сможешь.

Увидишь: это пламя таково,
что трудно будет потушить его.

Так в сердце огонек, мерцая, дремлет,
Но если он всего тебя объемлет,

Раздуй его, чтоб ярко запылал, -
Тогда он вспыхнет, как бы ни был мал.

© перевод С. Липкина

3

       Рассказ о плешивце,
      которому велели уйти,
когда он стучался в двери той,
       в кого был влюблен

Плешивенький был в розочку влюблен,
прелесною шалуньей покорен.

Но та красавцем, ей под стать, пленилась
И с ним однажды днем уединилась.

Влюбленные от посторонних глаз
Закрыли двери, ласками делясь.

Нашел плешивец дом уединенья
И в дверь с кольцом ударил без стесненья.

"Кто там? - раздался голос изнутри. -
Зачем стучишь не вовремя? Смотри:

Дверь на замке. Железо бить желаешь?
Железо холодно, а ты пылаешь!

Мы заперлись от мира вдалеке,
И кудри друга у меня в руке.

Зачем стучишся в дверь, чтоб раскололась?
Меж мной и другом не пройдет и волос.

Твердишь: и волос не пройдет меж вами?
Но я давно расстался с волосами!"

© перевод С. Липкина

4

В осуждение тех, кто внешне выставляет себя суфием
             и украшает себя суфийским нарядом

Суфии мерзки. Бойся с ними встречи:
Утрачен ими облик человечий!

Все, что им в руки дашь, они съедят,
Когда хотят вредить – они вредят.

Их помыслы – о сне, вине и мясе,
Не думают они о смертном часе!

Молитвы их – о яствах, о еде,
Поживы ищут всюду и везде.

Нашли себе жилье без затруднений,
Обитель ты их знаешь: дом радений.

В том доме – доброхотные дары,
Роскошная посуда и ковры,

Горит очаг, над ним котел подвешен,
И запах кухни для ханжей утешен…

Ждут: сельский житель или городской
Придет – и щедрой одарит рукой,

Муку или мясо принесет им на дом,
За это он воссядет с шейхом рядом…

Шейх развязал мешок своих речей,
Ложь потекла – одна другой глупей.

Не прекращалась речь лжеца пустого,
Покуда пища не была готова…

Ни на кого не смотрит шейх, пока
Не видит приношений простака.

От пищи взгляд становится любовней, -
Не святостью согреет он, а жаровней.

Все догматы суфийские привел, -
Но вот уже пахучим стал котел.

Шейх замолкает, потирая руки,
К халве и хлебу простирая руки.

Кусочек – в рот, кусочек – про запас,
Кусочек – гостю, что придет сейчас.

Хурму и мясо отобрал руками.
Чтоб лучшими поужинать кусками…

Прочтя молитву, полный свежих сил,
Он к проповеди длинной приступил.

Здесь были объясненья, толкованья,
О кознях сатаны повествованья.

Без отдыха язык его молол.
Потом о шейхах он слова повел:

Был у него премудрый покровитель,
А у того – учителей учитель.

Один – содеял множество чудес,
Другой – постиг все таинства небес…

Так, посвящая день речам туманным,
Свой полдень он растягивал обманом.

Но вот еду приносят повара:
Святому шейху ужинать пора.

Оказывая честь любому блюду,
Он вскоре унести велел посуду.

Болтал, вкушая лучшие куски,
Вкушал, болтая смыслу вопреки.

Когда же наступила тьма ночная,
Вознес молитву, бога поминая.

Пошел он в спальню, помолясь творцу, -
Свирепый волк, зарезавший овцу.

© перевод С. Липкина

5

О том, что не надо тратить время на излишний сон,
               И о том, что надо рано вставать.

Сон – это смерть, а жизнь, от века, - бденье,
И жизнь питает к смерти отвращенье.

Бежишь от жала смерти, страждешь ты,
Зачем же брата смерти жаждешь ты?

Сон – это вор, а жизнь подобна саду;
Чтоб вор не вторгся в сад, поставь ограду.

Пословица известна с давних пор:
«Твое добро пусть охраняет вор».

Тот вор и сон между собою схожи
И дело делают одно и то же.

Нужны, чтобы преграды превозмочь,
Две половины жизни: день и ночь.

Кто спит всю ночь, тот познает кручину,
Тот сокращает жизнь на половину.

Ты хочешь, чтобы день твой стал длинней?
Часть ночи укради, ко дню пришей!

А если будешь поступать иначе,
То дни твои пройдут в тоске и плаче.

Не горевал ты гордости своей,
что жизнь уменьшил ты на сто ночей.

Свой путь к заветной цели сокращая,
Подумай, как нужна пора ночная.

Кто ночью путешествие начнет,
Немало встретит на пути невзгод.

Но вот на отдых он верблюда ставит,
И радости пути ночного славит.

Когда вдали блистая и горя,
Покажется рассветная заря,

Тогда отраду видишь ты воотчью:
Недаром путешествовал ты ночью!..

Дыханьем утра ветерок дохнул,
А ты лежишь, как пьяный, и заснул.

Рассветный ветерок цветами дышит,
Но крепко спящий ничего не слышит.

Дыханье утра – цель трудов ночных.
Дыханье утра – лекарь для больных.

Но тот, кто спит, не знает этой доли, -
Не нужен врач, когда не терпишь боли.

В оковах сна, как пленник, ты лежишь,
Ты в люльке тела, как ребенок, спишь.

Проснись, пока еще ты с жизнью дружен,
Пока предсмертной болью не разбужен!

К чему тебе подушка и кровать?
Кто хочет действовать, не должен спать!

Любимая не спит, а ты влюбленный,
Приник к подушке головою сонной.

Не спит подруга, а любовный хмель
Тебя свалил на теплую постель.

Те, что достигли истины заветной,
Но меж людьми проходят незаметно,

В хорошем разбираясь и в плохом,
Молчать предпочитают обо всем.

© перевод С. Липкина