Амальград форум - арабская, персидская, ближневосточная культура

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Гульхани

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Мухаммед Шариф Гульхани
Известный поэт времен правления Умархана (1810 – 1822гг.).
Даты его рождения и смерти не известны. По свидетельству
поэта и литературоведа Фазли, который был его современником
в «Маджмуат-уль-шуара»(«Собрание поэтов») он пишет, что 
Гульхани жил в Намангане, а затем в Коканде и работал банщиком.
Во дворец к Умархану Гульхани был принят в качестве дворцового
воина. Во дворце Умархана Гульхани прославился своим поэтическим
мастерством, остроумием и большим талантом в турнирах острословия.
Однако жизнь поэта не была легкой, она прошла в постоянной нужде.
По свидетельствам Фазли: «Гульхани в своей жизни ни разу
не ломал целой лепешки и не сиживал за хорошим дастарханом».
В своем творчестве Гульхани опирался на народную мудрость,
используя народные пословицы и поговорки.
Гульхани был первым поэтом в узбекской литературе кто впервые
ввел басню, как самостоятельный жанр.

***

Путнику

Благословен, кто в дальний путь идет!
Обходит солнце весь небесный свод.
Нет в мире ничего свежей воды,
Но жди заразы от стоячих вод!

© перевод С. Маршак

2

Кто беден счастьем, а детьми богат, -
Рожденью сына лишнего не рад:
Его расти, корми и одевай.
А верблюжонок лишний – это клад!

© перевод С. Маршак

3

О терпении

Терпенье распахнет любую дверь.
Терпи – и в цель поставленную верь.

Бесплодные пески, солончаки
Терпенье превращают в цветники.

Терпенье нас от всякой лечит боли.
Оделись розами кусты, что нас кололи.

Терпенье силу нам дает в степи.
Усталость, боль, обиду – все терпи!

© перевод С. Маршак

4

Верблюжонок

В младенчестве рассказывали мне:
Жил караванщик в старой Фергане.
У бедняка верблюдица была
И верблюжонка родила к весне.

Верблюдица в урочный путь пошла,
Был долог путь, а ноша тяжела;
Стоял в пустыне нестерпимый зной
И жег кусты колючие дотла.

Пустился верблюжонок догонять
Шагающую в караване мать.
Едва держась на тоненьких ногах,
То отставал он, то бежал опять.

Тревогою и зноем изнурен,
Так молока и ласки жаждал он,
Что пробежал в пустыне полпути,
Хоть был он очень мал и не силен.

Изнемогая, он валился с ног,
В пути его песок горячий жег.
Как ни старался маленький верблюд,
Но караван догнать никак не мог.

По счастью для него, бедняжку мать
Заставил возчик на колени стать,
Чтоб у нее поправить на спине
В дороге набок сбившуюся кладь.

Тут верблюжонок, что рысцой трусил,
Догнал ее и жалобно спросил:
«Зачем спешишь, бессовестная мать?
Ты видишь, я совсем лишился сил.

Ваш караван ушел так далеко,
Что мне догнать вас было не легко,
С тобою рядом я хочу идти,
Чтобы сосать в дороге молоко!»

Смотрела мать на милого сынка.
Из глаз ее струилась слез река.
«Я не сама иду, - меня ведет
Всесильная хозяйская рука.

Еще не знаешь ты, что я – раба
И ждет тебя такая же судьба.
Да будь пылинка воли у меня,
Я б эту ношу сбросила с горба!»

© перевод С. Маршак

5

Народная песенка

Шелком вышит мой платочек,
Голубой на нем цветок.
Но любовь была обманом -
Потерялся мой платок.

На платочке полумесяц,
Шитый золотом рожок.
Где я сердце потеряла?
Отыщи его, дружок.

Где я сердце потеряла?
Не могу найти три дня.
Не хочу я, чтобы милый
Рассердился на меня.

Легкий девичий платочек
Вырвал ветер из руки.
Мать другой купить не хочет,
Говорит: мы бедняки!

Свой платок я вспоминаю,
И в душе моей тоска,
Как нельзя прожить без сердца,
Не прожить мне без платка.

© перевод С. Маршак

6

Про двух кокандцев

Хотя умом подобен он ослу,
Но выдает себя за нашего муллу.
Во всех делах ему помощник - ложь,
А что таит в утробе, - не поймешь.

Он говорит, что он - хаджи, мулла,
Хоть не был дальше своего села.
Когда к нему пойдешь, кричит он: "Эй,
Кто съел наш плов, готовый для гостей?"

Али в Коканде первый был дурак.
Такой же - Бабаджан Ашур-Чулак.
Они похожи на слепых котят,
Но зрячим путь указывать хотят.

Сбивает с толку их кривой совет,
Гнуснее их людей в Коканде нет!

© перевод С. Маршак