Амальград форум - арабская, персидская, ближневосточная культура

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Турды

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Турды - узбекский классический поэт XVII - начала XVIII веков.
Принадлежал роду Юз, был влиятельным лицом среди своих
сородичей. Турды писал стихи под тахаллусом Фароги.
В свое время много путешествовал. Свои произведения Турды
писал по-узбекски и по-таджикски.  Сохранился  сборник его стихов
включающий более 400 стихотворных строк.
Турды принимал участие в народном восстании 1685-1690 годах.
Деспотическое правление Субханкули-хана вызвало в стране
массовое противостояние народа, и перешло в народное восстание.
В 1690 году Турды переходит на сторону восставших и борется вместе
с народом за свержение Субханкули-хана.
После долгой и безуспешной борьбы восставшие принимают решение
обратиться за помощью к правителю Ходжента и Уратюбе Рахим-баю.
Турды сам отправляется к Рахим-баю с призывом помочь народу
и выступить против Субханкули-хана.
Однако Рахим-бай резко отказывает в помощи восставшим.
В последней битве под Самаркандом восставшие были разбиты,
а Турды вынужден был бежать в Ходжент,  где прожил свою жизнь,
в нужде умерев 1701году.

2

Капля малая вмещает океана суть, Турды,
Ты решил моря вселенной дерзко всколыхнуть, Турды!

Сорок тысяч скорпионов от меня бежали прочь,
Свет звезды едва мерцает, твой окончен путь, Турды.

Жизнь скользнула тонкой нитью сквозь игольное ушко,
Если ты с народом вместе, уважаем будь, Турды.

© перевод Т. Стрешневой

3

Внемлите, беки! О других хоть раз подумать вы должны,
Народ узбекский разобщен — друг другу роды не равны.

Один зовется кипчаком, другой — уйгур, а третий — юз,—
Мы неделимая семья, с душой единой рождены.

Одна нам голова дана, один халат на всех надет,
Должны мы в общем доме жить, как равноправные сыны.

Довольно, беки, сеять рознь, довольно слабых обирать,—
Объединится наш народ — мы станем грозны и сильны.

Но смелость бекам не к лицу, в бою мы не увидим их…
Румяньте лица, спите всласть, ума и чести лишены!

Я посмотрел по сторонам — немусульманская страна.
Мятеж, насилье — стыд и срам, немусульманская страна.

Разбой неверные творят — куда ни кинешь скорбный взгляд,
Зря исповедует ислам немусульманская страна.

Здесь скряги правят скорый суд — отродьем дьявола слывут,
Узбеков край — не верь глазам! — немусульманская страна.

Повсюду горе, плач и стон услышишь ты со всех сторон,
Где правит Субханкули-хан — немусульманская страна!

© перевод Т. Стрешневой

4

Порой не знаю, где добыть для лошади саман.
Заботы истерзали грудь,— я страхом обуян.

Целую ноги богачам, гну голову к земле,
Я от поклонов стал горбат — привык сгибаться стан…

Я сердце вертелом проткнул, кровь превратил в вино,—
Благодарю тебя, судьба, теперь я сыт и пьян.

© перевод Т. Стрешневой

5

Мухаммас

Нет, мне не даст покоя этот угрюмый свод.
Сыплет он стрелы горя, каменный дождь невзгод,
Верности нет в помине, каждый хитрит и лжет,—
Светоч добра померкнул, злоба в сердцах растет,
Счастья не требуй, смертный,— здесь воцарился гнет!

Мир опоен отравой — тускло блестят мечи;
Судит у нас неправый, злато пред ним мечи.
Где ты, былая слава? Сердце мое, молчи,—
Правят свой пир кровавый вороны и сычи,
Сокол не нужен шаху — ворон вошел в почет.

Шах веселится с вором, шаха злодей провел,
Плут, на расправу скорый, в милость у нас вошел,
Изгнан мудрец с позором, прочь из дворца побрел…
Злых проходимцев свора села за шахский стол,—
Шах им страну доверил, в руки им власть дает.

И попрошайки вертят шахом и так и сяк,—
Каждому шах отмерил вдоволь житейских благ.
Судьбы страны решает льстивый хитрец Бойляк…
Кто мудреца оценит? Севший на трон дурак
Или холоп безмозглый, что во дворце живет?

Губит отчизну нашу стадо тупых ослов,
Шах с этим сбродом дружит, бекам подносит плов.
Есть ли герой в подлунной, пусть он услышит зов,
К нам он придет на помощь — грянет, как сто громов,
Пусть он чумную свору с нашей земли сотрет!

Пусть управляет мудро, чтобы страна цвела!
Слово его правдиво, меткое, как стрела,
Путь его прям и честен, светлы его дела…
Шах справедливый нужен, а не потворник зла,
Что, как блудница, красит брови, глаза и рот.

Нынешний наш властитель шлюхой на свет рожден,
Евнух его советчик, вечно гнусавит он,—
Шах ему внемлет жадно — слово глупца закон.
Кто же страною правит — шах, что взошел на трон,
Или ташкентский лодырь? Губят они народ.

В нашей стране безвластье, каждый указ — подлог!
Значит, согнуть нас властен евнух в бараний рог!
Скряга, ханжа лукавый, если бы только мог,
Всех бы в тюрьму отправил, всех под один замок!..
Пену с воды снимает,— вдруг она впрок пойдет.

Только наживы ищет хищник и казнокрад…
Беки повсюду рыщут, зорок шакалий взгляд,—
С мертвых налоги взыщут, нищих раздеть велят,
Деньги взаймы попросишь — жизнь отнеси в заклад,
До смерти не сумеешь выкупить свой байрат.

Где ты, защитник слабых? Жизни огонь зачах.
Где ты? Приди, властитель! Молим тебя в слезах,
Сердце мое разбито, тяжко душе в цепях…
Где справедливость, люди, где правосудный шах?
Плача, лобзать я стану землю, где он пройдет.

Шаха Абдулазиса вспомним с тоской не раз,
Время великих ханов,— нет их теперь средь нас.
Древний забыт обычай, веры огонь погас,
Скорбь воцарилась в мире, горькой печали час,
Умер хакан великий — сгинул великий род!

Беки, слепцы глухие, грянет над вами рок,
Слову внимайте, беки,— речь я в душе берег,—
Вы святотатцы, беки, вами забыт пророк,
Честь вы продать готовы,— были бы деньги в срок!..
В мире народ — хозяин, бек погостит — уйдет!

Бек, словно пес голодный, кости людей грызет,
Он, красногубый хищник, кровь у живых сосет…
Вшей, он и тех присвоил, все от тебя берет.
Больно его нагайка нас по лицу сечет,—
Каждый удар запомним, все мы поставим в счет!

Кто у нас бек, ты спросишь? Я отвечать готов:
Тот, кто прослыл мздоимцем, вором среди воров,
Деньги сирот присвоил, бек обездолил вдов,
Волк рядом с ним ягненок,— вот у нас бек каков!
Рад бы в Ирак бежать я из городских ворот…

Шах анашистов-беков выкормил, обласкал,
Разноплеменных нищих братьями он назвал,
Корыстолюбцев жадных шах во дворец призвал,
Прежних, достойных беков прочь от себя прогнал,—
Пес отслужил, не нужен,— волк табуны пасет.

Все перемелет глотка, жадно разпнув пасть,
Беки поживы ищут, жить они любят всласть.
Тщетно искал я средства — не извести напасть,
Не уничтожить в мире злого дракона власть,—
Он над людьми смеется, пищей набив живот.

Труд мой — окончен, пышет гневное пламя строк.
Кто здесь меня услышит? Глух беспощадный рок,
Я — пешеход в пустыне, вихри метут песок.
Кто меня ценит ныне? Я от людей далек,—
Разве глупцы постигнут горьких раздумий плод?

Я заслужил немилость, беки шипят мне вслед.
Душу продать готовы, только отсыпь монет,
Взятка решает дело, купишь любой совет,
В ханском дворце продажном честного сердца нет,—
Смрадным хвостом бараньим бекам заткну я рот!

© перевод Т. Стрешневой

6

Все в мире испытает горе,— веселья без расплаты нет,
Придет беда за счастьем вскоре,— свиданья без утраты нет.

В пылинке, в атоме мельчайшем — простор вселенной заключен,
Но жемчуг — только капля влаги, на дне твердевшей сотни лет.

В пучину размышлений брошен, я счастье в мире не нашел,
Искал я искреннего друга, ио дружбы без притворства нет.

Я повесть о себе начну,— печаль язык испепелит.
Перо слезами изойдет,— на сердце тяжкий груз обид.

Тоски моей не превозмочь, она черна, глуха, как ночь,
На крыльях солнца и луны над миром небосвод летит.

Себя надеждою но мучь,— бесследно сгинул солнца луч,
Мой путь судьбою предрешен,— сквозь ночь печали он лежит.

© перевод Т. Стрешневой