Амальград форум - арабская, персидская, ближневосточная культура

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Аль-Мухальхиль

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Аль-Мухальхиль (умер около 530 года)

Один из древних арабских поэтов, по преданию вел жизнь
странствующего фариса, кочевал по пустыне и принимал
участие в набегах на племена.
Когда его брат Кулейб, вождь двух родствевдых племён
таглиб и бакр, убит одним из бакритских воинов,
Аль-Мухальхиль поклялся отомстить за смерть брата
Аль-Мухальхиль возглавил племя таглибитов в их войне
с бакритами. В стихах поэт оплакивал брата и призывал
соплеменников к мести.

***

Слепят воспоминанья, как песок,
Болят глаза, струится слез поток,

Мне кажется, что ночь века продлится
И что лучи не озарят восток.

Всю эту ночь глядел я на Стожары,
Потом их блеск на западе поблек.

Вслед каравану я глядел с тоскою,
Покуда мрак его не заволок.

Я плачу, а созвездья всё восходят,
Как будто небосвод не так высок.

Уж лучше б я погиб, а ты бы в битву
Повел дружину, обнажив клипок.

Я звал тебя, Кулейб,— ты не ответил,
Пустынный мир ответить мне не мог.

Откликнись, брат! Все племена Низара
Осиротели и клянут свои рок.

Даю обет: все блага я отрину,
Покину ближних, стану одинок,

Ни Женщины я не коснусь, ни кубка,
Надев тряпье, уйду я в мир тревог,

С кольчугой не расстанусь я, покуда
Над миром ночь и мрак еще глубок.

Оружья не сложу, пока не сгинет
Все племя бакр, тому свидетель бог!
           
примечание:

Все племена Низара - легенда гласит, что родственником племен
Северной Аравии (аднанитов) был некий Низар, сын Маадда,
сына Аднана. Зухль и кайс - аравийские племена

© Перевод А. Ревича

2

В Веку вызвал Джузейма вождей на совет,
Ибо Хинд вероломно его известила,

Что согласна покорной супругою стать,
И сама во владенья свои пригласила.

Из вождей лишь Касыр заподозрил обман,
Но собранье старейшин иначе решило,

И сгубила Джузейму коварная Хинд,—
Часто злобой удары наносятся с тыла.

На кобыле Джузеймы гонец прискакал,
Так впервые без шейха вернулась кобыла!

Убедился Джузейма в предательстве Хинд,
Когда лезвие жилы ему обнажило.

А Касыр убоялся возможной хулы,
И, решив, что бесчестье страшней, чем могила,

Нос себе он отрезал, пожертвовал тем,
Чем природа с рождецья его наделила.

Изувеченный прибыл к владычице Хинд,
О возмездье моля, причитая уныло,

И добился доверия мнимый беглец,
Хинд Касыра приветила и приютила,

Он с дарами в обратный отправился путь,
Только ненависть в сердце его не остыла.

И вернулся он к Хинд, в привел караван,
Тайно в крепость проникла несметная сила.

Храбрый Амр у подземного выхода встал,
Хинд бежала, засада ей путь преградила,

Амр злосчастную встретил мечом родовым,
Вмиг от шеи ей голову сталь отделила.

Так исполнилось предначертанье судьбы,
Всё в руках у нее — люди, земли, светила,

Только избранным срок продлевает судьба,
Но бессмертья еще никому не дарила.

Как бы ни был силён и богат человек,
Все исчезнет: богатство, и слава, и сила.

© Перевод А. Ревича

3

Здесь отвага и мудрость почили в могиле.
Гордость рода араким, тебя погубили

Люди племени зухль. Как печаль утолить?
Зухль и кайс, чтоб вы сгинули, вымерли, сгнили!

В нас пылает огонь. Ветер, ветер, неси
Эти искры, чтоб недругов испепелили!

Перемирью конец. Не воскреснет Кулейб —
Значит, меч нам судья, меч, рожденный в горниле.

Перомирью конец. Не воскреснет Кулейб —
Ваших вдов и сирот защитить вы не в силе.

Перемирью конец. Горе вам и позор!
Вас несчетные беды уже обступили.

© Перевод А. Ревича

4

Кулейб! С тех пор как ты оставил мир земной,
В нем смысла больше нет, в покинутом тобой!

Кулейб! Какой храбрец и щедрый благодетель
Теперь навеки спит под каменной плитой?

Истошный слыша плач, сказал я: «Поглядите,
Рассыпались гора, трясина под пятой!

Кто доблести его сочтет, скажите, люди?
Он мудрость сочетал с суровой прямотой,

Он для гостей своих верблюдиц резал жирных,
Он стадо целое дарил друзьям порой,

Он вёл отряд в пабег, и сотрясали землю
Копыта скакунов, летящих вдаль стрелой,

За ним шли всадники, бросающие копья
Лишь для того, чтоб враг обрел навек покой».

© Перевод А. Ревича