У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Амальград форум - арабская, персидская, ближневосточная культура

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Современная персидская поэзия

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Али Акбар Дехкода     

     Лучшее деяние скряги

Раз умирал скупец, скорбя о той казне,
Что он копил всю жизнь, пренебрегая сном;
О треволнениях, что он переносил,
Крестьянский урожай к себе сбирая в дом.
Несытому, ему, как выпи океан,
Был караван-сарай, наполненный зерном. *
Он этого зерна за всю бы жизнь не съел,
Но строгий вел учет ему он день за днем.
Вот умер скряга так, как прочие скупцы.
И вот уже никто не говорит о нем.
А что же доброе он в жизни совершил?
Лишь то, что умер он в ничтожестве своем.

примечание:

* Выпь, по народному поверью, кричит потому, что хочет,
     но не в состоянии выпить море.

перевел Л. Н. Гумилев

2

Фаррохи Йезди

Мы нищие толпы, мы денег не держим в руках.
Зато нам неведом людей угнетающий страх.

Решимость сметает все трудности с наших путей,
И трудность лишь в том, что решимости мало в сердцах.

Мы скорбь тебе дарим и кровь из горячих сердец,
Другого подарка не сыщем на этих путях.

Кто скован, тот больше не станет добычей цепей,
В свободу влюбленному нету нужды в кандалах.

Тебе ж покоримся, чтоб после никто не сказал,
Что мы не хотим пред любимой склониться во прах.

перевел Л. Н. Гумилев

3

Фаррохи Йезди

В ладонях мужества меч нам нужно крепко зажать,
А право из пасти льва нам нужно рукой достать.

Покуда будет тиран держать свободу в плену,
Нам нужно крепко в руке сжимать меча рукоять.

И если права крестьян себе захватил богач,
То нужно нам у гиен добычу их отобрать.

Вот правда, виновны мы пред старцами и детьми,
Но к делу тех и других нам следует привлекать.

Мы часто в глазах друзей хулили истинный путь;
Отныне окольный путь нам нужно к цели искать.

Обязаны ль бедняки для кучки богатых жить?
Но сытым за все отмстить должна голодная рать.

А этого Фаррохи, безумного от страстей,
Немедля нужно в кольцо стальных цепей заковать.

перевел Л. Н. Гумилев

4

Фаррохи Йезди

В сердцах разбитых дольний мир правдиво отражен.
Ключ к вечной истине — язык, но крепко связан он.

Не говори, что четок зернь мы топчем оттого,
Что стыд — оборванная нить для общества всего.

Когда две партии в борьбе, они хотят войны,
И терпит бедствия народ от каждой стороны.

О мире весть — надежда тех, кто для людей дает
Посланца радостных вестей, благословенья плод.

Но сад заброшен, аромат не льют вокруг цветы;
Увы бессилья и тоски цветник — свидетель ты.

Теперь свободен Фаррохи от мира злых сетей,
Как тот бродяга, у кого ни дома, ни детей.

перевел Л. Н. Гумилев

5

Фаррохи Йезди

У обреченных тоске встреч утешительных нет.
Праздника утро в тюрьме льет нам непраздничный свет.

Слов поздравительных звук может издать попугай-.
Милая знает, что им просто заучен привет.

Наш ноуруз омрачил древней неправдой Зоххак, *
Племя Джемшида — в тоске, а притеснитель воспет.

Голову низко склонив, знаю, не явится вновь
Светлое время к тебе, певчая птица, — поэт.

Пусть, невиновный в тюрьме нынче иль завтра умрет,
Длиться не может всегда бремя безжалостных бед.

Чем обнаженнее плоть, тем ей, бесстрашной, теплей,
Будет ей другом всегда солнца полдневного свет.

Горе неправде людской! Горе властям и стране,
Где на правдивую речь ссылка и гибель — ответ.

Пусть о прощении слух — только отрадная ложь!
Места в душе Фаррохи для безнадежности нет!

примечание:

* Зоххак — древнеиранский шах, правление которого
   было отмечено произволом и деспотизмом.

перевел Л. Н. Гумилев

6

Фаррохи Йезди

Посреди весенних цветов я от горя сомкнул уста;
Лепестками плакал цветник, кровью грудь земли залита.

Соловей с подбитым крылом, плачь со мною, горестно плачь;
Боль и мука в тельце твоем, гнет — души моей злой палач.

Коль не будет свободных слов, я о пери забыть готов,
А служить неправым делам не хочу во веки веков.

Если к истине я стремлюсь и к добру дорога моя —
Полицейский тащит меня, говоря, что напился я.

Но слова мои пусть прочтет благородных персов народ.
Речь поэтов ведома мне, я политик и патриот.

И отныне я впереди, гордость вытравлена в груди,
Ради личной радости я не сказал любимой: «Приди!»

Но куда б ни пошел я сам, сыщик крадется по пятам,
От обиды вскипает страсть, с возмущением пополам.

Мне, которому сорок пять, каждый месяц надо страдать,
А когда придет шестьдесят, буду те же тенета рвать.

Радость смерти — мой лучший друг, я избегну вражеских рук.
Фаррохи утверждает: смерть — избавленье от вечных мук.

перевел Л. Н. Гумилев

7

Мухаммад Хусейн Шахрияр

                   Буря в лесу

Темной ночью над лесом густым
Ветер мчится, ломая кусты,

Гонит к каждому дереву страх,
И рождаются тени в ветвях.

Все пространство становится сном,
Видишь черта за каждым кустом.

Ропот дивов и злобных пери
Мучит страхом сердца до зари.

Дивы мысли людские крадут,
Чтоб бессилен стал разума суд.

Страх сметает течение дум.
Подозренья приходят на ум,

И растерянность, будто вот-вот
Бес врасплох на тебя нападет.

Ветер хлещет безжалостно нас,
Так, что сыпятся искры из глаз

Он со снега одежду сорвал,
Снег ложится холмами у скал.

Всюду хищные гули* — взгляни,
Как монгольское войско они.

Гули злобно зубами скрипят.
На земле воцаряется ад.

Все деревья от чертовых рук
Стали символом гибельных мук.

Черной ночи волос пелена,
Словно гневного моря волна.

Обернулись шипами цветы,
Бьется пламя в когтях темноты.

Войско звезд, прорезающих мрак,
Притаилось для новых атак.

Все грозней рокотанье реки,
Это лев, разорвавший силки.

От пощечин взбешенных ветвей
Стали неба ланиты темней.

Лев от страха укрылся в траву,
Словно мыши, нерадостно льву.

Птичий голос, как девичий стон,
Ураганом во мглу унесен.

Ручеек по опавшей листве,
Как змея, проползает в траве.

Ветви крепко друг в друга впились,
Обезумев сплелись и свились.

Травы, словно кинжалы, вперед
Наклонились, чтоб впиться в живот.

Грохот бури не молкнет в ушах.
Бьет по темени молнией страх.

Кто не будет испугом томим,
Если клекот орлиный над ним?

Но едва показалась луна,
Наступила кругом тишина,

И от райской улыбки луны
Разлетелись полночные сны.

примечание:

*Гуль — оборотень, демон пустыни.

перевел Л. Н. Гумилев

8

Мухаммад Хусейн Шахрияр

Сцена ночи

День, словно солнца медный щит,
Был опрокинут и разбит.

Вздох дня вздымается, как дым.
И слезы звезд текут над ним.

Он вянет, голову клоня,
Кончается явленье дня,

И над поверхностью земной
Взлетает занавес ночной.

Земля скрывается в тени,
На небе синие огни.

Ночь — декораций торжество —
Красавица и волшебство.

Сияют звезды в облаках,
Как изумруды на шелках,

А купол, как простор морской,
В нем фей купающихся рой.

На небе искрится всегда
Зелено-желтая звезда,

И в сцене ночи лунный лик
Короною из тьмы возник.

перевел Л. Н. Гумилев

9

Мухаммад Хусейн Шахрияр

Шахрияр родился в 1906 году в Тебризе. Его отец был адвокатом.
Первое систематическое образование получил в средней школе
«Мотахари» в Тебризе, а позже в школе «Дарул Фонун» в Тегеране.
Изучил также медицину в колледже, после чего отправился в Хорасан,
где нашёл работу в общественности нотариуса «Нишапур», а позже
в банке «Кешаварзи». Первоначально он издавал свои стихи под
псевдлнимом Бехджат, но позже он изменил это на Шахрияр.

Умер поэт в 1988 году. Похоронен в родном Тебризе в Мавзолее поэтов.
Он стал последним поэтом, похороненным в этом мавзолее.

Приветствие Гейдарбабе!

Одной из его самых знаменитых работ является поэма «Приветствие Гейдарбабе!»,
написанная на азербайджанском, и позже переведённая на персидский язык.
Её считают не только его лучшей книгой, но также и первым и самым интересным
сборником стихов на тюркском, когда-либо составляемый иранцем. Гейдарбаба —
название горы, где поэт провёл своё детство. В поэме показана идея единства
разделённых культур азербайджанского народа.

http://ru.wikipedia.org

отредактировал Бахман