Амальград форум - арабская, персидская, ближневосточная культура

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Персидские сказки

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Лишь одно упоминание о персидских сказках у многих из нас сразу вызывает представления о таинственном мире, полном волшебства,  о дивах и драконах, о необычайно прекрасных, но коварных пери, о томных красавицах и принцах, вершащих необычные подвиги. Персидское народное творчество ослепительно ярко отражает богатую духовную культуру народа своей многогранностью и глубокой поэтичностью.

Персидский фольклор одаривает нас дивными шелками своих форм, представляя героический и романтический эпос, передаваемый из уст в уста; колыбельные, детские и свадебные песни, традиционные народные песни, романсы – таснифы любовного и сатирического содержания; краткие поэтические картинки-четверостишия; остроумные и метких пословицах, поговорки, загадки, анекдоты и сказки.
Народные сказки пользуются особенно широкой известностью в Иране. Долгое время они не собирались и не издавались, но передаваемые из уст в уста, дошли до наших дней. Их известное издание на русском языке в переводе А.Розенфельд в 1956 году разошлось огромным тиражом в 350 тысяч экземпляров.

Персидские народные сказки можно разделить на волшебные сказки, новеллистические сказки и сказки о животных. Волшебные сказки с их необыкновенными превращениями и увлекательным сюжетом особенно многочисленны.

Сюжеты многих персидских сказок перекликаются со сказками других народов: с русскими сказками, сказками европейских народов и сказками разных народов Востока. Наиболее близки к этим сказкам азербайджанские, таджикские и узбекские и другие среднеазиатские сказки. Такое родство можно обнаружить между сказками «Лунолобая» и «Золушка», «Девушка-померанец» и «Любовь к трём апельсинам», сказкой «Коза и три брата», русской сказкой о скатерти-самобранке и сказкой «Коза-дереза», сказкой «Морской конёк» и известной сказкой «Конёк-горбунок», сказкой «Горошек» и еврейской сказкой «Мальчик Бебеле», сказкой «Гадальщик», многими сказками о гадальщике поневоле, распространёнными на Ближнем и Среднем Востоке, и украинской сказкой «Попався жучку цареви в ручку».

Тем не менее, несмотря на общность сюжетов некоторых персидских сказок со сказками других народов, эти сказки являются достоянием персидского народного творчества. Это легко увидеть и по персонажам, участвующим в сказках – это шахи, визири, принцы, дервишы; их трактовке; по мифологическим образам – дивы, пери, шайтаны; по бытовым деталям, пейзажу, растениям, животным и птицам.
Так, например, герои персидской сказки, выходя из города, сразу же попадают в пустыню или степь; они делают остановку, обязательно у ручья, в тени деревьев. Города окружены стенами с воротами, у которых стоят караульные: средневековые иранские города обносились стенами. Герой или героиня сказки часто поселяются или уходят в развалины; и действительно, в Иране повсюду встречаются селения, заброшенные жителями или превратившиеся в руины.

В персидских сказках нашёл отражение и характерный для персов брачный обряд. В сказочных дворцах устраиваются зеркальные залы и комнаты:  в Иране зеркала наряду с лампами – одно из самых распространённых в народном быту украшений праздничных помещений. Излюбленными числами в сказках, как это легко можно заметить, являются числа семь и сорок: семь дочерей или сыновей, семь дверей, сорок рабов, сорок служанок, события наступают через семь или сорок дней. Эти числа, согласно поверью, считаются в Иране магическими.

Источник: Персидские сказки. Перевод А. Розенфельд. – М.: Госуд. изд-во художественной литературы, 1956. – 213 с.

2

Персидская народная сказка начинается с традиционного зачина: «Было или не было», – и чаще всего завершается традиционной концовкой: «Как они достигли своей цели, так и вы достигнете своей», или: «Сказка конца достигла – ворона своего гнезда не достигла».
Главными героями большинства волшебных сказок выступают принц и шахская дочь, принцесса. Эти герои являются носителями доброго начала.

Народная фантазия поселяет их в роскошных дворцах. Принцы женятся на прелестных красавицах, у которых луна сияет во лбу, звезда – на подбородке, вместо слёз выкатываются жемчужины, а при смехе изо рта падают расцветшие розы.

Эти герои благородны, смелы и находчивы. Сказки образно рисуют беззаветную и бескорыстную любовь, свершение подвига во имя любви, например - «Барашек», «Камень терпения», «Сорок Кос» и др. Народная персидская сказка почти всегда оптимистична, полна лукавой усмешки, весёлого юмора. Герои её совершают множество подвигов, преодолевают козни злых сил и всегда из всех положений выходят победителями. В конце сказки герой или героиня благополучно сочетаются браком с принцессой или принцем.

Героям обычно помогают животные – волшебная птица Симорг, морской конёк, корова, голубки, различные волшебные предметы: котёл, насыщающий любое количество людей, дубинка, отбирающая награбленное и наказывающая обидчика, ковёр-самолёт, волшебное дерево, кора которого даёт возможность переходить через моря и реки, а листья способны исцелить любую болезнь.

Злые силы, с которыми борются герои, выступают в сказке в различных видах. Это драконы, из пасти которых вырывается пламя, громадные дивы, хитрые, лукавые старухи, мачеха, которая стремится сжить со света падчерицу или пасынка; жадная и злая служанка.

Любопытен образ лукавой старухи – одного из наиболее популярных персонажей средневековой персидской литературы. Эти старухи хитры, вероломны и жадны. Они падки на деньги и ради них готовы оказать любую услугу. Они выполняют различные трудные поручения и окольными путями проникают туда, куда прямой путь закрыт. Однако старухи, как и все другие злые силы, участвующие в народной сказке, всегда получают возмездие за свои поступки. Когда наступает благополучная развязка, старуху или злую служанку, сумевшую хитростью занять место героини и стать женой принца, привязывают за косы и хвосту мула или коня, которого выгоняют в пустыню.

Одним из обычных персонажей персидской сказки является дервиш (перс. درویش ) – странствующий аскет суфий, отличительной особенностью которого является отсутствие собственности. Если дервиш владел чем-либо, то он обязан был этим делиться с другими людьми. Если не был нищим, то компенсировал это своей щедростью и гостеприимством – отдавая всё, что может своим гостям и ничего не оставляя для себя и своей семьи. В сказках дервиш изображается или в виде доброго гения, как в сказке «Сорок Кос», или в виде злого волшебника, как в сказке «Плешивый Кечелек».

Интересна сказка «Бу-Али», в которой под именем главного героя Бу-Али изображён Абу-Али Сина (Авиценна) – знаменитый средневековый философ и врач, сказки о котором очень распространены на Востоке.

Источник: Персидские сказки. Перевод А. Розенфельд. – М.: Госуд. изд-во художественной литературы, 1956. – 213 с.

3

Народные персидские сказки создавались коллективным сочинителем – народом. Поэтому в них так сильна вера в обязательную гибель зла и победу доброго начала. Положительные герои сказки смело вступают в борьбу с драконами и дивами, со злыми волшебниками и всегда выходят победителями.

Народные персидские сказки клеймят внешнее благочестие и ханжество – «Мул и кувшин», показывают неизбежность затраты больших усилий и преодоления препятствий, для достижения поставленной цели, возвеличивают трудолюбие – «Лунолобая», «Камень терпения». Они воспевают любовь людям и подвиг во имя всеобщего блага. Например, герой сказки «Сорок Кос», узнав, что у источника лежит дракон и не пускает в город воду, бесстрашно вступает в единоборство с чудовищем, убивает его и возвращает воду жителям.

В персидских народных сказках отражены старинные патриархальные отношения. Шахи и горожане гостеприимны, любой прохожий может зайти в дом или во дворец, где ему оказывают уважение и почёт, кормят, поят, предоставляют ночлег. По своему образу жизни шахи мало отличаются от простых людей.

В сказках «Птица счастья», «Саад и Саид» люди сами избирают шаха. Согласно древнему иранскому обычаю, выпускают сокола, и кому на голову он садится, того и провозглашают шахом. Во многих сказках принцы женятся на дочерях купцов или простых горожан.

Новеллистические персидские сказки это, например, такие сказки, как «Гадальщик», «Сакине», «Жена ювелира», «Троежёнец». В подобных сказках все события развиваются реалистически, элементы волшебства отсутствуют. Героями новеллистической сказки чаще всего выступают обычные люди – смелые, находчивые, остроумные, умеющие найти выход из любого затруднительного положения. Успехи героев объясняются не помощью волшебных сил, а удачным стечением обстоятельств или случайностью. В сказке «Сакине» такой удачливой героиней является служанка шахской дочери Сакине, которая сумела благодаря своей находчивости одержать верх над сорока разбойниками.

В народных персидских сказках в глаза бросается любопытная деталь – девушкам и женщинам отводится равное с мужчинами место. Девушки, женщины совершают подвиги наравне с мужчинами и наделяются теми же положительными чертами, что и положительные герои сказки – мужчины.

В сказках о животных, птицах, насекомых персонажи из животного мира олицетворяют собой людей и им приписываются поступки, свойственные людям.

Источник: Персидские сказки. Перевод А. Розенфельд. – М.: Госуд. изд-во художественной литературы, 1956. – 213 с.

4

Сказочники в Иране раньше пользовались большим почётом. Их приглашали на семейные праздники и они также наряду с народными театрами и театром марионеток участвовали в публичных представлениях по случаю религиозных и других праздников.

Вот как описывал в 1934 году  исследователь персидского фольклора А.А. Ромаскевич выступление сказочников: «Сказочник – весь движение и жизнь; он громко кричит, временами речь его переходит в пение, он страстно жестикулирует, то медленно и тихо ступает, то быстро движется, поворачиваясь в разные стороны и нагибаясь всем телом, подражая движениям и действиям сказочных персонажей. Сидящие напряжённо слушают и иногда, при патетических возгласах рассказчика, за которыми следует пауза, громким хором вторят ему. Посреди рассказа, в захватывающем по своему интересу месте, сказочник прерывает речь и, пользуясь высшим моментом напряжённого внимания, приглашает аудиторию поддержать его вдохновение какой-либо мздой, которая складывается тут же на медное блюдце».

Сказки, широко распространённые в быту, благодаря их поэтичности и заложенному в них неиссякаемому оптимизму, мудрости, очень популярны в Иране. Однако до 30-х годов XX века они мало привлекали внимание иранских литераторов.

Первые сборники персидского фольклора принадлежат русскому исследователю В.А. Жуковскому «Образцы персидского народного творчества», 1901. Позднее ряд сборников персидских сказок был выпущен в Западной Европе: в 1918 году – в Копенгагене, в 1919 году – в Лондоне. В самом же Иране народное творчество долгое время не собиралось.

А. Розенфельд пишет, что до 30-х годов XX века в Иране по существу не было издано ни одного сборника сказок. Ни один журнал не предоставлял своих страниц этому богатейшему жанру персидской народной литературы. Исключение составляли упоминавшиеся ранее народные романсы – таснифы, пословицы и поговорки, которыми для придания народности и доходчивости до широкого читателя пересылали свои произведения поэты и писатели различных эпох. А. Розенфельд отмечает, что в конце XIX века сказки печатались, но это были дешёвые лубочные издания на плохой бумаге и с примитивными иллюстрациями. Самым любопытным был факт стихотворных переделок сказок неизвестными стихотворцами. По мнению А. Розенфельд рифмованные сказки находили лучший спрос и в какой-то мере отвечали эстетическим вкусам определённого круга читателей.

По мнению А. Розенфельда этому факту было вполне удовлетворительное объяснение, ведь персидская литература внесла свой огромный вклад в мировую литературу. Имена классиков персидской литературы – Фирдоуси, Хафиза, Саади, Омара Хайяма известны каждому образованному европейцу, и в наши дни их произведения всё так же продолжают пленять нас своей поэтической свежестью, богатством образов, своими устремлениями, глубокой мудростью. До XIX века основой персидской литературы была поэзия, взращенная на классических образцах.  Иранцам, воспитанным на поэзии, трудно было воспринимать художественную прозу.

«Возникшая в Иране в начале XX века художественная проза и появившиеся исторические романы несли на себе груз поэтических штампов, стилистических «красивостей», традиционных образов поэзии, нередко механически перенесённых в чужую для них среду. Вполне естественно, что и сказки зарифмовывались и издавались в виде стихов невысокого качества», - пишет А. Розенфельд.

Источники:
1. Персидские сказки. Перевод А. Розенфельд. – М.: Госуд. изд-во художественной литературы, 1956. – 213 с. 
2. Ромаскевич А. А. Персидские народные сказки. М. : Изд-во, «Академия», 1934. с. 17.

5

В середине 30-х годов XX века и в особенности в 40-е годы вместе с развитием художественной прозы и усилением прогрессивных идей в персидской литературе, возникает совершенно новое отношение к народной сказке и вообще к фольклору.

Это связано с именем одного из крупнейших иранских писателей – новеллиста Садека Хедаята, расцвет творчества и разносторонней деятельности которого пришёлся на 30-е годы XX века. В этот период он издал несколько сборников реалистических новелл и продолжил собирать произведения народного творчества.

В 1931 году  Садек Хедаят выпустил в свет небольшой сборник фольклора «Аусане», в котором представил образцы колыбельных народных песен и загадок. В предисловии к этом сборнику он написал о значении фольклора и о необходимости его собирания и изучения.

В 1937 году Садек Хедаят стал активно сотрудничать с тегеранским музыкальным журналом «Меджелейе мусики», где размещались образцы иранского музыкального фольклора. По инициативе и с помощью Садека Хедаята Тегеранский музей народоведения организовал сбор материалов персидского народного творчества. Со всех концов Ирана от различных людей в музей поступали многочисленные записи народных сказок и других видов фольклора. Несмотря на несовершенство этих записей, начало было положено.

На страницах журнала «Сохан» в 1945 году (номера 3-6) была опубликована программа по сбору фольклорных и этнографических материалов, составленная Садеком Хедаятом.

С середины 30-х годов по тегеранскому радио с чтением сказок для детей стал выступать превосходный чтец и собиратель сказок Фазлолла Мохтади Собхи. Эти сказки завоевали большую любовь слушателей. Обычно, заканчивая сказку, Собхи обращался к слушателям с просьбой присылать ему новые сказки. На эту просьбу откликались как дети, так и взрослые и в адрес тегеранского радио отовсюду стали стекаться разнообразнейшие сказки. Собхи отбирал, сопоставлял, шлифовал и литературно обрабатывал их, бережно сохраняя сюжет и стилевые особенности народной сказки и в таком виде он их читал по радио.

Сказки, присланные на радио из разных концов Ирана, Собхи собрал в три самостоятельных сборника, которые и были опубликованы в 50-х годах (том I – в 1946 году, том II – в 1948 году и том III – в 1949 году). Собхи включил в эти сборники лучшие образцы наиболее популярных в Иране народных сказок.

Большую часть первых двух сборников составили волшебные сказки. Третий сборник был рассчитан на детей младшего возраста, в него включены преимущественно популярные сказки о животных, птицах и насекомых. Последние интересны ещё и тем, что они часто содержат многочисленные стихотворные отрывки, включённые в прозаический текст. Сказка со стихами, чаще всего повторяющимися, - одна из разновидностей персидских народных сказок.

Источник: Персидские сказки. Перевод А. Розенфельд. – М.: Госуд. изд-во художественной литературы, 1956. – 213 с.

6

Наиболее  полным изданием персидских сказок на русском языке до 1956 года являлся сборник «Персидские народные сказки», куда вошли семьдесят сказок, записанных их собирателем А.А. Ромаскевичем со слов иранских сказителей и снабжённых подробным комментарием. Это издание, вышедшее в 1934 году, уже давно стало библиографической редкостью. Кроме того, на русском языке и после этого в различных периодических изданиях и сборниках также размещались переводы персидских сказок.

В книгу «Персидские сказки», изданную в Москве в 1956 году вошли персидские сказки в переводе А. Розенфельд. Она включает в себя сказки первых двух сборников, составленных Собхи. При этом сказки расположены в той же последовательности. В обоих сборниках почти к каждой сказке дан ряд вариантов, содержащих в отдельных местах какие-либо отклонения от основной текста. Варианты в русский перевод не вошли.

* * *

Наиболее  полным изданием персидских сказок на русском языке до 1956 года являлся сборник «Персидские народные сказки», куда вошли семьдесят сказок, записанных их собирателем А.А. Ромаскевичем со слов иранских сказителей и снабжённых подробным комментарием. Это издание, вышедшее в 1934 году, уже давно стало библиографической редкостью. Кроме того, на русском языке и после этого в различных периодических изданиях и сборниках также размещались переводы персидских сказок.

В книгу «Персидские сказки», изданную в Москве в 1956 году вошли персидские сказки в переводе А. Розенфельд. Она включает в себя сказки первых двух сборников, составленных Собхи. При этом сказки расположены в той же последовательности. В обоих сборниках почти к каждой сказке дан ряд вариантов, содержащих в отдельных местах какие-либо отклонения от основной текста. Варианты в русский перевод не вошли.

Вышеупомянутый сборник «Персидские сказки» включает в себя следующие сказки.
Часть первая:
1. «Распустившаяся роза»
2. «Коза и три брата»
3. «Путный и Непутный»
4. «Птица счастья»
5. «Саад и Саид»
6. «Жёлтая роза»
7. «Горошек»
8. «Барашек»
9. «Гадальщик»
10. «Тётушка лягушка»
11. «Жена ювелира»
12. «Сакине»

Часть вторая:
1. «Душенька»
2. «Лунолобая»
3. «Морской конёк»
4. «Девушка Померанец»
5. «Сорок Кос»
6. «Плешивый Кечелек»
7. «Бу-Али»
8. «Мул и кувшин»
9. «Троежёнец»
10. «Камень терпения»