У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Амальград форум - арабская, персидская, ближневосточная культура

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Саади Ширази

Сообщений 1 страница 20 из 32

1

Саади Ширази

Саади (سعدی)

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

2

Не нужна нерадивому древняя книга познанья,
Одержимый не может вести по пути послушанья.

Пусть ты воду с огнем - заклинания силой сольешь,
Но любовь и терпенье - немыслимое сочетанье.

Польза глаз только в том, чтобы видеть возлюбленной лик.
Жалок зрячий слепец, что не видит кумира сиянье.

Что влюбленному хохот врагов и упреки друзей?
Он тоскует о дальней подруге, он жаждет свиданья.

Мил мне светлый весенний пушок этих юных ланит,
Но не так, как онагру весенней травы колыханье.

В некий день ты пришла и разграбила сердце мое,
Потерял я терпенье, тоска мне стесняет дыханье.

Наблюдай всей душою кумира приход и уход.
Как движенье планет, как луны молодой нарастанье.

Не уйдет, коль прогонишь, - уйдя, возвратится она.
В этом вечном кругу непостижном - ее обитанье.

Не прибавишь ни слова ты в книге печали моей.
Суть одна в ней: твоя красота и мое пониманье.

Саади! О, как долго не бьет в эту ночь барабан!
Иль навек эта ночь? Или это - любви испытанье?

© Перевод В. Державина

отредактировал Бахман

3

Бустан
(отрывок)

Дервиш, придя в суфийскую обитель,
Поведал: «Жил в Йемене повелитель.
Он счастья мяч перед собою гнал,
Он равных в щедрости себе не знал.
Весенней тучей над землей вставал он,
На бедных дождь дирхемов изливал он.
Но он к Хатаму не приязнен был
С насмешкой о Хатаме говорил:
«Кто он такой? Мне он до кучней тени !..
Нет у него ни царства, ни владений !»
Вот царь Йемена небывалый пир,
Как говорят, на весь устроил мир.
Вдруг раздалось Хатаму славословье,
Все гости стали пить его здоровье.
И зависть омрачила дух царя,
Раба он кликнул, злобою горя:
«Иди найди и обезглавь Хатама !
Со мною в славе спорит он упрямо».
В степь, где Хатам в ту пору кочевал,
Подосланный убийца поскакал.
И некий муж, как бы посланник бога,
Раба - посланца повстречал дорогой.
Сладкоречив тот муж, приветлив был,
Гонца к себе в шатер он пригласил.
Его в степи безлюдно обласкал он,
Вниманием его очаровал он.
А утром молвил: «Добрый гость, прости,
Но все ж у нас останься, погости !»
А тот в ответ: «Промедлить ни мгновение
Нельзя !.. Дано мне шахом поручение !»
Сказал хозяин: «Тайну мне открой.
Я помогу тебе, пойду с тобой !»
«О, благородный муж ! - гонец ответил. -
Ты доблестен, и тверд, и духом светел,
Ты тайну нашу сохранишь. Так знай,
Хатама я еще в становье Тай.
Хоть муж Хатам прославлен во вселенной,
Убить его велел мне шах Йемена.
О, добрый друг ! Мне милость окажи,
Дорогу мне к Хатаму укажи ! »
Хозяин рассмеялся: «Меч свой смело
Бери, руби мне голову от тела.
Ведь я - Хатам. Пусть я хозяин твой,
Я поступлюсь для гостя головой !»
Когда Хатам склонился добровольно
Под меч, посланец издал крик невольно.
Не в силах от стыда поднять зениц,
Перед Хатамом он простерся ниц
И, руки на груди сложа покорно,
Сказал: «Когда бы умысел позорный
Исполнил я и вред тебе нанес,
Не человек я был бы, гнусный пес !»
И встал он, и, поцеловав Хатама,
Через пески в Йемен пустился прямо.
Султан Йемена меж бровей его
Прочел, что тот не сделал ничего.
«Где голова? - спросил. - Какие вести
Ты привез мне ? Скажи во имя чести!
Быть может, в поединок ты вступил
И у тебя в бою не стало сил ?»
Посланец пал на землю пред владыкой
И так ответил: «О, султан великий !
Хатама видел я. Среди людей
Он всех великодушней и мудрей.
В нм доблесть, мужество и благородство,
Ему дано над всеми превосходство.
Груз милостей его сломил,
Великодушьем он меня сразил !»
Все рассказал гонец. Ему внимая,
Йеменский царь восславил племя Тая.
И щедро наградил султан посла...
Хатаму щедрость свойственна была,
Как солнцу - свет, цветам - благоуханье.
Хатаму славу принесли деяния.

© Перевод В. Державина

4

Газель

Я влюблен в эти звуки, в этот сердце мне ранящий стон.
Я беспечен; и день мой проплывает неясно, как сон.
Ночи... Ночи бессонные в ожиданье моей светлоокой,
Но тускнеет пред нею свет, которым весь мир озарен.
Если вновь приведется мне лицо ее нежное видеть -
Сам себя я счастливым буду звать до скончания времен.
Я - не муж, если скрою свою грудь от камней порицанья,
Муж душой своей твердой, как щитом, от копья огражден.
Не изведав несчастий, не достигнешь заветного счастья,
Кто дождался Новруза, стужу зимнюю вытерпел он.
Хоть жнецы были мудры, но Лейли они тайны не знали.
Лишь Меджнум ее ведал, кем был весь урожай их спален.
Сон влюбленных, что верой богатствами мира играет,
Жатвы не собирает, а несметным добром наделен.
Ты другого арканом уловляй ! Мы же - верные слуги,
Ведь не нужно стреножить скакуна, что давно приручен.
День вчерашний умчался, ну, а завтра пока не настало.
Саади, лишь сегодня ты и волен в себе, и силен.

© Перевод В. Державина

5

Тот истинный друг, кто укажет в пути
Препятствия все и поможет пройти.
Льстецов причислять опасайся к друзьям.
Тот истинный друг твой, кто честен и прям.

6

Страдальцы любви, я завидую вам,
Знакомы вам язвы, знаком и бальзам.

7

http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/5/57/Saadi_sherozi.jpg/200px-Saadi_sherozi.jpg

Бустан (Плодовый сад) – книга из 9 глав, каждая из которых содержит рассказы, притчи и философские рассуждения, иллюстрирующие сентенции автора по поводу того, каким должен быть идеальный правитель. Саади призывает правителей быть гуманными к своим подданным и следить, чтобы лучшие качества проявляли и люди из его окружения – чиновники, слуги и военачальники, иначе его великодушие и доброта принесут только вред. Эти размышления проиллюстрированы примерами в виде рассказов и притчей.

Гулистан (Розовый сад) состоит из 8 глав – аспектов житейской мудрости. Эти главы – о жизни царей, о нравах дервишей, о преимуществах довольства малым, о преимуществах молчания, о любви, о молодости, о влиянии воспитания, о правилах общения. Главы содержат рассказы, написанные прозой и саджем (рифмованной прозой), и заканчиваются стихотворными вставками. Рассказы и приключения взяты из жизни Саади, его путешествий и наблюдений. Эта веселая и поучительная книга служит и школьным учебником, и книгой развлекательного чтения, в ней много остроумных парадоксов, замечаний и юмора. Ее задача – пробудить у людей стремление к мудрости и здравому смыслу как основе жизни в обществе.

Собственный опыт странничества и размышлений о сущем придавали произведениям этого персидского мыслителя ту меру просветленности, которая делала их одновременно мудрыми, прозрачными и изящными по форме. Бустан и Гулистан были чрезвычайно популярны на Востоке, являя собой образец того, какой может быть эстетика жанра мудрых рассуждений как особого литературного направления, впоследствии весьма популярного в литературе персидской, тюркской и индийской. Европейцы познакомились с творчеством Саади в 17 в., его поэзией восхищался Гете. Общечеловеческий гуманный характер творчества Саади, желание познать «меру вещей» и привить здравый смысл и сочувствие к ближним в виде общего стандарта взаимоотношений между людьми делает его произведения популярными и сегодня.

8

بنی آدم اعضای یک پیکرند
که در آفرینش ز یک گوهرند
چو عضوی به درد آورد روزگار
دگر عضوها را نماند قرار
تو کز محنت دیگران بی‌غمی
نشاید که نامت نهند آدمی

Транслитерация:
bani ādam a'zā-ye yek peykar-and
ke dar āfarineš ze yek gowhar-and
čo ozv-i be dard āvarad ruzgār
degar ozv-hā rā namānad qarār
to kaz mehnat-e digar-ān bi-qam-i
našāyad ke nām-at nahand ādami

Железный перевод:
Люди суть члены (органы) одного тела,
Которые в создании из (ز = از) одной материи.
Когда [один] орган к боли приводит судьба,
Другие органы не остаются спокойными.
Ты, что от (كز = كه از ) страдания других беспечен (= ты, что к страданиям других безразличен),
Не может быть, чтоб имя твое определили человеческим (= чтоб тебя называли человеком).

Отредактировано Caballarius (2008-02-29 11:50:39)

9

Caballarius написал(а):

Железный перевод:
Люди суть члены (органы) одного тела,
Которые в создании из (ز = از) одной материи.
Когда [один] орган к боли приводит судьба,
Другие органы не остаются спокойными.
Ты, что от (كز = كه از ) страдания других беспечен (= ты, что к страданиям других безразличен),
Не может быть, чтоб имя твое определили человеческим (= чтоб тебя называли человеком).

А вот литературный перевод (правда, не знаю, кто его "сотворил" :dontknow: ):
Все племя Адамово – тело одно,
Из праха единого сотворено,
Коль тела одна только ранена часть,
То телу всему в трепетание впасть,
Над горем людским ты не плакал вовек, –
Так скажут ли люди, что ты человек?

10

Из книги «Бустан»
Глава третья.
О любви, любовном опьянении и безумстве.

«Пусть я сгорю! Ведь я люблю… Ты знаешь..
А ты что плачешь и о чем рыдаешь?»
Свеча ему: «О бедный мотылек!
Воск тает мой, уходит, как поток.
А помнишь, как ушла Ширин-услада,
Огонь ударил в голову Фархада».
И воск, подобный пламенным слезам,
Свеча струила по своим щекам.
«Любви искатель! Вспыхнув на мгновенье,
Сгорел ты. Где же стойкость? Где терпенье?
В единый миг ты здесь спалил крыла,
А я стою, пока сгорю дотла.
Ты лишь обжегся. Но, огнем пылая,
Вся – с головы до ног – сгореть должна я!»
Так, плача, говорила с мотыльком
Свеча, светя нам на пиру ночном.
Но стал чадить фитиль свечи. И пламя
Погасло вдруг под чьими-то перстами.
И в дыме вздох свечи услышал я:
«Вот видишь, друг, и смерть пришла моя!»
Ты, чтоб в любви достигнуть совершенства,
Учись в мученьях обретать блаженство.
Не плачь над обгоревшим мотыльком –
С любимой он слился, с ее огнем.
Под ливнем стрел, хоть смерть неотвратима,
Не выпускай из рук полу любимой.
Не рвись в моря – к безвестным берегам,
А раз поплыл, то жизнь вручи волнам!

© Перевод В. Державина

11

Касыда из книги «Пестрые касыды».
Касыда написана частью по-арабски, частью по-персидски.
В переводе эти два языка передаются путем вплетения в
русский стих персидских слов и фраз заимствованных из
подлинника.

***

О родинке спроси того, кто знал пустыни желтый ад,
А ты, что знаешь о воде, когда перед тобой Ефрат?

О яр моя, сахибджамал! Красавица моя, о яр!
Когда ты здесь – я, как роса, а нет тебя – я словно яд…

Умиде ман, умиде ман! Надежды, чаянья мои!
Хоть мы с тобой разлучены, но наших душ не разлучат.

Ман на дидам, не видел я, на шунидам, не слышал я,
Чтобы затмили где нибудь, твоих очей горящий взгляд.

Глухая ночь моих надежд вдруг освещается тобой,
Ба субхи руи ту башад, как будто блещет звездопад…

Каманди ман, страшусь тебя. Калиди ман, зову тебя.
Ты – мой капкан и ключ к нему, ты мой восход и мой закат.

О, сколько раз, моя краса, о яр моя, сахибджамал
Испепелишь и вдруг опять переселишь в свой райский сад.

Я обоняю запах роз – курбане зульфе ту башам!
Мою любовь и жизнь мою я, дорогая, ставлю в ряд.

Бывало, мир я мог воспеть, умиде ман, умиде ман!
Но вот уж год – утратил гуд моих касыд певучий лад.

Зе чашме дустам фитамаде – с глазами друга разлучась, –
На произвол души врага я пал, бессилием объят.

Авах! Газели Саади не тронут сердца твоего…
Но, если птицам их спою – от боли гнезда завопят!

***  ***  ***

Яр – Возлюбленная.
Сахибджамал – Красавица
Умиде ман, умиде ман – Надежда моя, надежда моя
Ман на дидам – Я не видал
На шунидам – Я не слышал
Ба субхи руи ту башад – Утро лица твоего будет
Каманди ман – Силок мой
Калиди ман –  Ключ мой
курбане зульфе ту башам – Да буду жертвой твоих кудрей
Зе чашме дустам фитамаде – Из поля зрения моего друга выпал
Авах  – Увы

© перевод И. Сельвинского

12

Я нестерпимо жажду, кравчий! Скорей наполни чашу нам
И угости меня сначала, потом отдай ее друзьям.

Объятый сладостными снами, ходил я долго между вами,
Но, расставаяся с друзьями: “Прощайте”, – молвил прежним снам.

Перед мечетью проходила она, и сердце позабыло
Священные михраба своды, подобные ее бровям.

Я не онагр степной, не ранен, ничьей петлей не заарканен,
Но от стрелы ее крылатой по вольным не уйду степям.

Я некогда испил блаженство с той, что зовется Совершенство...
Так рыба на песке, в мученьях, тоскует по морским волнам.

До пояса не доставал мне ручей, и я пренебрегал им;
Теперь он бурным и бездонным вдруг уподобился морям.

И я тону... Когда ж судьбою я буду выброшен на берег, –
О грозном океанском смерче в слезах поведаю я вам

И вероломным я не стану, и не пожалуюсь хакану,
Что я сражен ее очами, подобно вражеским мечам.

Я кровью сердца истекаю, от ревности изнемогаю,
Так бедный страж дворца рыдает, певцам внимая по ночам.

О Саади, беги неверной! Увы... Ты на крючке, как рыба, –
Она тебя на берег тянет, к ней – волей – не идешь ты сам.

© Перевод В. Державина

13

Произведения Саади Ширази на языке оригинала.

Отредактировано Sarozer (2008-10-03 17:14:04)

14

Отличная тема! Обязательно поддержу.

15

В зерцале сердца отражен прекрасный образ твой,
Зерцало чисто, дивный лик пленяет красотой.

Как драгоценное вино в прозрачном хрустале,
В глазах блистающих твоих искрится дух живой.

Воображение людей тобой поражено,
И говорливый мой язык немеет пред тобой.

Освобождает из петли главу степная лань,
Но я захлестнут навсегда кудрей твоих петлей.

Так бедный голубь, если он привык к одной стрехе,
Хоть смерть грозит, гнезда не вьет под кровлею другой.

Но жаловаться не могу я людям на тебя,
Ведь бесполезен плач и крик гонимого судьбой.

Твоей душою дай на миг мне стать и запылать,
Чтоб в небе темном и глухом сравниться с Сурайей*.

Будь неприступной, будь всегда как крепость в высоте,
Чтобы залетный попугай не смел болтать с тобой.

Будь неприступной, будь всегда суровой, красота,
Дабы пленяться пустозвон не смел твоей халвой.

Пусть в твой благоуханный сад войдет лишь Саади!
И пусть найдет закрытым вход гостей осиный рой.

***

*Сурайя - созвездие Плеяды

© Перевод В. Державина

16

Бранишь, оскорбляешь меня? Напрасно! Не стоит труда!
Из рук своих руку твою не выпущу я никогда.

Ты вольную птицу души поймала в тенета свои.
И что ж! прирученной душе не нужно другого гнезда.

Того, кто навеки простерт, – в цепях благовонных кудрей, –
Ужели посмеешь топтать? Нет, жалости ты не чужда!

“Не правда ли, стан-кипарис живых кипарисов стройней?” –
Садовника я вопросил. Садовник ответил мне: “Да”.

Пусть солнцем и тихой луной земной озаряется мир, –
Мой мир озарен красотой; твой взгляд надо мной – как звезда.

Бесценно-прекрасна сама, чужда драгоценных прикрас,
Не хочешь себя украшать: ты юностью светлой горда.

Хочу, чтоб ко мне ты пришла, осталась со мной до утра,
Вот было бы счастье, друзья, а недругам нашим – беда!

Лишенная сердца толпа, я знаю, дивится тому,
Что черные вздохи мои готовы лететь сквозь года.

Но если пылает жилье, то рвется из окон огонь.
Чему тут дивиться, скажи? Так в мире бывает всегда.

Кто встретил однажды тебя, не в силах вовек разлюбить.
Не вижу и я, Саади, в любви ни греха, ни стыда.

© перевод А. Кочеткова

17

В ночь разлуки с любимой мне завесы парча не нужна. –
В темной опочивальне одинокая ночь так длинна.

Люди мудрые знают, как теряет свой ум одержимый.
У влюбленных безумцев впереди безнадежность одна.

Пусть не плод померанца – свою руку безумец порежет,
Зулейха невиновна, недостойна укоров она.

Чтобы старец суровый не утратил душевного мира,
Скрой лицо кисеею, ибо ты так нежна, так юна.

Ты подобна бутону белой розы, а нежностью стана –
Кипарису: так дивно ты гибка, и тонка, и стройна.

Нет, любой твоей речи я ни словом не стану перечить,
Без тебя нет мне жизни, без тебя и светлая радость бедна.

Я всю ночь до рассвета просидел, своих глаз не смыкая,
К Сурайе устремляя блеск очей-близнецов из окна.

Ночь и светоч зажженный, – вместе радостно им до рассвета
Любоваться тобою, упиваться, не ведая сна.

Перед кем изолью свои жалобы? Ведь по закону
Шариата влюбленных – на тебе за убийство виня.

Ты похитила сердце обещаний коварной игрою...
Скажешь: племенем Саади так разграблена вражья казна.

Не меня одного лишь – Саади – уничтожить ты можешь,
Многих верных... Но сжалься! Ты ведь милостью дивной полна!

© Перевод В. Державина

18

«Не спите!» - рок сказал моим глазам.
Я приподнялся, точно буква лам…

О мои очи! не мешайте мне
Любовь делить с бесстыдством пополам.

Мой ятаган в чехол я опустил:
Не без того, кто просит мира сам.

Обагрены, о яр, твои персты…
Не кровь моя ль залубенела там?

Ты овладела сердцем до конца –
Ты для меня отныне мой ислам!

Я для тебя отныне, как дервиш:
За гнев молитвой я тебе воздам.

Не изменяй мне, о сахибджамал,
Ведь мой обет – столетьям и векам!

О ветвь бана! Поток твоей листвы
Едва-едва под стать ее кудрям…

Бессмысленно таиться от любви:
Как Азраил, она приходит к нам.

Моя любовь предсказана была
В самом Коране – верь моим словам!

Оставьте же меня с моею джан…
Свечей сгорю я – говорю я вам.

Что значит грош в руке Хатама Тай?
Легко с душой расстаться беднякам.

До смертной тьмы – я твой цепной бургут,
А дух навек прильнул к твоим цепям.

О гурия! не обнажай лица
Иначе – смерть и старцам и юнцам!

Не вслушивайся в стон мой, о душа:
Здесь не поможет никакой бальзам.

Терпения не требуй от меня:
Любовь не пост, но пир! Она – байрам!

Краса моя… Она во мне, как див,
Так что мне сплетен воробьиный гам?

Уже само мечтанье – это клад!
Пади же, Саади, к ее ногам…

***
Лам – буква арабского алфавита в виде изогнутой прямой
ятаган – оружие ( в виде изогнутого клинка )
дервиш (дарвеш) – последователь суфийского ордена,
Мусульманский странствующий монах-аскет.
Яр – Возлюбленная
Сахибджамал – Красавица
Азраил – ангел смерти
джан (ждон) – душа, милая
Хатам Тай (Хатем Тайский) – легендарный поэт ( из племени тай ),
прославившийся своей щедростью
бургут – беркут, ловчая птица
гурия – райская дева, синоним красавицы

© перевод И. Сельвинского

19

گلستان - аудио-книга в формате mp3

Отредактировано Sarozer (2008-10-11 10:19:59)

20

Кыт'а

Если в рай после смерти меня поведут без тебя,
Я закрою глаза, чтобы светлого рая не видеть.
Ведь в раю без тебя мне придется сгорать, как в аду.
Нет, Аллах не захочет меня так жестоко обидеть!

© перевод В. Державин