Амальград форум - арабская, персидская, ближневосточная культура

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Абдурахман Джами

Сообщений 1 страница 20 из 35

1

Суфий, всё, что есть в молельне, заложи, купи вина!
Что упущено измладу, возместить спеши сполна!

Опьянен любовным хмелем, в честь пурпурных лалов - губ,
Я напитком цвета лала напиваюсь допьяна.

Страстью к юным похваляться седовласому - грешно:
Седину вином окрасишь, - станет розой седина!

Я стяжал дурную славу, опозорен, изгнан я.
Сторонись меня, святоша, коль молва тебе страшна!

Сын мой, что нам совершенство! У влюбленных расспроси,
В совершенстве ли - блаженство, какова ему цена?!

Жизни смысл - един от века, форм ее вовек не счесть,
Изменяет облик пена, неизменна глубина.

О Джами, твори молитву, обернувшись к кабаку:
Счастье даст тебе не Мекка, а другая сторона.

2

Ты дружбы не води с тем, кто глупей тебя.
Достойнейшим всегда внимай, благоговея.
Но и не докучай тем, кто мудрей тебя,
И мудрый хочет быть с тем, кто его мудрее.

3

ФАРДЫ
***
Надежду - солнечную нить - на счастье люди ткут;
Сумеешь лучик сохранить - удачи дни придут.
***
Добро безмерно, как вода бездонного колодца;
Будь добрым к людям, и всегда добро к тебе вернется.
***
Сокровища не обретешь без горя и без муки,
Бутона розы не сорвешь, не оцарапав руки.

4

Любовь, как благостный родник, из глубины веков
Течет... И каждый хоть на миг
К нему припасть готов.
Но в этой жажде вековой различьям нет конца,
Как между страстью роковой и похотью глупца...

5

Глазам была видна ты, а я не знал,
Таилась в сердце свято, а я не знал,
Искал по всей вселенной твоих примет,
Вселенною была ты, а я не знал.
give_rose

6

Избранное...

Дышит пламенем солнце в безбрежной ночи,
Диск луны от него забирает лучи;
Звездный свет по природе своей бесконечен,
Но извечен и мрак - в этом мудрость ищи!

***

Некто задал вопрос: "Можно ль видеть творца?"
Я ответил: "Начала в нем нет и конца…
Для одних он - вселенная в вечном движенье,
Для других - жалкий образ чужого лица".

***

Бог всезнающий милость к тебе проявил,
Сто заветных дверей пред тобой отворил.
Только двери в свой мир показать отказался,
Чтобы лоб ты случайно о них не разбил…

***

В бренном мире ты истины не обретешь,
С грузом тяжких сомнений в могилу сойдешь,
Знай, что истина неизреченной пребудет;
Слово - только мираж, а мираж- это ложь!

***

Люди разным пророкам молитвы творят,
Люди зло совершают и благо дарят.
Все деяния их так похожи на хворост
Для костра, на котором они же сгорят.

***

Мир наш светом наполнен во все времена,
Человеку в нем радость прозренья дана.
Но его жадный разум постигнет лишь малость-
Только отблеск над бездной без края и дна…

***

Нить бесценную жемчуга держишь в руках,
Берегись, чтоб она не рассыпалась в прах…
Жизнь твоя – это нить. Жемчуг меряет время,
Мудрый тратит его лишь в достойных делах.

отредактировал Бахман

7

Persia
Не могли бы Вы написать эти строчки на персидском?  give_rose

8

Прошу меня простить уважаемая Amal, к сожалению, не могу. Эта книга у меня на русском яз. :/

9

Когда стихи сияют совершенством,
Они несут читателю блаженство.

10

Немного спорный совет Джами в переводе Ю. Мальцева: :)

Пройдут года...И вот настанет срок,
Когда ты старость пустишь на порог,
Живи, как подобает старику:
Не гладь морщины, не румянь щеку...
Поверь, что в старости почетней быть седым,
Любовь и шалости оставив молодым...

Отредактировано Rusudan (2007-09-26 20:09:53)

11

Из "ВЕСЕННЕГО САДА"

    * * *

    От звуков имени святого
                                               течет любовь.
    И от письмен твоих и слова
                                                   течет любовь.
    Тот, кто селом твоим проходит,
                                                       влюбленным стал.
    Да! От дверей твоих и крова
                                                   течет любовь.

    * * *

    Гордость прячется искусно, не сыскать ее примет.
    Муравьиный след заметней в пору полуночной мглы.
    Ты легко ее исторгнуть из души не думай, нет:
    Легче из земли исторгнешь гору кончиком иглы.

    * * *

    Не смейся над тем, что дурён я собой,
    Невеждою, неучем грубым не будь.
    Ведь тело - что ножны, душа же - что меч:
    В булатном мече, а не в ножнах вся суть.

    * * *

    Того, кто зол и груб и не в ладах с людьми,
    Несчастным почитай, а не стремись добиться
    От управителя: "В тюрьму его возьми",
    Ведь кожа для него на теле как темница.

    * * *

    С повеленьями Бога в разладе всегда -
    Да погибнет он! - тот, чье завистливо око:
    У другого что-либо завидев, стонать
    Начинает: "За что обделен я жестоко?"

    * * *

    Великодушный муж достаток каждый свой
    К ногам своих друзей с улыбкою бросает,
    В то время как скупец всё то, что приобрел,
    Бесславно жизнь прожив, врагам предоставляет.

    * * *

    Из-за глупостей зачем ты платье рвешь?
    Я боюсь, что пострадает твой почет.
    О мудрец, людей посмешищем не будь,
    А не то твое величие падет.

    * * *

    О, выслушай, мой друг, речение одно,
    Что к изречениям я причисляю вечным:
    Бесчеловечия кто обнажает меч,
    Тот сам падет, сражен мечом бесчеловечным.

    * * *

    Коль степень высокую
                                   ты получил, то старайся
    Показывать в ней постоянно
                                   способность и рвенье.

    Достоинство мужа к нему
                                   не придет через должность,
    Но муж благородный
                                   украсит собой назначенье.

    * * *

    У дервиша вельможа спросил: "Почему,
    О дервиш, ты так долго ко мне не приходишь?"

    "Потому что вопрос сей, - сказал тот ему, -
    Много лучше вопроса: зачем ты приходишь?"

    * * *

    Когда проступок твой
                      владыка милосердный
    Узнает, перед ним
                      не отрицай свой грех.
    Во всем ты повинись
                      и попроси прощенья.
    Грех запирательства
                      опасней прежних всех.

    * * *

    Мишенью стрел вражды
                      твоей доколе буду?
    Без веры, без души
                      от этой боли буду.
    Перед тобою ниц
                      здесь на земле простерт я,
    И даже под землей
                      в твоей я воле буду.

    * * *

    Когда твой лучший друг
                      тебе захочет злого,
    С ним только разлучись,
                      не надо зла другого.
    Ни в пререкания,
                      ни в тяжбу не вступай,
    Путь примирения
                      навек не закрывай.

    * * *

    О прощенье моли,
              оправданья ищи, если видишь,
    Что устои разбились
              у дружбы старинной твоей.
    Если ж словом исправить
              не мог поврежденное зданье,
    Кирпичей золотых
              и серебряных ты не жалей.

    * * *

    Следует каждому складной и ласковой речью
    Нрав притеснителя от притеснений отвлечь.
    Низкого духом, забывшего щедрость и милость,
    Силою слова от злых заблуждений отвлечь.

    * * *

    Лицо прекрасное, прекрасный, нежный голос
    И порознь увлекут любое из сердец,
    Когда ж они слиты в едином человеке,
    Тебе несдобровать, хотя б ты был мудрец.

    * * *

    Когда прелестной ты увлечен,
    Спасти как можешь покой и сон?
    Ах, все упреки - как в уши ветер:
    Сильней лишь пламя раздует он.

    * * *

    Ты снова мне жизнь благородной рукой приводишь,
    На брег унесенного горя волной приводишь.
    Ты в сердце больное желанный покой приводишь,
    Мечту ты к очам, орошенным слезой, приводишь.

    * * *

    Если б в щедрую десницу целый мир ему достался,
    Всё богатство мировое расточить он был бы рад.
    Этим горем у дервиша сердце ранено не будет,
    Всё растратив без остатка, скажет: "Ныне я богат".

    * * *

    О юноша, духа величью учись,
    У опытных в жизни отличью учись.
    От сердца злодейский совет отклоняй,
    От уст своих речи клевет отклоняй.
    Добром отвечай постоянно на зло.
    Врагу оно пользу едва ль принесло.
    Когда же ты доброе дело творишь,
    К тебе возвратится то доброе лишь.

    * * *

    Сребро и злато - вот к сердцам обычный путь,
    От чистоты души великодушным будь.
    Кто чист душою, тот, коль друга скорбь узнает,
    Бесстрашно за него живот свой полагает.

    * * *

    Когда бедняк, имеющий полхлеба,
    Весь целиком дает достаток свой,
    Не больше ль то, что если царь вселенной
    Своей казной поделится с тобой?

© Перевод К.Чайкина

12

Ночью сыплю звезды слез без тебя, моя луна.
Слезы света не дают, – ночь по-прежнему темна.

До мозолей на губах я, безумный, целовал
Наконечник той стрелы, что мне в сердце вонзена.

Здесь, на улице твоей, гибли пленники любви:
Этот ветер – вздохи душ, пыль – телами взметена.

Если вдруг в разлуке стал я о встрече говорить –
То горячечный был бред, вовсе не моя вина!

С той поры, как ты шутя засучила рукава –
Всюду вздохи, вопли, кровь, вся вселенная больна.

О рубинах речи нет, нынче с цветом губ твоих
Сравнивают алый цвет роз, нарядов и вина.

По душе себе Джами верования искал, –
Все религии отверг, лишь любовь ему нужна.

© Перевод В.Звягинцевой

13

Войско идолов бесчисленно, мой кумир – один,
Звезд полно, а месяц, явленный сквозь эфир, один.

Сколько всадников прославлены в воинствах земных, –
Мой – в красе его немыслимой – на весь мир один!

Что коронам царским кланяться? Сто таких корон –
Прах дорожный у дверей твоих... А за дверью – пир.

Там во сне хмельном покоишься, на губах – вино, –
Два рубина мной целованы, в сердце – мир один...

Власть любви не стерпит разума, царство сердца взяв!
Падишах второй не надобен, мой эмир – один.

Убиенье жертв невиннейших – вечный твой закон.
Что ж, убей! Я всех беспомощней, наг и сир, один.

Не меняй кабак на сборище дервишей, Джами! –
В махалла любви не разнятся, будто клир один!

© Перевод А.Адалис

14

گر بود لفظ و معنیش با هم
‫این دقیق و لطیف و آن محکم
‫صیت او را آسمان گیرد
‫نام ثاعر همه جهان گیرد
Джами, Силсилат аз-захаб

Если слово и его смысл не расходятся (буквально: вместе),
Одно тонкое и изящное, другой веский,
То слава (о таких стихах) вознесется к небу,
А имя такого поэта покорит мир.

Коль смысл со словом крепко сопряжен,
Смысл веский в тонкую оправу облечен,
Слух о таких стихах на небесах кумир,
Поэта имя завоюет мир.

© Перевод klaus

15

Ветвь дерева с тяжелыми плодами
Земле свой низкий отдает поклон...
Ветвь дерева бесплодная годами
С мольбой глядит на синий небосклон.

© Перевод Г. О. Мальцева

16

Дыханье жарких слов — от пламени любви,
Мерцанье всех миров — от знамени любви;
Пусть плачет сердце и в глазах роса,
Но зов любви услышат небеса!

© Перевод Г. О. Мальцева

17

Золотая цепь.
Из второй тетради «Золотой цепи».
«Сказ о любви».

Сказ о любви сегодня обнови!
Скрепит перо, и это песнь любви!

Поет перо, подобное свирели,
И о любви сказанья зазвенели.

С любовью - к правде и добру придем,
Любовь живет во всем, что есть кругом.

И знатный и в безвестности рожденный
Полны любви и чтут ее законы…

Ей сила притяжения дана,
Соединила тень и свет она.

Любви не сразу слышим повеленье,
Но обоюдно двух сердец стремленье.

Пусть солгала красавица тебе,
Ее дела не нравятся тебе, -

Ты будешь охлажден ее делами,
В твоей душе любви погаснет пламя,

В оковах красоты всегда чиста,
Любовь – раба, царица – красота.

Когда выходит красота – царица,
Любовь упасть к ее ногам стремится.

То – красота, что, как Узра светла,
Вамика в степь глухую привела.

То – красота, что Кайсом овладела,
Когда наряд Лайли она надела.

Палящий зной сравню я с красотой,
Любовь сравню я с утренней звездой.

А мне, любви постигшему начало,
Идти стезей разумных не пристало.

Там, где любовь являет дивный лик,
Немеет доказательства язык.

© Перевод С. Липкина

***

Узра и Вамик – герои любовной повести эллинистического происхождения,
пользовавшейся популярностью в Иране и Средней.  В IX веке Унсури написал
на сюжет этой повести одну из первых романтических поэм персидско-тажикской
классической литературы, сохранившеюся лишь в отрывках.

Кайс – первое имя Маджнуна, героя сказания о Лейли и  Меджнуне,
послужившего сюжетом для поэм Низами, Навои и друrих поэтов.
Имя Меджнуна стало символом безумной, самоотверженной любви.

18

Саламан и Абсаль

К шедеврам творческого наследия Абдурахмана Джами (да и не только одного его,
и не только поэзии XV в., но и всей таджикско-персидской литературы вообще)
можно отнести его поэму "Саламан и Абсаль". Эта поэма вот уже в течение пяти
веков находится в центре внимания истинных любителей поэтического слова,
страстных поклонников романтических и романических преданий и, конечно, тонких
ценителей поэзии мудрости. Она является не только значительным художественным
произведением, впервые разрабатывающим в высокопоэтической форме древний сюжет,
но и поэмой, отражающей литературные, философские, общественно-политические взгляды
мыслителя и поэта в его зрелом возрасте.
"Саламан и Абсаль" Джами стала известна Западной Европе в прошлом столетии: в 1856 году
поэма была переведена английским стихом известным английским поэтом Фитцджеральдом
(1809-1883), прославленным переводчиком четверостиший Омара Хайяма. На французский
язык "Саламан и Абсаль" переведена прозой - перевод осуществлен и издан в Париже в 1927
году Августом Брикте.
Первый перевод на русский язык "Саламан и Абсаль" Джами выполнен советским востоковедом
Константином Чайкиным и издан в 1935 году к III Международному конгрессу по иранскому
искусству и археологии.

Из вводной статьи Айни К.С. к изданию книги
"Абдурахман Джами. Саламан и Абсаль" (Душанбе, "Ирфон", 1977)

Страница из рукописи "Саламан и Абсаль",
переписанной в 1581 году каллиграфом
Мухаммадом ибн Мулло Мир ал-Хусайни

Рассказ о преуспеяниях шаха
и воздержании от неких запретных дел

Хвала царю, что в юные года
Подобен мудрым старцам был всегда.

И хоть сперва уста вином сквернил он,
Тот грех водой раскаяния смыл он.

Блажен султан, коль радости фиал
С сухими он краями оставлял.

Он - хум, но от запретного свободен
И, как суфий, душою благороден.

Кувшин на темя руки возложил,
Крушась, что в пьяной пляске не кружил.

И кубок тот, не тронутый устами,
От удивления развел руками.

Как пиале к ручью вина пройти?
Теперь плачевны все ее пути.

Дан зверю слух, и взгляд, и обонянье;
Присущи людям разум и сознанье.

И мы вино врагом ума зовем;
Бесчестье - побежденному врагом!

Когда судьба все наше достоянье
Потребует за ползерна познанья,

То лучше все отдать и нищим быть,
Чтоб разума одно зерно купить.

Но если хоть одну осушим чашу,
Вновь потеряем мощь и мудрость нашу.

Коль от границы мудрости уйдешь,
Ты в плен орды безумья попадешь.

Когда ты пил вино, терял сознанье,
Безумные ты отдал приказанья.

Невольник вожделенья своего,
Что приобрел в пирах ты? - Ничего!

Сто лет живи! Но коль сто лет ты будешь
Пить, как ты прежде пил, что ты добудешь?

Будь чист, как в прошлом, в будущем году!
Будь в чистоте готов предстать Суду!

19

Саламан и Абсаль

Рассказ о старике и его сыне

Шел некто с сыном-юношей - сам-друг,
А ослик их тащил тяжелый вьюк.

Они дорогой ноги в кровь разбили.
Большие горы путь им преградили,

Отвесной обрываясь крутизной;
Под кручей море пенилось волной.

Над бездною, что душу устрашала,
Опасная тропинка пролегала.

Казалось, - там никто не мог пройти,
Там лишь змея могла бы проползти.

А что с тропинки узкой той срывалось,
Глубокой бездной моря поглощалось.

Пошел тропинкой ослик и упал.
"О Боже! - сын в смятенье закричал, -

Осел упал, с ним наши все пожитки...
Спаси его и возмести убытки!"

"Молчи, сынок, - сказал старик отец, -
Нам не вернет его и сам Творец.

Будь тверд, мужайся духом благородным,
Не помышляй о выборе свободном".

© Перевод Владимира Державина

20

Саламан и Абсаль

О четырех свойствах,
являющихся условиями царствования

Честь, мудрость, щедрость, мощная рука -
Вот свойства, при которых власть крепка.

Но мудрость выше низменных пристрастий,
Не терпит благородство женской власти.

Разумный муж высоко честь хранит
И похотью полу не осквернит.

Могучий дух рабом любви не будет
И царственного долга не забудет.

И щедрость, ради женщины любой,
Не жертвует великою судьбой.

Царь, если он собой не в силах править,
Не сможет царства своего прославить.

Всему, что может мощь твоих опор
Ослабить, ты суровый дай отпор!

И честь, и мужество, и мудрость - в этом.
Прибавить нечего к моим советам.

© Перевод Владимира Державина