Амальград форум - арабская, персидская, ближневосточная культура

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Шамсиддин Мухаммад Хафиз

Сообщений 21 страница 40 из 66

21

Amal написал(а):

Дам тюрчанке из Шираза Самарканд, а если надо -
Бухару! А в благодарность жажду родинки и взгляда.

Дай вина! До дна! О кравчий! Ведь в раю уже не будет
Мусаллы садов роскошных и потоков Рокнабада.

Из сердец умчал терпенье - так с добычей мчатся турки -
Рой причудниц, тот, с которым больше нет ширазцу слада.

В нашем жалком восхищенье красоте твоей нет нужды.
Красоту ль твою украсят мушки, краски иль помада?

Красота Юсуфа, знаю, в Зулейхе зажгла желанья,
И была завесы скромной ею сорвана преграда.

Горькой речью я утешен, - да простит тебя Создатель! -
Ведь в устах у сладкоустой речь несладкая - услада.

Слушай, жизнь моя, советы: ведь для юношей счастливых
Речи о дороге жизни - вразумленье, не досада.

О вине тверди, о пляске - тайну вечности ж не трогай:
Мудрецам не поддается эта темная шарада.

Нанизав газели жемчуг, прочитай ее, - и небом
В дар тебе, Хафиз, зажжется звезд полуночных плеяда.

Оригинал:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

22

О ты, чьим ликом осиян, возрос цветник тюльпанный жизни,
Вернись! Увянет без тебя весною цвет румяный жизни!

Хаоса мрачный океан не угнетает мысли тех,
Кому дано в твоих устах увидеть круг избранный жизни.

Когда потоки слез текут – меня осудишь ли за то?
В единой скорби о тебе душа проходит страны жизни.

Я жив, но жизни нет во мне – и кто дивился бы тому?
Разлуки дни со счета сбрось – ведь это – лишь изъяны жизни!

В земном пути со всех сторон напастей полчища грозят,
И гонит, повод затянув, наездник неустанный жизни.

В тот краткий миг, когда тебя еще мне можно лицезреть,
Будь в помощь мне! В моих путях не вижу я желанной жизни.

В пирах доколе ночи длить, и утро сладостное – в сне?
Проснись! Уж время отошло свободы невозбранной жизни.

[Вчера прошел он, но ко мне и взора он не обратил…
О сердце бедное, тебе мелькнули лишь обманы жизни!

Хафез, пиши свои слова, чтоб на страницах бытия
Служили памятью они и грамотой охранной жизни.

© Перевод Е.Дунаевского

23

Мой скудный жребий тяжек, подъем дороги крут,
Унижен я пред теми, кто гордостью надут.

И только лишь коснувшись кудрей, в безумьи страсти
Я гордо выпрямляюсь, не зная рабьих пут.

Что делается в небе – у глаз моих спроси ты:
Я до утра считаю по звездам бег минут.

Я в знак благодаренья уста целую чаши –
Здесь ключ великой тайны и знанья тихий пруд.

И также благодарен рукам моим я слабым:
Терзать они не могут насильем бедный люд.

Когда в стихах воздал я хвалу винопродавцам –
Я мздою справедливой почтил их добрый труд.

Ведь ты не пожелаешь поднять меня из праха,
Хотя б из глаз катился слезами изумруд!

Не укоряй, что плачу я кровью в этих долах:
Как муки коз мускусных удел прозренья лют.

Пусть голова Хафеза пьяна, но мне надежной
Иной главы забота и милостивый суд.

© Перевод Е.Дунаевского

24

К этой двери искать не чины и почет я пришел, –
Чтоб убежище здесь мне найти от невзгод, я пришел;

Я к жилищу любви – от черты, где нет жизни – иду,
И в страну бытия, совершив переход, я пришел.

Я твой смуглый увидел пушок, и из райских садов
Мандрагоры потребовать сладостный плод я пришел.

С тем сокровищем разума, что под охраной небес,
К двери шаха просить подаянья щедрот я пришел.

О спасенья корабль! Твоих милостей якорь ищу –
Утопающим в скверне средь милости вод я пришел.

Гибнет честь! Изойди же дождем, омывающим грех!
До конца подведя черных дел моих счет, я пришел.

Брось, Хафез, власяницу свою – вздохов жарким огнем
Попалить лицемеров неправедный род я пришел.

© Перевод Е.Дунаевского

25

Чашу полную, о кравчий, ты вручи мне, как бывало.
Мне любовь казалась легкой, да беда все прибывала.

Скоро ль мускусным дыханьем о кудрях мне скажет ветер?
Ведь от мускусных сплетений кровь мне сердце заливала

Я дремал в приюте милой, тихо звякнул колокольчик:
"В путь увязывай поклажу!" Я внимал: судьба взывала.

На молитвенный свой коврик лей вино, как то позволил
Старый маг*, обретший опыт переправы и привала.

Ночь безлунна, гулки волны. Ужас нас постичь не сможет,
Без поклаж идущих брегом над игрой седого вала.

Пламя страстных помышлений завлекло меня в бесславье:
Где ж на говор злоречивый ниспадают покрывала?

Вот Хафиза откровенье: если страсти ты предашься,
Все отринь – иного мира хоть бы не существовало.

* – Старый маг – здесь владелец винного погребка

© Перевод К.Липскерова

26

Аромат ее крова, ветерок, принеси мне
И покой, – я ведь болен, – хоть на срок принеси мне!

Для души изнуренной дай хоть малость бальзама,
С доброй вестью о друге хоть пять строк принеси мне!

Взор и сердце в боренье. С тетивы ее взгляда
И от стрелки-ресницы хоть намек принеси мне!

На чужбине, в разлуке постарел я, – из чаши
Сладкой юности, ветер, хоть глоток принеси мне!

Дай ту чашу пригубить всем понурым, но если
Этот будет напиток им не впрок, – принеси мне!

Брось о завтрашнем, кравчий, размышлять, – иль охранный
За печатями рока ты листок принеси мне!

Так над плачущим сердцем пел Хафиз неустанно
"Аромат ее крова, ветерок, принеси мне!"

© Перевод К.Липскерова

27

Верь, Юсуф вернется поздно или рано, – не тужи!
Сень печали сменят розы, тень платана, – не тужи!

Было плохо, станет лучше, к миру злобы не питай,
Был низвергнут, но дождешься снова сана, – не тужи.

На престол холма восходит с опахалом роз весна.
Что ж твоя, о пташка ночи, ноет рана? – Не тужи!

Друг! Не чудо ли таится за завесой, – каждый миг
Могут радости нахлынуть из тумана, – не тужи!

День иль два путем нежданным шел времен круговорот,
Все не вечно, все добыча урагана, – не тужи!

Коль стопы свои направишь ты в Каабу по пескам
И тебя шипы изранят мугиляна, – не тужи!

Если путь опасный долог, будто нет ему конца;
Все ж он кончится, на радость каравана, – не тужи!

Все нам свыше назначает благодатная судьба:
Час разлуки, ночь лобзаний, день обмана, – не тужи!

Коль, Хафиз, проводишь время в доме бедном, в тишине
И Корана всю премудрость постигаешь, – не тужи!

© Перевод К.Липскерова

28

Долго ль пиршества нам править в коловратности годин?
Мы вступили в круг веселый. Что ж? Исход у всех один.

Брось небесное! На сердце буйно узел развяжи:
Ведь не мудрость геометра в этом сделает почин.

Не дивись делам превратным, колесо судеб земных
Помнит тысячи рассказов, полных тысячью кручин.

Глину чаш с почетом трогай, знай – крупинки черепов
И Джамшида и Кубада в древней смеси этих глин.

Кто узнал, когда все царство Джама ветер разметал?
Где Кавус и Кей укрылись, меж каких они равнин?

И теперь еще я вижу: всходит пурпурный тюльпан –
Не из крови ли Фархада в страсти к сладостной Ширин?

Лишь тюльпан превратность понял: все он с чашею в руке, –
В час рожденья, в час кончины! Нет прекраснее кончин.

Поспешай ко мне: мы скоро изнеможем от вина.
Мы с тобою клад поищем в этом городе руин

Ведай, воды Рокнабада и прохлада Мусаллы
Говорят мне, что пускаться в путь далекий нет причин.

Как Хафиз, берись за кубок лишь при звуке нежных струн
Струны сердца перевиты нежной вязью шелковин.

© Перевод К.Липскерова

29

Кому удел не тлетворный в тлетворных столетьях дан?
Что прочно? – Ладья газелей. Что вечно? – Пьянящий жбан.

Возьми же вина в дорогу, – ведь жизнь не сравнишь ни с чем.
Путь к раю подобен чаще, и мало на нем полян.

Один ли познал я тленность? Ученый что знает мир,
Постиг и свое бессилье, и знаний вечный изъян

Взгляни же премудрым оком на мудрый, бегущий мир:
Весь мир, все дела мирские, все смуты его – обман.

Достигнуть встречи с тобою мечтала душа моя,
Но смерть на дорогах жизни – грабитель и злой буян.

Всем ведомо: знак, что роком начертан на смертном лбу,
Не смоешь ничем, о смертный, с челом он твоим слиян.

Все зданья падут, разрушась, и травы на них взрастут, –
Лишь зданье любви нетленно, на нем не взрастет бурьян.

Прохожие люди трезвым не встретят меня вовек!
О вечность! Хмельная чаша! Хафиз этой чашей пьян.

© Перевод К.Липскерова

30

Проповедники, как только службу с важностью в мечети совершат,
В кабачках совсем иное – тайно, чтоб не быть в ответе, – совершат.

Даже мудрым не понятно: те, что учат отрешеньям весь народ,
Сами эти отрешенья, может быть, на том лишь свете совершат.

Эти новые вельможи тюрка в мула обращают. О господь!
Сделай их ослами с ношей! Пусть на них свой танец плети совершат.

Если ты, дервиш, желаешь, чтоб тебе вручили чашу бытия,
Это в тайном храме магов – так в их сказано завете – совершат.

Красота ее безмерна и влюбленных убивает, но они,
Возродясь, ей поклоненья вновь и вновь в среде столетий совершат

Ах, менялы без познаний, с побрякушкой для уздечек жемчуга
Вечно путали! Ужели это вновь они, как дети, совершат!

"Нет, пусть молвят стих Хафиза, – голос разума раздался с высоты,–
И по памяти пусть это в ночь они и на рассвете совершат!"

© Перевод К.Липскерова

31

Ты не шли упреков в буйстве в гульбищах не новичку,
Ведь его грехов не впишут, праведник, тебе в строку.

Будь самим собой, что сеял – то и жни, не следуй мне:
Я тебя в свои молитвы и грехи не вовлеку.

Ведь любовь живет в мечетях, и живет она в церквах.
Нужен друг святоше, нужен вольному весельчаку.

Не один с порога дома благочестия я пал,
И Адам не добыл рая на земном своем веку.

Коль, Хафиз, пригубишь кубок в Судный день – из кабачка
Мигом в рай ты будешь поднят, хоть был мил и кабачку.

© Перевод К.Липскерова

32

Уж не мимо ли подруги ты пронесся, ветерок,
Что сладчайшим ароматом ты овеял мой порог?

Осторожен будь, дыханьем не коснись ее кудрей,
Что тебе до них? Не путай золотистый завиток.

Базилик, что ты в сравненьи с нежною ее щекой?
Разве есть на свете равный ей по нежности цветок?

О нарцисс, с ее глазами как сравнить тебя? Они
Обольстительны и пьяны, с ними спорить ты б не смог.

Разве с этим стройным станом ты сравнишься, кипарис?
Рядом с ним в саду тенистом ты бы взора не привлек.

Разум, скованный любовью, жалкий раб, что можешь ты?
Лишь в упорстве для Хафиза встречи радостный залог.

© Перевод Т.Спендиаровой

33

Красоты твоей сиянье вспыхнуло во тьме времен, –
Так любовь явилась миру, жгучий пламень разожжен.

Холоден остался ангел, щек твоих увидев блеск.
Хлынул огненным потоком гнев твой, местью раскален.

Я хотел от искры этой светоч разума зажечь, –
Молнией сверкнула ревность, мир потряс тяжелый стон.

К тайнику во тьме приникнуть злобный недруг захотел,
Но чудесною рукою был назад отброшен он.

Падают удачно кости, радости сулят другим,
Как ни кину я на счастье, всё на горе обречен.

Сердце жаждало прохлады этой розовой щеки,
Протянулись пальцы к прядям, туго свитым, как бутон.

Стих восторженный составил о любви к тебе Хафиз
В день, когда калам усладу вычеркнул из сердца вон.

© Перевод Т.Спендиаровой

34

"Эй, виночерпий, поскорей вина налей и чашу - в круг!"
Казалось, так проста любовь, да многотрудной стала вдруг.

Лукавый ветер растрепал бутоны мускусных кудрей,
И сжались трепетно сердца в предчувствии сердечных мук.

Пить и не кланяться вину нам не велел наставник-маг,
Запретно праведнику то, что грешнику сошло бы с рук!

С любимой вместе веселясь, я каждый миг настороже,
Мне внятен бубенцов трезвон : "В дорогу собирайся, друг!"

Ужасна буря, ночь темна, чудовищен водоворот,
Беспечным там на берегу о нас и вспомнить недосуг!

К недоброй славе привело меня беспутное житье,
Какой уж тут секрет! О том давно судачат все вокруг.

Взыскуешь истины, Хафиз ? Яви величие души,
"Отринув мир, уйди в любовь - неисцелимый сей недуг!"

© Перевод Н.Пригариной

35

Ужель скорбеть о нем хоть миг? Поверь, наш мир не много стоит!
Пропью суфийский свой халат, - собранье дыр не много стоит!

Виноторговец, за глоток бери молельный коврик мой,
Благочестивейший предмет! Сам эликсир его не стоит!

Величье царского венца кому не вскружит головы!
От шапки - головная боль? Да сто порфир того не стоят!

Грозит соперник: "Отврати от этих врат свой дерзкий взгляд!"
Неужто праха милых ног, о мой кумир, твой раб не стоит!

Хотел я ради барышей отправиться за семь морей,
Да ведь натерпишься беды! Любой сапфир того не стоит!

Послушай, отверни лицо от тех, кто в страсти изнемог!
Все сражены! Но стольких жертв победный пир едва ли стоит!

Хафиз в убожестве своем мирских соблазнов избежал:
Посулы гор златых для тех, кто духом сир, немного стоит!

© Перевод Н.Пригариной

36

Вчера домосед-Хафиз надумал пойти в кабак,
Обеты его не пить кончаются только так!

Должно быть во сне к нему явилась его любовь,
И, вспомнив былые дни, вновь старый влюблен дурак!

Бежит за любимым вслед, забыв обо всем вокруг,
С пути его сбил опять разбойник мальчишка-маг!

Зарделись ланиты роз - огнем соловей объят!
Грозит мотыльку бедой свеча, разгоняя мрак!

Спасибо, что день и ночь глаза мои слезы льют,
И скатных жемчужин ток пока еще не иссяк.

Нарциссы очей твоих аят "Колдовство" таят,
Корана знаток поймет, что здесь он попал впросак.

Наш суфий, в безумство впав, графин и фиал разбил,
Но истину вновь прозрел, напившись в кругу гуляк.

Свершилось! Блаженства верх обрел, наконец, Хафиз -
И сердце и душу он красоткам вручил, простак!

© Перевод Н.Пригариной

37

Где торгуют вином, что валило бы суфия с ног?
Опротивели мне твои речи, аскет исступлённый!

Почему вероломство такое встречаешь в друзьях,
Будто в мире нарушены веры и братства каноны?!

Если б сердцу разбитому мужество вновь обрести...
Я к злодейкам просить мумие не пошел бы с поклоном!

О душа моя алчная, если покинешь меня,
Я свою нищету не сменяю на трон и короны!

Хочешь, полного счастья тебе продиктую рецепт?
Недостойных друзей избегай, избегай неуклонно!

На гоненья небес, о Хафиз, не пристало роптать,
Непостижны рабам начертанья господних законов!

Из кипарисовых ветвей на благозвучном пехлеви
Поведал ночью соловей простые истины любви:

"Пылают купы алых роз неопалимой купиной,
Напоминает о Мусе и шепчет ветер : Воззови!"

Свивается с руладой трель как бы в персидскую газель,
Сколь сладостно вино в саду под пенье птиц на пехлеви!

Ни кубка, ни пиров Джамшид с собой в могилу не унес,
Мирской тщеты познай закон и провиденье не гневи!

Всю ночь без сна томится шах в чертогах царственных своих.
Циновку тощую под бок - и спит блаженным сном дервиш!

Колпак из войлока дервиш не променяет нипочем,
Хоть сто хосроевых венцов ему на выбор предъяви!

Я принял смерть от нежных уст, способных мертвых оживить,
Везением наоборот такую участь назови!

Один пьянящий взгляд, и враз - вокруг разбитые сердца,
Не натворил бы новых бед хмель, разыгравшийся в крови!

Дехканин сыну своему напомнил истину одну:
Мол, что посеешь, то пожнешь, суть этой мысли улови!

Щедрее щедрого, Хафиз, сегодня виночерпий был,
Смотри, ты пол метешь концом своей чалмы "моулави"!

© Перевод Н.Пригариной

38

Ветер нежный, окрыленный, благовестник красоты,
Отнеси привет мой страстный той одной, что знаешь ты.
       
Расскажи ей, что со света унесут меня мечты,
Если мне от ней не будет тех наград, что знаешь ты.
       
Потому что под запретом видеть райские цветы
Тяжело - и сердце гложет та печаль, что знаешь ты.
       
И на что цветы Эдема, если в душу пролиты
Ароматы той долины, тех цветов, что знаешь ты?
       
Не орлом я быть желаю, видеть землю с высоты:
Соловей-Хафиз ту розу будет петь, что знаешь ты.

     © перевод Афанасий Афанасьевич Фет

отредактировал Бахман

39

«Веселей, виночерпий! Полней мою чашу налей!»*
Была легкой любовь, да становится все тяжелей.

Хоть бы ветер донес аромат этих черных волос,
Этот мускусный запах опутавших сердце кудрей.

Как мне жить, веселясь, если денно и нощно в ушах
Колокольчик звенит: «Собирайся в дорогу скорей!»

На молитвенный коврик пролей, нечестивец, вино,
Если так повелит тебе тот, кто сильней и мудрей.

О скитальцы в пустыне, что знаете вы о любви:
О бушующих волнах, о мраке, о нраве морей?

Раб страстей, я позором покрыт до конца своих лет -
На базаре кто хочет судачит о тайне моей.

Бог с тобою Хафиз! Полагайся на бога, Хафиз!
«Мир забудь, полюбив. Верным будь. Ни о чем не жалей»

** ** **

* Эта газель традиционно располагается под первым номером в любом диване Хафиза,
поэтому получила название «Открывающей». В кавычки взята цитата из стихотворения
арабского поэта Йазида бен Муавии. Хафиз разделил цитируемый бейт на две составляющие
его части - мисра и поместил вторую из них в начале своей газели, а первую - в конце,
выполнив сразу три фигуры традиционной арабской и персидской поэтики: «цитирование»,
«красоту начала» и «красоту концовки».

© перевод Г. Плисецкого

40

Стыдись среди людей предпочитать себя,
Достойнейшим из всех предпочитать себя!
Зрачки очей всю жизнь нас учат совершенству -
Зреть в мире все и всех - не замечать себя!

***

Вот уж ночь позади, но не кончен рассказ,
Много жалоб осталось на утренний час.
Дерзок я сверх границ, но я Богу обязан,
Что в тебе не исчерпан терпенья запас.

***

Отрекайся от матери мира, сынок.
И ступай к ее мужу под именем рок.
То, что нет человека печальней Хафиза,
В имиг поймешь, поболтав с ним однажды часок.

© перевод Н. Тенигиной

отредактировал Бахман