Амальград форум - арабская, персидская, ближневосточная культура

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Джалаладдин Руми

Сообщений 21 страница 40 из 83

21

У меня есть... если что...

22

Jahangard
А Вы не могли бы ее выложить сюда? Или буду признательна, если сбросите в личку.

23

Amal написал(а):

Попыталась ее здесь выложить - что-то у меня браузер ругнулся. Ловите в личке, может, у Вас лучше получится.

24

Песнь свирели

بشنو از نی  چون حکایت میکند                   از جدایی ها شکایت میکند         
کز نیستان تا مرا ببریده اند                        از نفیرم مرد و زن نالیده اند       
سینه خواهم  شرحه شرحه از فراق                 تا بگویم شرح درد اشتیاق           
هر کسی کو دور ماند از اصل خویش               باز جوید روزگار وصل  خویش     
من  بهر جمعیتی نالان شدم                         جفت بد حالان و خوش  حالان شدم
هر کسی از ظن خود شد یار من                      از درون من نجست اسرار من     
سر من از ناله من دور نیست                        لیک چشم و گوش را آن نور نیست
آتشست این بانگ نای و نیست باد                    هر که این آتش ندارد نیست باد   
آتش عشقست کاندر نی فتاد                           جوشش عشقست کاندر می فتاد   
نی حریف هر که از یاری برید                       پرد ها اش پرد های ما درید       
همچو نی زهری و تریاقی که دید                      همچو نی  دمسازو مشتاقی که دید 
نی حدیث راه پر خون می کند                          قصهای عشق مجنون می کند     
محرم این هوش جز بیهوش نیست                    مر زبان را مشتری جز گوش نیست
در غام ما روز ها بیگاه شد                         روز ها با سوز ها همراه شد       
روز ها گر رفت گورو باک نیست                   توبمان ای آنک چون توپاک نیست 
هر که جز ماهی ز آبش سیر شد                       هر که بی روزیست روزش دیر شد
در نیابد حال پخته هیچ خام                                  پس سخن کوتاه باید واسلا م
بند بگسل باش آزاد ای پسر                                 چند باشی بند سیم و بند زر
گر بریزی بحر را در کوزه                                   چند گنجد قسمت یک روزه
کوزه چشم حریصان پر نشد                               تا صدف قانع نشد پر در نشد
هر کرا جامه ز عشقی چاک شد                        او ز حرص و جمله عیبی پاک شد
شاد باش ای عشق خوش سودای ما                          ای طبیب جمله علت های ما
ای دوای نخوت و ناموس ما                                ای تو افلاطون و جالینوس ما
جسم خاک از عشق بر افلاک شد                         کوه در رقص آمد و چالاک شد
عشق جان طور آمد عاشقا                              طور مست و خرّ موسی  صاعقا
با لب دمساز خود گر جفتمی                                   همچو نی من گفتنیها گفتمی
هرک او از هم زبانی شد جدا                              بی زبان شد گرچه دارد صد نوا
چو نک گل رفت و گلستان در گذشت                   نشنوی ز آن پس ز بلبل سر گذشت
جمله معشوقست و عاشق پرده                                زنده معشوقست و عاشق مرده
چون نباشد عشق را پروای او                              او چو مرغی ماند بی پروای او
من چگونه هوش دارم پیش و پس                          چون نباشد نور یارم پیش و پس
عشق خواهد کین سخن بیرون بود                                 آینه غماز نبود چون بود
آینه ات دانی چرا غماز نیست                           زآنک زنگار از رخش ممتاز نیست
بشنوید ای دوستان این داستان                               خود حقیقت نقد حال ماست آن

25

Дружите с умным, ибо друг-дурак
Порой опаснее, чем умный враг.

26

Кстати, вот еще кусочек Джалаладдина Руми - http://www.youtube.com/watch?v=Lv2jMf42eCI
Исполнитель - все тот же Садек Фитрат

27

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

28

О ДВУХ МЕШКАХ

В пыли верблюд араба-степняка
Нес на себе огромных два мешка.
Хозяин дюжий сам поверх всего
Уселся на верблюда своего.
Спросил араба некий пешеход,
Откуда он, куда и что везет.
Ответил: “У меня в мешке одном –
Пшеница и степной песок – в другом”
“Спаси аллах, зачем тебе песок?”
“Для равновесия”, – сказал ездок.
А пешеход: “Избавься от песка,
Рассыпь свою пшеницу в два мешка,
Когда верблюду ношу облегчишь –
Ты и дорогу вдвое сократишь”.
Араб сказал: “Ты – истинный мудрец!
А я-то – недогадливый глупец...
Что ж ты – умом великим одарен –
Плетешься гол, и пеш, и изнурен?
Но мой верблюд еще не стар и дюж,
Я подвезу тебя, достойный муж!
Беседой сократим мы дальний путь.
Поведай о себе мне что-нибудь.
По твоему великому уму –
Ты царь иль друг халифу самому?”
А тот: “Не ходят в рубищах цари.
Ты на мои лохмотья посмотри”.
Араб: “А сколько у тебя голов
Коней, овец, верблюдов и коров?”
“Нет ничего”. – “Меня не проведешь.
Ты, вижу я, заморский торг ведешь.
О друг, скажи мне, истину любя,
Где на базаре лавка у тебя?”
“Нет лавки у меня”, – ответил тот.
“Ну, значит, из богатых ты господ.
Ты даром сеешь мудрости зерно.
Тебе величье знания дано.
Я слышал: в злато превращает медь
Сумевший эликсиром овладеть”.
Ответил тот: “Клянусь аллахом – нет!
Я – странник, изнуренный в бездне бед.
Подобные мне странники бредут
Туда, где корку хлеба им дадут.
А мудрость награждается моя
Лишь горечью и мукой бытия”.
Араб ответил: “Прочь уйди скорей,
Прочь со злосчастной мудростью своей,
Чтоб тень тебя постигнувшего зла
Проказой на меня не перешла!
Ты на восход пойдешь, я – на закат,
Вперед пойдешь – я поверну назад.
Пшеница пусть лежит в мешке одном,
Песок останется в мешке другом.
Твои никчемны знанья, лжемудрец.
Пусть буду я, по-твоему глупец, –
Благословенна глупость, коль она
На благо от аллаха мне дана!”
Как от песка, от мудрости пустой
Избавься, чтоб разделаться с бедой.

© перевод В. Державина

29

ПОСЕЩЕНИЕ ГЛУХИМ БОЛЬНОГО СОСЕДА

“Зазнался ты!—глухому говорят. –
Сосед твой болен много дней подряд!”
Глухой подумал: “Глух я! Как пойму
Болящего? Что я скажу ему?
Нет выхода... Не знаю, как и быть,
Но я его обязан навестить,
Пусть я глухой, но сведущ и неглуп:
Его пойму я по движенью губ.
“Как здравие?” – спрошу его сперва.
“Мне лучше!” – воспоследуют слова.
“И слава богу! – я скажу в ответ. –
Что ел ты?” Молвит: “Кашу иль шербет”.
Скажу: “Ешь пищу эту! Польза в ней!
А кто к тебе приходит из врачей?”
Тут он врача мне имя назовет.
Скажу: “Благословляй его приход!
Как за тебя я радуюсь, мой друг!
Сей лекарь уврачует твой недуг”.
Так подготовив дома разговор,
Глухой пришел к болящему во двор.
С улыбкой он шагнул к нему в жилье,
Спросил: “Ну, друг, как здравие твое?”
“Я умираю...” – простонал больной.
“И слава богу!” – отвечал глухой.
Похолодел больной от этих слов,
Сказал: “Он – худший из моих врагов!”
Глухой движенье губ его следил,
По-своему все понял и спросил:
“Что кушал ты?” Больной ответил: “Яд!”
“Полезно это! Ешь побольше, брат!
Ну, расскажи мне о твоих врачах”.
“Уйди, мучитель, – Азраил в дверях!”*
Глухой воскликнул: “Радуйся, мой друг!
Сей лекарь уврачует твой недуг!”
Ушел глухой и весело сказал:
“Его я добрым словом поддержал.
От умиленья плакал человек:
Он будет благодарен мне весь век”.
Больной сказал: “Он мой смертельный враг,
В его душе бездонный адский мрак!”
Вот как обрел душевный мир глухой,
Уверенный, что долг исполнил свой.

© перевод В. Державина

30

О ТОМ, КАК СТАРИК ЖАЛОВАЛСЯ ВРАЧУ НА СВОИ БОЛЕЗНИ

Старик сказал врачу: “Я заболел!
Слезотеченье... Насморк одолел”.
“От старости твои насморк”, – врач сказал.
Старик ему: “Я плохо видеть стал”.
“От старости, почтенный человек,
И слабость глаз, и покрасненье век”.
Старик: “Болит и ноет вся спина!”
А врач: “И в этом старости вина”.
Старик: “Мне в пользу не идет еда”.
А врач: “От старости твоя беда”.
Старик: “Я кашляю, дышу с трудом”.
А врач: “Повинна старость в том и в том.
Ведь если старость в гости к нам придет,
В подарок сто болезней принесет”.
“Ах ты, дурак! – сказал старик врачу. –
Я у тебя лечиться не хочу!
Чему тебя учили, о глупец?
Лекарствами сумел бы врач-мудрец
Помочь в недомогании любом,
А ты – осел, оставшийся ослом!..”
А врач: “И раздражительность твоя –
От старости, тебе ручаюсь я!”

© перевод В. Державина

31

О БЕДУИНЕ, У КОТОРОГО СОБАКА ПОДОХЛА ОТ ГОЛОДА

У бедуина пес околевал,
Над ним хозяин слезы проливал.
Спросил его прохожий: “Ты о чем,
О муж могучий, слезы льешь ключом?”
Ответил: “При смерти мой верный пес.
Так жаль его... Не удержать мне слез.
Он на охоте дичь мне выгонял,
Не спал ночами, стадо охранял”.
Спросил прохожий: “Что у пса болит?
Не ранен он? Хребет не перебит?”
А тот: “О нет! Он только изнурен.
От голода околевает он!”
“Будь терпелив, – сказал прохожий тот, –
Бог за терпенье благом воздает”.
Потом спросил: “А что в большом мошке,
Который крепко держишь ты в руке?”
“В мешке? Хлеб, мясо... много там всего
Для пропитанья тела моего”.
“О человек, – спросил прохожий, – что ж
Собаке ты ни корки не даешь?”
Ответил: “Не могу ни крошки дать, –
В пути без денег хлеба не достать;
Хоть не могу над псом я слез не лить...
А слезы – что ж... за слезы не платить...”
И тут прохожий в гневе закричал:
“Да будь ты проклят, чтобы ты пропал!
Набитый ветром ты пустой бурдюк!
Ведь этот пес тебе был верный друг!
А ты в сто раз презреннее, чем пес.
Тебе кусок еды дороже слез!
Но слезы – кровь, пролитая бедой,
Кровь, от страданья ставшая водой.
Пыль под ногой – цена твоим слезам,
И не дороже стоишь весь ты сам!”

© перевод В. Державина

32

О ВИНОГРАДЕ

Вот как непонимание порой
Способно дружбу подменить враждой,
Как может злобу породить в сердцах
Одно и то ж на разных языках.
Шли вместе тюрок, перс, араб и грек.
И вот какой-то добрый человек
Приятелям монету подарил
И тем раздор меж ними заварил
Вот перс тогда другим сказал: “Пойдем
На рынок и ангур* приобретем!”
“Врешь, плут, – в сердцах прервал его араб, –
Я не хочу ангур! Хочу эйнаб!”
А тюрок перебил их: “Что за шум,
Друзья мои? Не лучше ли узум!”
“Что вы за люди! – грек воскликнул им –
Стафиль давайте купим и съедим!”
И так они в решении сошлись,
Но, не поняв друг друга, подрались.
Не знали, называя виноград,
Что об одном и том же говорят.
Невежество в них злобу разожгло,
Ущерб зубам и ребрам нанесло.
О, если б стоязычный с ними был,
Он их одним бы словом помирил.
“На ваши деньги, – он сказал бы им, –
Куплю, что нужно всем вам четвертым.
Монету вашу я учетверю
И снова мир меж вами водворю!
Учетверю, хоть и не разделю,
Желаемое полностью куплю!
Слова несведущих несут войну,
Мои ж – единство, мир и тишину.

© перевод В. Державина

33

НАСТАВЛЕНИЕ ПОЙМАННОЙ ПТИЦЫ

Какой-то человек дрозда поймал.
“О муж почтенный, – дрозд ему сказал,
Владелец ты отар и косяков.
Ты много съел баранов и быков,
Но пищей столь обильною мясной
Не пресыщен – насытишься ли мной?
Ты отпусти меня летать, а там
Тебе я три совета мудрых дам.
Один в твоей руке прощебечу,
Другой, когда на крышу я взлечу;
А третий – с ветки дерева того,
Что служит сенью крова твоего.
Моим советам вняв, – пока ты жив, –
Во всем удачлив будешь и счастлив.
Вот первый мой совет в твоих руках:
Бессмыслице не верь ни в чьих устах”.
Свободу птице человек вернул,
И дрозд на кровлю весело вспорхнул.
Пропел: “О невозвратном не жалей!
Когда пора прошла – не плачь о ней
И за потери не кляни судьбу!
Бесценный, редкий перл в моем зобу.
Дирхемов верных десять весит он.
Им был навеки б ты обогащен!
Такого перла больше не сыскать,
Да не тебе богатством обладать!”
Как женщина в мучениях родов,
Стонал, кричал несчастный птицелов.
А дрозд: “Ведь я давал тебе совет –
Не плачь о том, чему возврата нет!
Глухой ты, что ли, раз не внял тому
Разумному совету моему?
Совет мой первый вспомни ты теперь:
Ни в чьих устах бессмыслице не верь.
Как десять я дирхемов мог бы несть,
Когда дирхема три я вешу весь”.
А человек, с трудом в себя пришед,
Просил: “Ну, дай мне третий твой совет”.
А дрозд: “Ты следовал советам двум,
Пусть третий озарит теперь твой ум:
Когда болвана учат мудрецы,
Они посев бросают в солонцы,
И как ни штопай – шире, чем вчера,
Назавтра будет глупости дыра!”

© перевод В. Державина

34

СПОР МУСУЛЬМАНИНА С
ОГНЕПОКЛОННИКОМ

Огнепоклоннику сказал имам:*
“Почтенный, вам пора принять ислам!”
А тот: “Приму, когда захочет бог,
Чтоб истину уразуметь я мог”.
“Святой аллах, – имам прервал его, –
Желает избавленья твоего;
Но завладел душой твоей шайтан:
Ты духом тьмы и злобы обуян”.
А тот ему: “По слабости моей,
Я следую за теми, кто сильней.
С сильнейшим я сражаться не берусь,
Без спора победителю сдаюсь
Когда б аллах спасти меня хотел,
Что ж он душой моей не завладел?”

© перевод В. Державина

35

КРИКИ СТОРОЖА

При караване караульщик был,
Товар людей торговых сторожил.
Вот он уснул. Разбойники пришли,
Все взяли и верблюдов увели.
Проснулись люди; смотрят – где добро:
Верблюды, лошади и серебро?
И прибежали к сторожу, крича,
И бить взялись беднягу сгоряча.
И молвили потом: “Ответ нам дай,
Где наше достоянье, негодяй!”
Сказал: “Явилось множество воров.
Забрали сразу все, не тратя слов...”
“А ты где был, никчемный человек?
Ты почему злодейство не пресек?”
Сказал: “Их было много, я один...
Любой из них был грозный исполин!”
А те ему: “Так что ты не кричал:
“Вставайте! Грабят!” Почему молчал?”
“Хотел кричать, а воры мне: молчи!
Ножи мне показали и мечи.
Я смолк от страха. Но сейчас опять
Способен я стонать, вопить, кричать.
Я онемел в ту пору, а сейчас
Я целый день могу кричать для вас”.

© перевод В. Державина

36

ОБ УКРАДЕННОМ БАРАНЕ

Барана горожанин за собой
Тащил с базара, – видно, на убой.
И вдруг в толпе остался налегке
С веревкой перерезанной в руке.
Барана нет. Добычею воров
Овчина стала, и курдюк, и плов.
Тот человек, в пропаже убедясь,
Забегал, бестолково суетясь.
А вор возле колодца в стороне,
Вопил и причитал: “О, горе мне!”
“О чем ты?” – обворованный спросил.
“Я кошелек в колодец уронил.
Все, что имел я, – сто динаров там!
Достанешь – я в награду двадцать дам”.
А тот: “Да это целая казна!
Ведь десяти баранов в ней цена.
Я одного барана потерял,
Но бог взамен верблюда мне послал!”
В колодец он с молитвою полез,
А вор с его одеждою исчез.
О друг, по неизвестному пути
Ты должен осмотрительно идти.
Но жадность заведет в колодец бед
Того, в ком осмотрительности нет.

37

ЗОЛОТЫХ ДЕЛ МАСТЕР И ЕГО ВЕСЫ

Раз, к золотому мастеру пришед,
Сказал старик: “Весы мне дай, сосед”.
Ответил мастер: “Сита нет у нас”.
А тот: “Не сито! Дай весы на час”.
А мастер: “Нет метелки, дорогой”.
Старик: “Ты – что? Смеешься надо мной?
Прошу я: “Дай весы!” – а ты в ответ –
То сита нет, а то метелки нет”.
А мастер: “Я не глух. Оставь свой крик!
Я слышал все, но дряхлый ты старик.
И знаю я, трясущейся рукой
Рассыплешь ты песок свой золотой
И за метелкою ко мне придешь
И золото с землею подметешь,
Придешь опять и скажешь: “Удружи
И ситечко на час мне одолжи”.
Начало зная, вижу я конец.
Иди к соседям с просьбою, отец!
Богатые соседи ссудят вам
Весы, метелку, сито... Вассалам!”*

* - Вассалам - выражение, произносимое в конце речи, обозначающее конец разговора

© перевод В. Державина

38

О ФАКИХЕ В БОЛЬШОЙ ЧАЛМЕ И О ВОРЕ

Факих какой-то (бог судья ему)
Лохмотьями набил свою чалму,
Дабы в большой чалме, во всей красе,
Явиться на собранье в медресе*.
С полпуда рвани он в чалму набил,
Куском красивой ткани обкрутил.
Чалма снаружи – всем чалмам пример.
Внутри она – как лживый лицемер.
Клочки халатов, рваных одеял
Красивый внешний вид ее скрывал.
Вот вышел из дому факих святой,
Украшенный огромною чалмой.
Несчастье ждет, когда его не ждем, –
Базарный вор таился за углом.
Сорвав чалму с факиха, наутек
Грабитель тот со всех пустился ног.
Факих ему кричит: “Эй, ты! Сперва
Встряхни чалму, пустая голова!
Уж если ты как птица полетел,
Взгляни сначала, чем ты завладел.
А на потерю я не посмотрю,
Я, так и быть, чалму тебе дарю!”
Встряхнул чалму грабитель. И тряпье
И рвань взлетели тучей из нее.
Сто тысяч клочьев из чалмищи той
Рассыпалось по улице пустой.
В руке у вора лишь кусок один
Остался, не длиннее, чем в аршин.
И бросил тряпку и заплакал вор:
“Обманщик ты! Обманщику позор!
На хлеб я нынче заработать мог,
Когда б меня обман твой не увлек!”

39

О ТОМ, КАК ШУТ ЖЕНИЛСЯ НА РАСПУТНИЦЕ

Сказал сеид* шуту: “Ну что ж ты, брат!
Зачем ты на распутнице женат?
Да я тебя – когда б ты не спешил –
На деве целомудренной женил!”
Ответил шут: “Я на глазах у вас
На девушках женился девять раз –
Все стали потаскухами они.
Как почернел я с горя – сам взгляни!
Я шлюху ввел женой в свое жилье –
Не выйдет ли жены хоть из нее...
Путь разума увлек меня в беду,
Теперь путем безумия пойду”.

* - Сейид - потомок пророка Мухаммада

40

О ТОМ, КАК ШАХ ТЕРМЕЗА ПОЛУЧИЛ “МАТ” ОТ ШУТА

Шах в шахматы с шутом своим играл,
“Мат” получил и гневом запылал.
Взяв горсть фигур, шута он по лбу хвать.
“Вот “шах” тебе! Вот – “мат”! Учись играть!
Ферзем куда не надо – не ходи”.
А шут: “Сдаюсь, владыка, пощади!”
Шах молвил: “Снова партию начнем”.
А шут дрожал, как голый под дождем.
Сыграли быстро. Шаху снова “мат”.
Шут подхватил заплатанный халат;
Под шесть тяжелых, толстых одеял
Забился, притаился и молчал.
“Эй, где ты там?” – шах закричал в сердцах.
А шут ему: “О справедливый шах,
Чтоб перед шахом правду говорить,
Надежно надо голову прикрыть.
“Мат” получил ты от меня опять.
Теперь твой ход – и мне несдобровать”.

© перевод В. Державина