У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Амальград форум - арабская, персидская, ближневосточная культура

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Джалаладдин Руми

Сообщений 1 страница 20 из 83

1

Rumi - Higher Self
© Shahriar Shahriari 1998, Vancouver Canada, 1999 - 2005, Los Angeles, CA

2

Притча

Придется ль мне до той поры дожить,
Когда без притч смогу я говорить?

Сорву ли непонимания печать,
Чтоб истину открыто возглашать?

Волною моря пена рождена,
И пеной прикрывается волна.

Так истина, как моря глубина,
Под пеной притч порою не видна.

3

Рассказ о воре-барабанщике (притча)

Однажды темной ночью некий вор
Подкапывался под чужой забор.

Старик, что на соседней кровле спал,
Услышав стук лопатки, с ложа встал.

Окликнул вора: "Бог на помощь, брат!
Ты что там делаешь, когда все спят?

Скажи на милость мне - ты кто такой?"
А вор: "Я барабанщик городской".

"Я чем сейчас ты занят - знать хочу!"
"Сам видишь - в барабан я колочу!"

"Что ж грома барабана твоего
Не слышно, плут?" - старик спросил его.

А вор: "Настанет утро - и тогда
Услышишь гром и вопли: "Ай, беда!"

4

Спор грамматика с кормчим (притча)

Однажды на корабль грамматик сел ученый,
И кормчего спросил сей муж самовлюбленный:

"Читал ты синтаксис?" - "Нет", - кормчий отвечал.
"Полжизни жил ты зря!" - ученый муж сказал.

Обижен тяжело был кормчий тот достойный,
Но только промолчал и вид хранил спокойный.

Тут ветер налетел, как горы, волны взрыл,
И кормчий бледного грамматика спросил:

"Учился плавать ты?" Тот в трепете великом
Сказал: "Нет, о мудрец совета, добрый ликом!"

"Увы, ученый муж! - промолвил мореход. -
Ты зря потратил жизнь: корабль ко дну идет!"

© перевод В. Державина

5

Рассказ о том, как продают лунное сияние,
выдавая его за холст (притча)

Иные преуспели ловкачи,
Как холст, сбывая лунные лучи.

Они глупцам сиянье отмеряют
И, как за ткани, деньги огребают.

На тот базар, где шум и суета,
И мы пришли, чтобы купить холста.

И призрачный нам отмеряют свет
Взамен прожитых понапрасну лет.

Так где же то, что куплено досель?
И нет холста, и опустел кошель...

6

Рассказ об отшельнике, который
веселился в голодный год (притча)

Один отшельник веселился в год,
Когда случился страшный недород.

Ему сказали: "Всякий мусульманин
Стенает, слезы льет, и смех твой странен.

От нас свой лик отворотил Аллах,
И зной спалил созревшее в полях.

А высохшие лозы винограда
Напоминают нам картины ада.

Нещадный зной на муки всех обрек,
Как рыб, что выброшены на песок.

Как не стенать о страждущих невинно,
Все мусульмане - тело, что едино.

Страдает тело все, когда больна
Его какая-либо часть одна!"

Сказал дервиш, что был душой безгрешен:
"Куда ни погляжу, я всем утешен.

На склонах злаки стебли тянут ввысь,
В садах зеленых гроздья налились.

И зной не жжет, теплом посевы грея.
Пшеница в рост идет, сочней порея.

Все это истинно, поскольку сам
Я стебли рву и подношу к глазам.

Вы ж отошли от Божьего закона,
Неправедные слуги Фараона!

И потому на вас нашла беда
И стала кровью нильская вода.

Идите ж следом за Мусой, чье слово
Водою Нила кровь содеет снова!"

7

В счастливый миг мы сидели с тобой - ты и я,
Мы были два существа с душою одной - ты и я.
Дерев полутень и пение птиц дарили бессмертием нас
В то пору, как в сад мы спустились немой - ты и я.
Восходят на небо звезды, чтоб нас озирать;
Появимся мы им прекрасной луной - ты и я.
Нас двух - уже нет, в восторге в тот миг мы слились,
Вдали от молвы суеверной и злой - ты и я.
И птицы небесные кровью любви изойдут
Там, где мы в веселье ночною порой - ты и я.
Но вот что чудесно: в тот миг, как мы были вдвоем -
Мы были: в Ираке - один, в Хорасане - другой, - ты и я.

© перевод Е. Дунаевского

8

Всему, что зрим, прообраз есть, основа есть вне нас,
Она бессмертна - а умрет лишь то, что видит глаз.

Не жалуйся, что свет погас, не плачь, что звук затих:
Исчезли вовсе не они, а отраженье их.

А как же мы и наша суть? Едва лишь в мир придем,
По лестнице метаморфоз свершаем свой подъем.

Ты из эфира камнем стал, ты стал травой потом,
Потом животным - тайна тайн в чередованье том!

И вот теперь ты человек, ты знаньем наделен,
Твой облик глина приняла, - о, как непрочен он!

Ты станешь ангелом, пройдя недолгий путь земной,
И ты сроднишься не с землей, а с горней вышиной.

© перевод Д. Самойлова

9

О правоверные, себя утратил я среди людей.
Я чужд Христу, исламу чужд, не варвар и не иудей.

Я четырех начал лишен, не подчинен движенью сфер,
Мне чужды запад и восток, моря и горы - я ничей.

Живу вне четырех стихий, не раб ни неба, ни земли,
Я в нынешнем, я в прошлом дне - теку, меняясь, как ручей.

Ни ад, ни рай, ни этот мир, ни мир нездешний - не мои,
И мы с Адамам не в родстве - я не знавал эдемских дней.

Нет имени моим чертам, вне места и пространства я,
Ведь я - душа любой души, нет у меня души своей.

Отринув двойственность, я вник в неразделимость двух миров,
Лишь на нее взираю я, и говорю я лишь о ней.

Но скорбь, раскаянье и стыд терзали бы всю жизнь меня,
Когда б единый миг провел в разлуке с милою моей.

Ты до беспамятства, о Шамс, вином и страстью опьянен,
И в целом мире ничего нет опьянения нужней.

© перевод Д. Самойлова

10

Я - живописец. Образ твой творю я каждый миг!
Мне кажется, что я в него до глубины проник.

Я сотни обликов создал - и всем я душу дал,
Но всех бросаю я в огонь, лишь твой увижу лик.

О, кто же ты, краса моя: хмельное ли вино?
Самум ли, против снов моих идущий напрямик?

Душа тобой напоена, пропитана тобой,
Пронизана, растворена и стала как двойник.

И капля каждая в крови, гудящей о тебе,
Ревнует к праху, что легко к стопам твоим приник.

Вот тело бренное мое: лишь глина да вода...
Но ты со мной - и я звеню, как сказочный родник!

© перевод И. Сельвинского

11

Паломник трудный путь вершит, к Каабе устремлен,
Идет без устали, придет - и что же видит он?

Тут камениста и суха бесплодная земля,
И дом высокий из камней на ней сооружен.

Паломник шел в далекий путь, чтоб Господа узреть,
Он ищет Бога, но пред ним стоит как бы заслон.

Идет кругом, обходит дом - всё попусту; но вдруг
Он слышит голос изнутри, звучащий, словно звон:

"Зачем не ищешь Бога там, где Он живет всегда?
Зачем каменья свято чтишь, им отдаешь поклон?

Обитель сердца - вот где цель, вот Истины дворец,
Хвала вошедшему, где Бог один запечатлен".

Хвала не спящим, словно Шамс, в обители своей
И отвергающим, как он, паломничества сон.

© перевод Д. Самойлова

12

Вы, взыскующие Бога средь небесной синевы,
Поиски оставьте эти, вы - есть Он, а Он - есть вы.

Вы - посланники Господни, вы Пророка вознесли,
Вы - закона дух и буква, веры твердь, ислама львы,

Знаки Бога, по которым вышивает вкривь и вкось
Богослов, не понимая суть божественной канвы.

Вы в источнике бессмертья, тленье не коснется вас,
Вы циновка Всеблагого, трон Аллаха средь травы.

Для чего искать вам то, что не терялось никогда?
На себя взгляните - вот вы, от подошв до головы.

Если вы хотите Бога увидать глаза в глаза -
С зеркала души смахните муть смиренья, пыль молвы.

И тогда, Руми подобно, истиною озарясь,
В зеркале себя узрите, ведь Всевышний - это вы.

© перевод Д. Самойлова

13

О вы, рабы прелестных жен! Я уж давно влюблен!
В любовный сон я погружен. Я уж давно влюблен.

Еще курилось бытие, еще слагался мир,
А я, друзья, уж был влюблен! Я уж давно влюблен.

Семь тысяч лет из года в год лепили облик мой -
И вот я ими закален: я уж давно влюблен.

Едва спросил Аллах людей: "Не ваш ли я Господь?" -
Я вмиг постиг Его закон! Я уж давно влюблен.

О ангелы, на раменах держащие миры,
Вздымайте ввысь познанья трон! Я уж давно влюблен.

Скажите Солнцу моему: "Руми пришел в Табриз!
Руми любовью опален!" Я уж давно влюблен.

Но кто же тот, кого зову "Тебризским Солнцем" я?
Не светоч истины ли он? Я уж давно влюблен.

© перевод И. Сельвинского

14

Ты к возлюбленной стремишься? Будь же сам с собой жесток:
Для свечи души и тела не жалеет мотылек.

Был бы вечности причастен, Богом был бы, если б ты
Отказался от богатства, стать рабом смиренным смог.

Только истиной любуйся, говори лишь о любви,
Хвастай четками безумья, взвейся, как хмельной клинок.

Что за польза в промедленье, если с миром ты одно!
Путь у нас с тобой совместный - так идем же в погребок!

Страсть - вино и виночерпий, в ней начала и концы,
Сказано о чистых сердцем: "Напоил их сам Пророк".

Знай, одна лишь ночь свиданья стоит жизни вечной всей;
Песня же Руми об этом - клад, закопанный в песок.

© перевод Д. Самойлова

15

Всему, что зрим, прообраз есть, основа есть вне нас,
Она бессмертна - а умрет лишь то, что видит глаз.

Не жалуйся, что свет погас, не плачь, что звук затих:
Исчезли вовсе не они, а отраженье их.

А как же мы и наша суть? Едва лишь в мир придем,
По лестнице метаморфоз свершаем свой подъем.

Ты из эфира камнем стал, ты стал травой потом,
Потом животным - тайна тайн в чередованье том!

И вот теперь ты человек, ты знаньем наделен,
Твой облик глина приняла, - о, как непрочен он!

Ты станешь ангелом, пройдя недолгий путь земной,
И ты сроднишься не с землей, а с горней вышиной.

О Шамс, в пучину погрузись, от высей откажись -
И в малой капле повтори морей бескрайних жизнь.

© перевод Д. Самойлова

16

Что Кааба для мусульман, то для тебя душа.
Свершай вкруг этой Каабы обход свой не спеша.

Паломничество совершать нам заповедал Бог,
Чтоб душу правде обрекли, чтоб жили не греша.

Так откажись от серебра - лишь сердцем обладай:
Душа святая и в гробу пребудет хороша.

Сто раз ты можешь обойти вкруг черной Каабы,
Но что же в этом, если ты бесстрастней палаша?

Превыше неба самого я сердце возношу,
Которое считаешь ты тростинкой камыша.

Оно велико, ибо сам великий в нем живет -
И оттого-то стук его ты слушай не дыша.

Прислушайся же к тем стихам, что вписаны в Коран:
"Небес бы я не сотворил, когда б не ты, душа!"

© перевод И. Сельвинского

17

Песня флейты

Прислушайся к голосу флейты - о чем она плачет, скорбит?
О горестях вечной разлуки, о горечи прошлых обид:

"Когда с камышового поля был срезан мой ствол пастухом,
Все стоны и слезы влюбленных слились и откликнулись в нем,

К устам, искривленным страданьем, хочу я всегда припадать,
Чтоб вечную жажду свиданья всем скорбным сердцам передать.

В чужбине холодной и дальной, садясь у чужого огня,
Тоскует изгнанник печальный и ждет возвращения дня.

Звучит мой напев заунывный в собранье случайных гостей,
Равно для беспечно-счастливых, равно и для грустных людей.

Но кто бы - веселый иль грустный - напевам моим ни внимал,
В мою сокровенную тайну доселе душой не вникал.

Хоть тайна моя с моей песней, как тело с душою, слиты -
Но не перейдет равнодушный ее заповедной черты.

Пусть тело с душой нераздельно и жизнь их в союзе, но ты
Души своей видеть не хочешь, живущий в оковах тщеты..."

..............................................................................................................
Стон флейты - могучее пламя, не веянье легкой весны,
И в ком не бушует то пламя - тому ее песни темны.

Любовное пламя пылает в певучей ее глубине,
Тот пыл, что кипит и играет в заветном, пунцовом вине.

Со всяким утратившим друга лады этой флейты дружны,
И яд в ней, и противоядье волшебно соединены.

В ней песнь о стезе испытаний, о смерти от друга вдали,
В ней повесть великих страданий Меджнуна и бедной Лейли.

Приди, долгожданная, здравствуй, о сладость безумья любви!
Верши свою долю и властвуй, в груди моей вечно живи!

И если с устами любимой уста я, как флейта, солью,
Я вылью в бесчисленных песнях всю жизнь и всю душу свою.

© перевод В. Державина

18

Вашему вниманию предлагается вокально-инструментальная обработка «Песни свирели» - вступления к «Поэме о скрытом смысле» Джалаладдина Руми. Автор обработки, исполнитель и руководитель вокально-инструментального ансамбля – Садек Фитрат.

Слушать тут:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

«Песнь», естественно, не вся. Поэтический перевод Наума Гребнева не привожу как откровенно далекий от оригинала. К подстрочному переводу Акимушкина, естественно, претензий быть не может, во всяком случае у меня, но за отсутствием такового предлагаю собственный подстрочник. Просьба ногами не бить, строго не судить, а в случае обнаружения ошибок или неточностей дать знать.

«Послушай, о чем рассказывает свирель. Она жалуется на разлуку.
«Когда меня вырезали из зарослей тростника, от моих стонов все рыдали.
Разорву грудь на часть от разлуки, чтобы рассказать о боли от сильного желания».
Свирель рассказывает о кровавой дороге, рассказывает повесть о любви Маджнуна.
Каждый, кто разлучен со своим корнем, ищет (возможности) однажды снова соединиться.
Этот звук свирели – огонь, а не ветер, он не холодит, но обжигает.
Когда свирель охватило пламя любви, ее охватило (и) волнение любви.
Послушай, о чем рассказывает свирель. Она жалуется на разлуку».

В обработке были обнаружены  куски бейтов, отсутствующие у Руми. Мне, конечно, до доктора филологических наук, которым является Садек Фитрат, о-о-очень далеко, но текст "Поэмы о скрытом смысле», изданный тегеранским университетом (имени :-)) Амира Кабира, у меня перед глазами, так что… ничего не знаю :-))) и оставляю это дело на совести самого Фитрата.

19

Персидский поэт стал самым популярным поэтому Америки.

Что бы кто ни думал о поэзии Руми, его популярность в США игнорировать невозможно. «Любопытно наблюдать, как тяга к Руми растёт параллельно росту политической конфронтации с исламским фундаментализмом», говорит профессор Эрнст. «Очевидно, что духовность Руми затрагивает самые глубокие фибры американской души».

Уильям Далримпл, "ЧTO ПОСЕЕШЬ..." ("Гардиан")

Почти невероятен факт, что в мире после 9/11, в мире Бин Ладина и столкновения цивилизаций … самым популярным поэтом в США с начала 1990-х годов становится не один из гигантов американской поэзии – Роберт Фрост, Роберт Лоуэлл, Уоллас Стивенс или Сильвия Платт, даже не Шейкспир, Гомер, или Данте, или другой великий европейский поэт. Нет, на этом троне прочно уселся средневековый мулла, получивший классическое исламское образование, преподававший законы шариата в медресе, в городишке, который был тогда столицей Турции, ещё до падения Константинополя.

20

Да, популярность Руми в наши дни, да и ещё и в США- "стране победивших двоечников"- явление удивительное. Конечно, возможно у них это временная мода, но всё равно очень приятно об этом узнать!!!
Amal!
А нет ли у Вас в оригинале "Песни свирели" (хотя бы отрывка, приведённого Вами), а то, зайдя по ссылке, не нашёл Руми в разделе "Poetry"?