Амальград форум - арабская, персидская, ближневосточная культура

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Татарский язык

Сообщений 41 страница 60 из 95

41

Вообще в Инете по крымскотатарскому материалов хватает.  :yep:

А я здесь вот что хотел бы спросить. Выясняя вопрос, за изучение какого именно тюркского языка мне приняться, я проводил такой опыт. Не зная языка как такового, слушал звуковые файлы и пытался воспроизвести письменно их содержание. На это своеобразное тестирование у меня попали следующие языки-кандидаты: казахский, турецкий, татарский и узбекский. Вскоре я убедился, что лучше всего воспринимаю на слух именно татарский (путаница была в основном со звуками "н" и "нг"), а вот хуже всего - почему-то казахский, в котором я вообще оказался неспособен воспринять на слуг большинство гласных. Не связано ли это с тем, что татарский диктор слишком уж "по-русски" произносил слова, или это вообще характерно для татарского языка?

42

Valraven написал(а):

Не связано ли это с тем, что татарский диктор слишком уж "по-русски" произносил слова, или это вообще характерно для татарского языка?

Вообще-то, как ответить, не послушав самого диктора? Вдруг там действительно засел какой-то ненормальный диктор, который почему-то по-русски произносит татарские слова!?

43

Valraven написал(а):

Выясняя вопрос, за изучение какого именно тюркского языка мне приняться...

Наибольшее количество ресурсов для изучающих, наиболее широко распространенный это турецкий. Очень легко можно перейти на азербайджанский. Разница небольшая. Изучая турецкий я иногда и азербайджанские тексты читаю (на этом форуме), проблем с пониманием практически нет, за исключением некоторых слов (предположительно арабских или персидских). 70 млн. носителей первого + 30 млн. носителей второго. Useful одним словом. Не рекомендую, а просто наталкиваю на мысль :-) Это конечно если нет определенной цели.

Valraven написал(а):

Не зная языка как такового, слушал звуковые файлы и пытался воспроизвести письменно их содержание

В начале изучения турецкого я тоже послушал и пытался понять, что говорят.
Проблемы были только со звуком ğ. Например, öğrenci (öyrenci). А вообще, фонетика несложная.

Valraven написал(а):

Вскоре я убедился, что лучше всего воспринимаю на слух именно татарский

Есть в татарском несколько звуков, которые звучат не привычно.
Например безударная "а". Ана (мать), алма(яблого), ант(клятва). Произносится звук, нечто среднее между А и О. Округленное А.
О. Произносится ни как русский о, ни как турецкий. Кажется, намного более задний, чем русский О.
Еще орфография татарского несколько труднее орфографии турецкого.

44

О татарском языке вообще

О татарском языке вообще

Распространённость

Распространён в Республике Татарстан, в ряде районов Башкортостана, Республики Марий Эл, Удмуртии, Мордовии, во многих областях России, а также в отдельных районах Узбекистана, Казахстана, Азербайджана, Киргизии, Таджикистана и Туркмении.

Число говорящих в России около 5,3 млн. человек (2002 (5,1 млн. согласно переписи 1989). Татарский язык распространен также среди башкир и марийцев. По данным ЮНЕСКО, татарский язык относится к 14 наиболее коммуникационным языка мира.

Диалекты

Народно-разговорный татарский язык делится на 3 основных диалекта: западный (мишарский), имеющий большую связь с кипчакским языком, средний (центральный, казанско-татарский), в большей степени, чем остальные, унаследовавший элементы булгарского языка, — на нём говорит большинство населения Татарстана — и восточный (сибирско-татарский), формировавшийся как самостоятельный язык, но по причине политических связей и переселения казанских татар в Сибирь сблизившийся со средним диалектом. До середины XIX века функционировал старотатарский литературный язык.

(от Элиона: не понимаю, почему тут пропустили астраханский и крымско-татарский. Об астраханском: "Астраханские татары,, этнотерриториальная группа татар. Живут в основном  в Астраханской обла­сти. Делятся на юртовских и кундровских татар, карагашей (в прошлом выделяли ещё татар «трёх дворов» и татар «емешных»). Язык татарский. Языки юртовских татар и карагашей испытали сильное влияние ногайского языка. Наиболее древняя письменность  -тюркская рунника. Письменность с 10 в. по 1927 - на основе арабской графики, с 1928 по 1939 -латиница, с 1939 - 40 - кирилица.  Верующие  астраханские татары  - мусульмане-сунниты. В этническом  формировании астраханских татар  приняли участие хазары, кипчаки, приазовские болгары, ногайцы, а также отатаренные таты, индийцы, средне-азиатские тюрки и др. В процессе консолидации астраханских татар определяющую роль сыграли Золотая Орда и образовавшиеся после её распада Астраханское ханство и Ногайская Орда. Большое влияние на этнокультурное  развитие астраханские татары оказали поволжские и  приуральские татары, переселившиеся в 17 - нач. 20 вв. в Астраханскую губернию.  В конце 18 в. их доля в Астраханской губ, составляла 13.2%. в 30-х гг. 19 в. — 17,4%, в нач. 20 в. превысила 1/3 общей численность татар, населения. Во 2-й пол. 19 — нач. 20 вв. астраханские татары вместе с поволжскими, приуральскими и сибирскими татарами образовали единую татарскую нацию".

И еще: все мишары без исключения любят утверждать, что они-то и есть истинные татары. В диалекте нет гортанных "к", "г". Есть различия и в лексике.
И еще: не упомянуты кряшены: татары-христиане. )

История формирования

Татарский язык формировался вместе с народом-носителем этого языка в районах Поволжья и Приуралья в тесном общении с другими как родственными, так и неродственными языками. Испытал определенное воздействие финно-угорских (марийского, мордовского, удмуртского, древневенгерского), арабского, персидского, славянского языков. Так, языковеды полагают, что те особенности в области фонетики (изменение шкалы гласных и др.), которые с одной стороны объединяют поволжско-тюрские языки между собой, а с другой — противопоставляют их другим тюрским языкам, являются результатом их сложных взаимоотношений с финно-угорскими языками.

Самый ранний из сохранившихся литературных памятников — поэма «Кыйса-и Йосыф» — написан в XIII веке. (Автор поэмы Кул Гали погиб во время монгольского завоевания Волжской Булгарии в 1236.) Этот язык, близкий к чагатайскому (староузбекскому) литературному языку, но испытавший и определенное воздействие османского языка. В нем присутствовало большое число заимствований из арабского и персидского. Все это делало старотатарский литературный язык малопонятным для народных масс и он использовался, как и другие литературные языки донационального периода, тонким слоем учёных, писателей, религиозных и государственных (дипломаты) деятелей.

Со второй половины XIX века на основе казанско-татарского диалекта, но при заметном участии мишарского, начинается формирование современного татарского национального языка, завершившееся в начале XX века. В реформировании татарского языка можно выделить два этапа — вторую половину XIX—начало XX века (до 1905) и 1905—1917 годы. На первом этапе основная роль в создании национального языка принадлежала Каюму Насыйри (1825—1902). Именно он добивался того, чтобы литературный язык стал более татарским. После революции 1905—1907 ситуация в области реформирования татарского языка резко изменилась: наблюдается сближение литературного языка с народно-разговорным, разрабатывается терминологический аппарат на нем.

Современный литературный татарский язык по фонетике и лексике близок с среднему диалекту, по морфологической структуре — к западному.

Краткая характеристика

Отличительные черты татарского языка в фонетике: наличие 10 гласных фонем, одна из которых имеет дифтонгоидный характер; наличие гласных неполного образования; наличие лабиализованного [а°]; гласные о, ?, е в первом слоге вместо общетюркских у, ?, и, гласные у, ?, и вместо общетюркских о, ?, е (это свойственно и башкирскому языку); отсутствие губно-зубной фонемы в; отсутствие аффрикаты ч. В морфологии широко представлены аналитические временные формы, а также сочетания основного глагола со вспомогательными, выражающие характер протекания действия, его интенсивность, степень завершенности и т. п. В синтаксисе крайне редко оформление именных сказуемых аффиксами сказуемости, многообразны синтетические придаточные предложения. Лексика насыщена арабскими, персидскими и русскими заимствованиями.

Татарский язык в Татарстане

Татарский язык, наряду с русским, является государственным языком Республики Татарстан (Закон Республики Татарстан «О языках народов Республики Татарстан», 1992). В Татарстане и в местах проживания диаспоры существует развитая сеть учебных и воспитательных учреждений, в которых используется татарский язык: дошкольные учреждения с татарским языком в качестве воспитания, начальные и средние школы с татарским языком в качестве средства обучения всем предметам, а также начальные и средние школы, в которых язык изучается как предмет.

Кроме традиционного использования татарского языка в качестве предмета изучения и средства обучения на филологических факультетах Казанского государственного университета, пединститутов и педучилищ, татарский язык как язык обучения в настоящее время применяется на юридическом факультете и факультете журналистики Казанского университета, в Казанской консерватории и Казанском государственном институте искусства и культуры.

На татарском языке издаётся учебная, художественная, публицистическая и научная литература, выходят десятки газет и журналов, ведутся радио- и телепередачи, работают театры. Центрами научного изучения татарского языка являются Факультет татарской филологии и истории Казанского университета, Факультет татарской филологии Казанского педагогического университета и Институт языка, литературы и искусства Академии наук Республики Татарстан.

Значительный вклад в изучение татарского языка и его диалектов внесли ученые И. Хальфин, Г. Ибрагимов, Дж. Валиди, Г. Х. Алпаров, В. А. Богородицкий, В. Х. Хангильдин, Л. Заляй, М. Закиев, Д. Тумашева, В. Хаков, Ф. Ганиев, Г. Ахатов, С. Поварисов, Р. Сибагатов и др.

Татарская письменность

История вопроса

Около тысячи лет татарский язык пользовался арабской графикой. В 1927 году почти все тюркские народы, входящие в состав СССР, перешли на латинский алфавит. Арабскую графику сменил яналиф — алфавит, включающий в себя все буквы латиницы и ещё несколько дополнительных букв для передачи специфических звуков татарского языка.

В 1939 году татарский язык был переведен на кириллицу с добавлением шести дополнительных букв. Однако и этот большой алфавит не слишком подходил к татарской фонетике, и лингвисты к середине 80-х годов стали обсуждать вопрос о добавлении к алфавиту ещё трех-четырех букв.

Стремление к языковому суверенитету

Вопрос о введении латинской графики в Татарстане был поднят уже в начале 90-х годов. Второй Всемирный конгресс татар, прошедший в Казани в 1997 году, рекомендовал республиканским властям принять закон о восстановлении татарского алфавита на основе латиницы.

15 сентября 1999 года Госсовет (парламент) Татарстана принял закон "О восстановлении татарского алфавита на основе латинской графики". Закон вступил в силу 1 сентября 2001 года.

Предполагалось, что переход с кириллицы на латинский алфавит (см. Татарский алфавит) будет проходить поэтапно в течение целого десятилетия. С осени 2000 года латиница применяется в ряде школ в виде эксперимента. До 2011 года, когда планировалось завершить переход на латинский алфавит, печатная продукция должна была издаваться как на кириллице, так и на основе латинского алфавита.

Федеральные власти — против

Федеральное собрание России, чтобы противодействовать переходу, в спешном порядке приняло Закон "О языках народов РФ", который установил, что графическая основа всех языков РФ — кириллица.

В октябре 2004 года Конституционный суд Российской Федерации приступил к рассмотрению нескольких вопросов, касающихся статуса татарского языка.

Первый вопрос касался конституционности норм законов Республики Татарстан "О языках народов Республики Татарстан" и "Об образовании" в отношении изучения татарского языка в дошкольных, школьных и средних специальных учебных заведениях.

Глава Госсовета Республики Татарстан Фарид Мухаметшин сообщил в суде, что в местах компактного проживания татар (в основном в сельской местности) все предметы преподаются на татарском языке. В школах для национальных меньшинств все предметы также преподаются на коренных языках, например на чувашском. В связи с тем, что русскоязычное население Татарстана составляет 47% против 53% татарского, в целях "сохранения самобытных языков" власти республики приняли программу обучения двум государственным языкам — русскому и татарскому — в равных объёмах. При этом в вузах Татарстана преподавание ведётся только на русском языке, а делопроизводство — на русском и татарском языках одновременно.

Второй вопрос рассматривался с подачи Верховного суда и парламента Республики Татарстан — они просят признать неконституционными нормы Закона РФ "О языках народов РФ", сделавшего кириллицу обязательной для всех языков России. Госсовет и Верховный суд Татарстана убеждены, что решать, какой будет графическая основа у национального языка, субъект Федерации может самостоятельно.

Аргументы сторонников перевода татарского языка на латиницу (среди них — представители судебной и законодательной власти Татарстана):

    * латинская графика позволяет выразить специфические звуки татарского языка;
    * введение латиницы ускорит интеграцию татарской нации в мировое пространство, приблизит её к западной цивилизации;

Аргументы противников перевода татарского языка на латиницу:

    * в Татарстане проживает всего 1 300 тыс. татар, в то время как 5 млн. татар проживают в других регионах Российской Федерации, то есть колоссальное большинство российских татар обучалось родному языку на основе кириллицы, а не латиницы;
    * введение латиницы приведёт к тому, что молодое поколение татар окажется отрезанным от татарской литературы, созданной за последние полвека;
    * введение латиницы означает завуалированный отказ от применения Конституции Российской Федерации как таковой, при этом введение этой графики ограничивает и права тех, для кого татарский язык является родным; переход на латиницу отдалит граждан РФ в Татарстане от граждан федерации в целом;
    * часть русского населения неизбежно воспримет этот перевод как политический демарш и попытку сепаратизма;
    * перевод потребует непомерных финансовых затрат.

Решение Конституционного суда

16 ноября 2004 года Конституционный суд РФ признал право органа федеральной законодательной власти устанавливать графическую основу языков народов России, отклонив тем самым попытки властей Татарии перевести татарскую письменность с кириллицы на латиницу.

Суд отметил, что установление единой графической основы языков народов России "легитимирует исторически сложившиеся реалии", "обеспечивает — в целях сохранения государственного единства — гармонизацию и сбалансированное функционирование общефедерального языка и государственных языков республик" и в то же время не препятствует "реализации гражданами России прав и свобод в языковой сфере".

Конституционный суд отметил, что изменение графической основы допустимо, если оно "отвечает историко-культурным, социальным и политическим реалиям и интересам многонационального народа России". Но решение такого вопроса республикой в одностороннем порядке может привести "к ослаблению федеративного единства и ограничению прав и свобод граждан, в том числе проживающих за пределами данной республики, для которых данный язык является родным".

После оглашения решения глава Госсовета Республики Татарстан Фарид Мухаметшин сообщил, что власти республики не намерены больше обращаться по данному вопросу в какие-либо суды, включая Европейский.

Однако, поскольку в ряде школ республики проходит эксперимент по обучению на татарском языке с использованием латинской графики, результаты которого будут обобщены через несколько лет, то лет через пять-десять Татарстан будет добиваться принятия на федеральном уровне закона о возможности перевода татарской графики на латиницу.

Мухаметшин считает, что по мере развития российского общества латиница в любом случае будет приобретать все большее значение — этот процесс связан с глобализацией и распространением английского языка.

*****

Отредактировано Elion (2009-12-10 22:39:38)

45

Татарские шамаили. Рустем Шамсутов

Татарские шамаили

Рустем ШАМСУТОВ

Казань - центр формирования профессионального искусства шамаилей.

На рубеже XIX-XX веков Казань становится одним из основных центров формирования в Среднем Поволжье татарской буржуазной нации, общенациональной татарской культуры и высокого искусства, способствовавших возникновению прессы, театра, расцвету литературного творчества и книжно-издательского дела. Этот период совпал с процессом религиозного реформаторства, охватившего и страны Арабского Востока. Реформация, у истоков которой стоял выдающийся ученый-богослов Ш. Марджани, придала исламу новую силу и гибкость, открыла, по сути, неограниченные возможности новых истолкований Корана, что послужило стимулом развития духовной литературы. Кроме того, Казань являлась генератором идей джадидизма. К этому времени относится и бурное развитие искусства татарских шамаилей.

Шамаиль - станковое по форме панно интерьерного назначения, получил развитие именно на рубеже XIX- XX веков. Шамаили имели в основном религиозное содержание и были выполнены либо на стекле масляными красками и подсвечены фольгой, либо на бумаге - печатным или ручным способами. В основе шамаилей лежала "сакральная иконография" в виде каллиграфических надписей.

Подобная техника живописи на стекле получила распространение во всех уголках огромного исламского мира, однако сам термин "шамаиль" встречается лишь в Иране. Этот термин, имеющий иранское происхождение, мог проникнуть на территорию Среднего Поволжья еще в середине VIII века вместе с болгарами, привнесшими в культуру казанских татар аланский (иранский) компонент. Примечательно, что в различных районах на территории современного Татарстана, в отличие от городского населения Казани, этот вид искусства называли и по-другому: бети, йорт догасы, аят, ляуха, накыш. Вероятнее всего, определили широкое распространение этого термина в городской среде казанских татар торговые и культурные связи, существовавшие с древних времен между берегами Волги и Аму-Дарьи, и ведущая роль Казани как крупного торгового центра на востоке Европейской России, в Поволжье и Приуралье. В переводе с персидского языка "шамайел" означает "портрет", "икона". Персидские шамайелы, изображая канонический портрет имама Али, действительно напоминали икону. Искусство татарского шамаиля, взяв в основу арабскую графику, противопоставило изображению живых существ в иконе знаковый язык мусульманских символов, и это приближает его к подобным видам каллиграфического искусства, широко распространенным на территории Арабского Востока и Турции. Идею о проникновении этого вида мусульманского искусства из Турции в 70-х годах XIX столетия на территорию Среднего Поволжья одним из первых высказал известный исследователь культурного наследия татарского народа Н.И. Воробьев: "Шамаили, по словам татар, появились из Турции. В 70-х годах 19-го столетия было громадное увлечение ими в городах, откуда они проникли и в деревню".

Подлинный расцвет искусства шамаилей, выполненных на профессиональном уровне, мог появиться лишь в условиях городской культуры, имевшей развитые формы ремесленного производства, позволяющие создавать массовую продукцию. Искусство шамаилей, выполненных литографским способом, было тесно связано с развитием татарского книгопечатания. Первая типография в Казани, получившая название Азиатской, была создана в 1800 году. По существу это была частная татарская типография, которая занималась печатанием книг по заказам издателей. В 1829 году Азиатская типография влилась в состав университетской. К середине XIX века она стала одной из самых крупных типографий в России. На рубеже XIX-XX веков университетская типография занимала лидирующее место по количеству издаваемых татарских шамаилей. Выполняя важную роль в пропаганде идей ислама, татарские печатные шамаили пользовались огромной популярностью среди мусульман Поволжья, Приуралья и Западной Сибири. Как писал Н.Ф. Катанов, "в виду того, что душеспасительные таблицы в изобилии покупаются мусульманами (татарами, мещеряками, тептярями, башкирами, сартами и киргизами), их в Казани издают от 10.000 до 48.000 шт. каждый раз". Тем самым искусство печатных шамаилей, оставаясь по содержанию иллюстрацией духовной литературы, по своему значению, объему информации и распространению вплотную приблизилось к тому влиянию, которое оказывала периодическая печать. В татарском обществе начала XX века печатные шамаили играли роль своеобразной энциклопедии ислама, в их текстах причудливо переплелись языческие верования тюркских народов, влияния культур Древнего Ирана, Арабского Востока и Османской империи, христианские мотивы. Включая в себя сведения религиозно-философского, нравственного, исторического, литературно-мифологического характера, печатные шамаили охватывали все стороны жизни верующего человека. Это требовало от художника не только профессионального исполнения и виртуозного владения арабской каллиграфией, но и всестороннего образования в области религии, литературы, философии, истории.
Немаловажная роль в становлении и развитии профессиональной школы каллиграфии и искусства печатных шамаилей принадлежит Казанскому университету. Открытый при университете отдел востоковедения, принесший ему мировую известность, оказал значительное влияние на формирование и изучение искусства арабской каллиграфии и шамаилей. Значительный вклад в развитие востоковедения и ориентоло-гии внесли такие выдающиеся ученые того времени, как Х.Д. Френ - основоположник научной арабистики в России, знаменитые ориентологи И.Н. Бе-резин и А. К. Казем-Бек, учителя-просветители Хальфины. Многое сделал для изучения содержания татарских печатных шамаилей известный востоковед-тюрколог Н.Ф. Катанов. В 1843 году в университете был введен курс арабской каллиграфии, преподавать которую был приглашен известный татарский каллиграф М.Г. Махмудов, освобожденный от крепостной зависимости по протекции Н.И. Лобачевского.

Интересно высказывание выдающегося финского этнографа и языковеда М.А. Кастрена,- свидетельствующее о международном признании Казанского университета того времени как центра изучения и развития восточной литературы и языков, тесно связанных с искусством восточной каллиграфии и татарских шамаилей:
"Если я могу сказать дельное слово о Казани, то разве только о ее университете. Между университетами всего мира едва ли хотя один, где бы с таким усердием занимались восточную литературою, как в Казанском. ...Казанский университет считает в числе своих ориенталистов людей, пользующихся европейской известностью, и я совершенно уверен, что со временем здесь будут разрешены важные вопросы относительно Востока...".

Деятельность университета, способствовавшая общему подъему арабистики, востоковедения и тюркологии до общеевропейского уровня, не могла -не оказать определяющего влияния на формирование в Казани целой плеяды выдающихся каллиграфов, таких, как Госман Салиев, Мотахир Яхья, Му-раддым ибн Ибрагим, Ходжа Саитов, братья Ахметовы, чьи работы получили всеобщее признание и являются сегодня гордостью музейных коллекций Казани. В городских условиях производство шамаилей становится делом профессиональных каллиграфов, объединенных в специальные цеха: "Создался особый цех специалистов рисовальщиков шамаилей, а кроме того издательство бр. Каримовых в Казани выпустило громадную партию шамаилей на бумаге, которая широко распространилась и за пределы поселения татар", - отмечал тот же Н.И. Воробьев. Одновременно с формированием профессионального искусства шамаилей в городе продолжали сохраняться фольклорные традиции на селе. В целом становление искусства шамаилей на рубеже веков можно охарактеризовать как переходное от народной традиционной культуры к профессиональной, центром которой была Казань.

После октябрьской революции 1917 года многие образцы шамаилей, олицетворяющие собой религиозный символ ислама, безвозвратно погибают. Искусство шамаилей постепенно выхолащивается и забывается. И тем более феноменальным кажется на этом фоне творчество Баки Урманче, создававшего в это время подлинные шедевры каллиграфии и шамаилей.
В советский период Казань продолжает оставаться главным центром по изучению и сохранению этого вида национального искусства. Средоточием уникальных коллекции шамаилей являются фонды Государственного объединенного музея Татарстана, Научной библиотеки имени Н.И. Лобачевского Казанского университета, Музея изобразительных искусств, а также собрание рукописей из фондов Академии наук Татарстана. Изучали это уникальное проявление мусульманского искусства известные ученые советского периода Н.И. Воробьев, П.П. Дульский и Ф.Х. Валеев. В 1980-90-е годы новый подъем в изучении шамаилей намечается в работах Д.К. Валеевой, Р.Г. Ша-геевой и Р.А. Абзалиной.

Сегодня, на рубеже XXI столетия, Казань вновь является центром духовного пробуждения татарского народа, возрождения и переосмысления традиционных форм национального декоративно-прикладного искусства, освоения новых, а точнее, забытых канонов монументального зодчества, новаторских поисков в области живописи.

Отредактировано Elion (2009-12-13 13:23:02)

46

Происхождение этнонима "татары" (из википедии)

Происхождение этнонима "татары"

(из википедии)

Историю этнонима «татары» можно проследить примерно с VIII века. Этноним впервые упоминается в рунической надписи на памятнике тюркютскому полководцу Кюль-Тегину (732). Эта надпись упоминает племенные союзы «отуз-татар» и «токуз-татар».
Для VIII—IX вв. «татары» — тюркское наименование племён шивэй, которых китайские источники считают родственными киданям. Согласно Суй Шу («Истории Династии Суй»), «живущие на юге называются киданями, живущие на севере — шивэйцами». В начале XI века часть шивэй ушла от власти киданей на юг, к горам Иньшань, а затем распространилась на запад до реки Керулен. Со временем численность татар выросла и к середине XII века они становятся наиболее сильным племенным объединением в степи. Их кочевья занимают районы озера Буир-Нор и реки Халхин-Гол, а также часть Внутренней Монголии.

В этот период этноним «татары» получает расширительное значение. Китайцы стали называть татарами (да-дань) всех кочевников восточной части Великой Степи независимо от их действительной этнической принадлежности. Иными словами, этноним приобретает сопутствующее значение политико-культурного термина. В то же время, согласно Ван Го-Вэю, в киданьской империи Ляо термин «татары» считается уничижительным. Вместо него употребляется слово «цзубу» (по Виттфогелю, происходит от тибетского «сог-по» — пастухи, кочевники).

Китайскими средневековыми историками татары (в широком смысле) делились на три части:

• Белые татары — кочевники, живущие южнее пустыни Гоби вдоль Великой Китайской стены. Большую часть их составляли онгуты. Они находились под влиянием китайской культуры, а в политическом отношении подчинялись киданям, позднее — чжурчженям.
• Чёрные татары жили в степи и занимались скотоводством. Они подчинялись своим «природным» ханам и презирали белых татар за то, «что те за шёлковые тряпки продали свою свободу чужеземцам». В число чёрных татар включались кераиты и монголы.
• Дикие татары — южносибирские племена охотников и рыболовов (лесные народы), в том числе и урянхаи. Они не знали ханской власти и управлялись старейшинами.

В Российской империи этноним татары использовался не только по отношению к предкам современных татар, но и ко многим тюркоязычным народам, населявшим государство:

• тюрко-татары, закавказские татары (азербайджанцы)
• горские татары (карачаевцы и балкарцы)
• ногайские татары (ногайцы)
• абаканские татары (хакасы)
• казанские татары (мишары, буртасы, булгары, тептяры)
• крымские татары (крымцы)

Сегодня почти все эти народы не пользуются этнонимом татары, за исключением казанских татар с одноименной республикой Татарстан и крымских татар, использующих два самоназвания: qırımtatarlar (дословно крымтатары) и qırımlar (дословно крымцы).

Со средних веков и до XVIII в., а иной раз и позднее, западноевропейцы собирательно называли все азиатские кочевые и полукочевые тюркские и монгольские народы «татарами» (лат. Tartari, англ. Tartars). До середины XVII в. европейцы мало что знали о Маньчжурии и её обитателях, но когда в 1640-ых годах маньчжуры завоевали Китай, то находившиеся там иезуиты также причислили их к татарам. Наиболее известная книга, сообщившая современникам о победе маньчжуров над минским Китаем, была написанная Мартино Мартини De bello Tartarico historia («История татарской войны») (1654 г).

*****

Отредактировано Elion (2009-12-20 14:19:53)

47

Sacatecah написал(а):

подобные формирования были кругом

Но задумайтесь о чем это говорит.
Не думаю, что народы Средней Азии, Поволжья, Крыма, Прибалтики, Восточной Европы бились за Гитлера, за уничтожение евреев, за нацистов и т.д. и т.п.
Они бились против угнетения народа. За свободу. За независимость (вряд ли конечно победа нацистов оправдала бы их ожидания).
Агитация и пропаганда - сильные вещи...
НО в данном случае они предпочитали одно зло другому злу, не более.

Посмотрите на СССР через другой угол. Огромное государство, которое уже заняло практически весь континент. Проводит пропаганду в арабских государствах, в Китае, Корее, Турции, Восточной Европе, Латинской Америке... В общем "расползается красное вшивое одеяло".

В любом случае война зло, зло, зло.

48

Каюсь. Прекращаем офф-топ.

История татарского языка

История татарского языка

ТАТАРСКИЙ ЯЗЫК, один из тюркских языков; относится к кыпчакской группе. Иногда называется также булгаро-татарским или волжско-татарским для отличия от крымскотатарского языка. Распространен в Республике Татарстан, где, по Конституции 1992, является государственным наряду с русским, а также в Башкортостане, Мордовии, Марий Эл, Чувашии, Республике Коми, Челябинской, Свердловской и множестве других областей РФ, в Москве и Санкт-Петербурге, а также в Средней Азии и Азербайджане. Общее число говорящих, по данным переписи населения СССР 1989, превышает 5,5 млн. человек при общем числе этнических татар в 6,65 млн. человек.

Выделяются три диалекта с многочисленными говорами внутри каждого из них: средний, западный (мишарский) и восточный (язык сибирских татар). Самоназвание «татары» было воспринято от русских сперва мишарами (во второй половине 19 в.), а в начале 20 в. и другими представителями народа, в частности, носителями среднего диалекта, ранее называвшими себя «булгарами» (bolgar) или «казанцами» (казан кешесе, казанлы). Непосредственные соседи казанских татар и поныне называют их по-своему: марийцы – сюас, удмурты – бигер, казахи и каракалапаки – нугай.

Для фонетики татарского языка характерны гласные неполного образования и особые отражения общетюркских лабиализованных, в грамматике наблюдаются многочисленные аналитические глагольные формы, а также сочетания основного глагола со вспомогательным, выражающие разнообразные, в том числе видовые значения. По сравнению с другими тюркскими языками малоупотребительны аффиксы сказуемости. В лексике имеется значительное количество арабских, персидских и русских заимствований; влияние этих языков прослеживается также в фонетике и грамматике (например, возникновение союзов и союзных сложных предложений). В период существования Волжской Булгарии (9–12 вв.) и Золотой Орды (13–15 вв.) имело место влияние языка предков современных татар на русский язык.

До образования самостоятельного татарского языка предки башкиров и татар входили в состав Золотой Орды и в 13–19 вв. использовали общий литературный язык тюрки, имевший ряд региональных особенностей, отличавших его от других изводов этого тюркского книжного языка. Письменные памятники существуют с 13 в. (поэма Кул Гали Кысса и Юсуф), хотя письменность, сперва руническая (с 7 в.), а потом на арабской (с 10 в.) основе, существовала и ранее. В 16–19 вв. функционировал так называемый старотатарский литературный язык, продолжавший традицию тюрки; на нем была создана богатая литература различной тематики. Современный татарский литературный язык создан на основе среднего и западного диалектов в конце 19 – начале 20 вв.; его формирование связано с деятельностью татарского писателя, филолога и просветителя К.Насыри и писателей того периода (Я.Емельянова, Г.Ильяси, Ф.Халиди), освободивших татарский язык от влияния тюрки. В 20 в. происходило дальнейшее развитие литературных норм и расширение функций и сфер использования татарского языка.

Письменность до 1927 существовала на арабской, в 1927–1939 на латинской основе, с 1939 – на основе русской графики с несколькими дополнительными буквами. В 1992 был принят закон «О языках народов Республики Татарстан», а в 1994 – Государственная программа по его реализации. На татарском языке ведется преподавание как в средней (еще с начала 20 в.), так отчасти и в высшей школе; составляются вузовские учебники. Татарский язык преподается в ряде институтов и университетов. Издается обширная периодика, причем в последние годы не только в Татарстане, но и в ряде других районов компактного проживания татар; ведется радио- и телевещание.

Научное изучение татарского языка началось в 18 в., когда были составлены рукописные русско-татарский разговорник М.Котельникова (1740) и русско-татарский словарь С.Хальфина (1785). В 1801 в Санкт-Петербурге была опубликована грамматика И.Гиганова, в 1804 – словарь того же автора. В 19 в. большое значение имели работы Казанской школы тюркологов, а также миссионеров. Впоследствии значительный вклад в изучение татарского языка внесли труды Г.Алпарова, В.А.Богородицкого, М.З.Закиева и др. исследователей. Исследования татарского языка ведутся в Казанском и Башкирском университетах, Институте языка, литературы и истории им. Г.Ибрагимова Академии наук Республики Татарстан, а также в ряде педагогических вузов.

М. З. Закиев. Татары: проблемы истории и языка - Казань, 1995 г.:

"§ 12. В развитии татарского народно-разговорного языка можно наметить три известных нам исторических периода.

Первый — это период относительно самостоятельного развития языков двух основных языконесущих компонентов волжских татар — булгар и мишарей. Начало его относится к скифо-гуннским временам (VIII в. до н. э. — VI в. н. э.) и к биарско (билярско)-булгарской эпохе (VII—XII вв.).

Со времени создания Волжско-Булгарского государства булгары начали консолидировать аборигенные и пришлые тюркоязычные племена кыпчак (сакалиба), суас, суасла мари, суар, бигер (биар, биляр), аскылы, темтуз, бесермен, чалматы, буртас, саба куле, апаас, каепыч и др., а также некоторую часть финно-угорских племен под названиями чирмеш (черемисы), ар (удмурты), мукшы (мокши-мордва) и др.

Исходя из некоторого незначительного сходства языка волжско-булгарской эпиграфии с чувашским, некоторые ученые пришли к выводу о чувашском характере волжско-булгарского языка, а далее и протобулгарского языка (т. е. языка булгар Великой Булгарии у берегов Азовского моря), и хазарского, и гуннского. Но современные отечественные и зарубежные исследования показали, что, во-первых, в таком большом регионе, как Северный Кавказ, Нижнее Поволжье, Подонье, где обитали гунны, хазары и протобулгары, языки которых по историческим сведениям были почти одинаковыми, никаких следов языка чувашского типа не сохранилось, во-вторых, языки гуннский и хазарский, следовательно, и протобулгарский носили не чувашский, а общетюркский характер. Об этом уверенно и доказательно писал еще в 1947 г. А. Зайончковский [Кононов А. Н., 1982, 204]. На основе фронтального анализа всего имеющегося фактического и теоретического материала американский ученый П. — Б. Голден в своем двухтомном труде о хазарах, изданном в Венгрии в 1980 г., неопровержимо доказывает обычнотюркоязычность хазар. Если верить арабскому историку Ибн Русте (X в.), который утверждал: «Язык болгар сходен с языком хазар», и другим подобным сообщениям его современников, то приходится признать, что булгарский язык (в том числе и волжско-булгарский) был языком общетюркским. Об этом же говорят фонетические, грамматические и лексические особенности языка булгарской эпиграфии в целом. Булгары сами составляли часть кыпчаков-сакалиба. Ибн Фадлан царя Алмаса Шилки называет царем кыпчаков-сакалиба, по-видимому, он был из племени булгар, поэтому государство затем называлось булгарским.

Вывод о том, что булгары и кыпчаки (половцы) говорили на одном и том же языке подтверждается и сообщением владимирского князя Всеволода. В 1183 году он направил киевскому князю Святославу следующее послание: «Отче и брате, се болгары соседи наши, народ — безбожный, суть вельмы богаты и сильны ныне прищед по Волге и Оке, якожы и конми с великим войском множе городы разорили, людей бесчисленно пленили, которым я один противиться не могу… Половцев же призывать не хочу, ибо они с болгары язык и род един (курсив наш — М. З.), опасаясь от них измены, ниже хочу, чтоб они, за моею саблею пленников набрав, ко вреду Русской земли усиливались. Того ради прошу тебя, да пришлешь мне в помочь достаточное войско, сколько сам заблагоразсудишь» [Татищев В. Н., 1976, 128]. Всеволоду мы обязаны верить, ибо он в такой ответственной политической обстановке не имел права ошибаться в языковом единстве булгар и кыпчаков, которых в этом регионе представляли мишари. Кроме всего этого, еще в XI в. Махмуд Кашгари — ученый-лингвист (а не просто очевидец) — твердо верил в обычнотюркоязычность булгар, в языке которых он не отмечает ни одного случая ротацизма. Такое разительное отличие, если бы оно существовало, не осталось бы незамеченным. Наоборот, Кашгари пишет о том, что в языке булгар применение звука 3 было обычным явлением.

Что касается чувашеподобного языка булгарской эпиграфики второго стиля, то приходится признать, что эти эпитафии изготовлены специалистами этого дела — чувашами-мусульманами. После принятия ими булгарского языка в XIV в. эпитафии с чувашеподобным языком больше не изготавливаются.

Как уже было отмечено выше, следы мишарей (мещеров), живших вперемежку с другими племенами на огромной территории Восточной Европы, наблюдаются примерно в VII—V вв. до н. э. (акациры, агадиры Геродота), конкретно по среднему течению Оки — со II века н. э. Арабские и персидские историки IX—X веков многократно писали о том, что мишари и башкиры имеют один и тот же язык, следовательно, в это время мишари были тюркоязычными. Если учесть то, что до Х века мишари ни с какими другими тюрками (татарами, как утверждают некоторые) общаться не могли, то приходится признать несостоятельность теории об изначальной финно-угроязычности мишарей. Мишари с самого начала были тюркоязычными, об этом говорит и этимология этнонима мишар. По результатам многих исследований, мишарский язык был весьма близок к кыпчакскому, образцы которого сохранились, начиная с ХIII века в многоязычном словаре «Китаб-и меджму-у терджуман тюрки ве гаджеми ве моголи ве фарси», в «Кодексе Куманикусе» (XIV в.) и т. д.

В первый период развития татарского народно-разговорного языка формируются все основные дошедшие до нас черты биляро-булгарского и мишарского языков, которые затем стали основными диалектами одного волжско-татарского языка. Но не следует думать, что булгарский и мишарский языки тогда не оказывали друг на друга влияния. Предки мишарей еще до прихода булгар обитали в этих краях, по мнению ученых, они входили в состав населения Булгарского государства. Наличие же их как особого племени на территории Казанского ханства в истории отражено следующим образом: «Упоминание летописца об участии можар, как особого племени, в битве их с казанцами и потом его же упоминание о послах от можар к русскому царю наряду с послами от других племен, входивших в состав Казанского царства, указывает на значительную численность этого племени на территории бывшего Казанского царства даже во время его падения» [Можаровский А. Ф., 1884, 18]. Как следует из этого свидетельства, мишари еще не считали себя одной народностью с казанцами, по-видимому, тогда еще не созрели условия для их консолидации в одну этноязыковую единицу. Кроме того, большая часть мишарей вообще не входила в состав населения ни Булгарского, ни Казанского ханства. Следовательно, языки булгар и мишарей тогда еще не составляли один общий народно-разговорный язык.

Второй период развития народно-разговорного языка, который продолжается с XVI в. до середины XX в., характеризуется тем, что в результате присоединения Казанского ханства к Русскому государству на огромной территории происходит смешение казанцев (предков носителей среднего диалекта) и поволжских кыпчаков (половцев), т. е. мишарей. Этому способствовало то, что в результате переселения многих казанцев с территории Казанского ханства и мишарей в восточные районы и самостоятельного их передвижения в регионе Поволжья и Приуралья образуются смешанные селения. В них создаются условия для тесного общения булгар-казанцев, мишарей, нередко и местных тюркоязычных народностей — башкир и предков современных сибирских татар. В результате этих процессов у волжских татар, в отличие от других народов, еще до появления капиталистических отношений складывается сельский общенародный разговорный язык, т. е. сельское койне, который вобрал в себя наиболее общие черты основных диалектов. В связи с развитием капиталистических отношений в промышленных центрах — в городах Казани, Уфе, Екатеринбурге, Перми, Оренбурге, Уральске, Троицке, Челябинске, куда стекались в качестве рабочих сельские жители — представители различных татарских диалектов, формируется и татарское городское койне. На основе сельского и городского койне в этот период образуется и волжско-татарский литературный язык, который начинает оказывать влияние на народно-разговорный язык населения.

Начало третьего периода развития татарского народно-разговорного языка относится к середине XX в. Этот период отличается от предыдущего тем, что народно-разговорный язык испытывает очень сильное влияние одностороннего татарско-русского двуязычия. Появляется и получает определенное распространение смешанный с русским языком вариант разговорной речи, который не может не оказывать некоторого влияния и на литературные нормы. Однако в этот период литературные нормы так прочно установились во всех основных стилях, что они, оказывая постоянное влияние на народно-разговорный язык, сдерживают его резкое изменение в сторону смешения с языком межнационального общения.

§ 13. Татарский язык состоит из двух активных (среднего и западного), одного пассивного (восточного) диалектов (Об этих диалектах и их говорах подробно говорится в статье «Волжско-татарский язык», см. с. 290.).

§ 14. Современный татарский литературный язык свою нормативность унаследовал от старотатарского письменного литературного языка, который восходит к общему для основных тюркских языков старотюркскому письменному языку. Последний, в свою очередь, берет свое начало от древнетюркского письменного языка. Некоторые ученые выдвигают гипотезу о наличии еще более раннего письменно-литературного языка — хуннского времени (до V в. н. э.), однако он не оставил каких-либо письменных памятников [Баскаков Н. А., 1973, 137]. Лишь в 1993 году А. Мухаммадиев открыл целый пласт текстов, написанных в I—IV вв. европейскими гуннами.

Древнетюркский литературный язык (VI—IX вв.), представленный в памятниках на древнетюркском руническом письме, имел уже некоторую стилистическую дифференцированность, нормированность и наддиалектный характер, поэтому отвечал всем требованиям литературного языка. Так, наибольшая стилистическая законченность, качества высокого стиля присущи орхонским памятникам: надписям Кюль-Тегину и Бильге Кагану, Тонью-куку, Моюн-Чуру, Кули-Чуру и Онгинской, язык которых называется еще древнеогузским. Строго нормированный язык орхонских надписей выполнял функции аристократического литературного языка. Что касается енисейских надписей, язык которых по-другому называется древнекиргизским (сложился в Киргизском каганате), то они зафиксировали в основном поминальный стиль. Надписи из Алтая, содержащие представления бытового порядка, тяготеют к обиходному стилю. Языком рунических надписей, как единым, наддиалектным и общепонятным, пользовались различные тюркские племена и союзы племен — огузы, уйгуры, киргизы, кыпчаки и др. [Тенишев Э. Р., 1979, 81—82].

К древнетюркскому общему письменному литературному языку относят и древнеуйгурский литературный язык, который сложился в начале IX в. в Уйгурском каганате. Он представлен в памятниках религиозного (буддийского, манихейского и христианского) содержания. Кроме рунического алфавита, уйгуры пользовались согдийским и адаптированным его вариантом (называемым уйгурским), манихейским и брахми шрифтами. Древнеуйгурский вариант древнетюркского литературного языка был хорошо известен другим тюркоязычным народностям и был использован при формировании вариантов старотюркского литературного языка.

Старотюркский литературный язык, который по-другому называется литературным «тюрки», также был общим для основных тюркоязычных племен и народностей. Как общий литературный язык он функционировал в Х—XIV вв. в так называемую среднетюркскую эпоху. Поскольку литературный «тюрки» обслуживал локально разобщенный контингент тюркоязычных народов, он выступал в нескольких локально-временных вариантах.

Первый по времени старотюркский язык — это караханидско-уйгурский (хаканский, буграханский) литературный язык. Он сформировался к XI в. на территории Караханидского государства с культурными и политическими центрами в Кашгаре и Баласагуне. От караханидского периода сохранились поэмы «Кутадгу билиг» Юсуфа Баласагунского, «Атабат ал-хакаик» Ахмеда Югнаки, «Дивану лугат-ит-тюрк» Махмуда Кашгари и комментарий к Корану, из которого опубликован сюжет о семи спящих отроках «Асхаб ал-кахф». Караханидско-уйгурский язык впитал в себя основные нормативные особенности древнеуйгурского языка. Уйгурское влияние сказывалось также в употреблении, наряду с арабским, и уйгурского алфавита. Так, некоторые списки «Кутадгу билиг» и «Атабат ал-хакаик» переписаны уйгурским шрифтом [Тенишев Э. Р., 1979, 83]. Все позднейшие варианты «тюрки» развивались уже под влиянием литературного языка караханидов.

Караханидский литературный «тюрки» задолго до монгольского нашествия локализовался в двух основных вариантах в Мавераннахре и Хорезме. Мавераннахрский вариант в послемонгольскую эпоху вобрал в себя огузские и кыпчакские элементы и по названию улуса Чагатая стал именоваться чагатайским литературным «тюрки». Его диалектная основа характеризовалась уже смешением основных карлукских черт с огузскими и кыпчакскими. Памятниками чагатайского языка считаются арабо-персидско-тюркско-монгольский словарь «Мукаддимат-ал-адаб», «Равнак-ал-Ислам» и сочинения поэтов Саккаки, Лутфи, Иусуфа Амири и др. На основе чагатайского варианта старотюркского языка затем формировались староузбекский и староуйгурский литературные языки.

Второй вариант караханидского «тюрки» — это хорезмско-булгарско-тюркский литературный язык, который формировался на основе применения караханидских литературных норм огу-зами (в Хорезме) и кыпчаками (в Волжской Булгарии).

Хорезмско-булгарско-тюркский вариант «тюрки», который еще сохранял некоторые карлукско-уйгурские черты, в процессе применения в Хорезме и Булгарии приобрел новые огузско-кыпчакские особенности и послужил основой для двух последующих локально-временных вариантов, которые могли бы быть названы:

1) сельджукским (огузским) с памятниками: «Чарх-наме» Ахмеда Факиха, стихи Джелалетдина Руми, «Ребаб-наме» Султана Веледа, собрание стихов Шаййада Хаман и анонимная книга эпических сказаний огузов «Китаб-и Деде Коркуд», датируемые XIII—XIV вв. Этот вариант «тюрки» послужил в дальнейшем основой для староосманского литературного языка, которым пользовались позже турки и крымские татары; затем — основой староазербайджанского и старотуркменского языков;

2) джучидским, или золотоордынским, или поволжским, с двумя еле заметными разновидностями: а) восточной с огузо-кыпчакскими особенностями (памятники: «Диван-и Хикмат» Ахмеда Есеви», «Нахдж ал-фарадис» Махмуда ибн Али, «Хусрау ва Ширин» Кутба, «Муин ал-Мурид» Шайха Шариф-Ходжа, «Кысас ал-анбийа» Насираддина Рабгузи и др.); б) западной с кыпчакскими особенностями, иногда называемой языком западнозолотоордынским или поволжско-тюркским и мамлюкско-египетским (памятники: «Кысса-и Юсеф» Кул Гали, «Мухаббат-наме» Хорезми, «Гулистан бит турки» Саифа ас-Сараи и анонимные «Мифтах ал-адль» и «Мерадж-наме» и др.). Установлено, что все эти произведения пользовались популярностью и у населения Волжской Булгарии, некоторые из авторов имели тесные связи с городом Булгаром. Кроме того, джучидский вариант «тюрки» нашел некоторое отражение в жалованных актах Джучиева Улуса. Несмотря на то, что эти акты хронологически выходят за пределы среднетюркского периода — созданы в XIV— XVI вв., язык их представляет канцелярско-деловой стиль старотюркского языка. Вместе с тем нельзя не отметить его близость к канцелярско-деловому стилю старотатарского языка. Джучидский вариант старотюркского языка лег затем в основу старотатарских литературных норм.

Старотюркский письменный литературный язык, несмотря на наличие нескольких его вариантов, был общим для всех тюрков, живших в Караханидском государстве, Волжской Булгарии, в сельджукском объединении, Золотой Орде, Дешти Кыпчаке, мамлюкском окружении в Египте и т. д. Общий (смешанный, наддиалектный) характер этого языка объясняется объективными причинами. Во-первых, основные тюркские языки необычайно близки между собой. Во-вторых, общности вариантов языка «тюрки» способствовали и особенности арабского письма, в котором, как известно, система гласных не находила полного отражения в графике, и поэтому одно и то же слово в различных регионах читалось по-разному (отсюда и неправомерность транслитерации памятников общего старотюркского языка на основе языковых особенностей лишь какого-нибудь одного современного региона). В-третьих, общий характер «тюрки» обеспечивался обилием (иногда до 80 %) арабо-персидских лексических заимствований, которые составляли своеобразный «интернациональный» фонд и в одинаковой степени были понятны (или непонятны) почти во всех тюркоязычных регионах.

В XV—XVI вв. в составе сформировавшихся ранее более крупных народностей в результате их феодальной раздробленности усиливается процесс выделения отдельных тюркоязычных народностей с их отличающимися друг от друга народно-разговорными языками. Однако в условиях феодального общества еще не возникает общественная потребность в массовом письменном применении народных языковых норм. Круг грамотных людей и сфера функционирования письменного языка по сравнению с прошлым расширяется весьма незначительно. Применение на письме доступной народной речи продолжает считаться недостойным и даже греховным. Несмотря на формирование отдельных народностей со своим собственным народным разговорным языком, господствующий класс считает более приемлемым и целесообразным применение на письме малодоступного народу общего старотюркского письменного языка. Однако использование его отдельными народностями приводит, естественно, к тому, что он с течением времени и в какой-то степени все же начинает обогащаться за счет локальных особенностей народно-разговорного языка. Таким образом, в XV—XVI вв. образуются различные Локальные варианты старотюркского литературного языка, получившие впоследствии соответствующие наименования: староузбекский, староуйгурский, староосманский, староазербайджанский, старотатарский и т. д. «Эти отдельные тюркские письменные литературные языки д силу вышеуказанных причин по всем показателям были ближе друг к другу, нежели к соответствующим народно-разговорным языкам» [Закиев М. З., 1975, 10].

Старотатарский литературный язык начинает складываться в XV в. в результате применения старого общего «тюрки», особенно его джучидского варианта (связанного с ареалом улуса Джучи), в народно-языковом окружении Поволжья и Приуралья. Он служил литературным средством общения казанцев в Казанском ханстве, астраханцев в Астраханском ханстве, мишарей, т. е. приокских кыпчаков, «башкиров, отчасти казахов и киргизов» [Баскаков Н. А., 1973, 143], позже через казанских татар (казанцев и мишарей) обслуживал и сибирских татар.

Старотатарский литературный язык активно функционировал до II половины XIX в. в различных сферах общественной жизни. Поэтому он с современной точки зрения имел жанрово-стилистические варианты: художественный, научно-популярный, канцелярско-деловой, эпистолярный; в то время различали три стиля этого языка: высокий, средний, низкий. На старотатарском языке написаны поэмы Мухамедьяра «Тухфа-и Мердан» и «Нур-ы Содур» (XVI в.), стихи Мауля Кулыя (XVII вв.), Утыза Имяни (XVIII в.), Г. Чокрыя, Хибатуллы Салихова (начало XIX в.) и др.; исторические сочинения: «Камигъ эт-таварих» Кадыра Али-Бека (начало XVII в.), анонимный сборник «Давтар-и Чингиз-наме» (конец XVII в.), «Таварих-и Булгария» Хисаметдина бин Шарафутдин Булгари-Муслими (конец XVIII — начало XIX в.), второе одноименное сочинение «Таварих-и Булгария» Таджетдина Ялчигула (начало XIX в.) и татарские шаджара, описание путешествия Исмагила Бекмухамметова в Индию (II половина XVIII в.) и многие другие.

В отличие от других старотюркских языков старотатарский язык применялся не только среди тюркоязычных народов, он также служил посредником в межгосударственных сношениях России с восточными странами, а также в делах управления тюркоязычными народами внутри страны. Поэтому в целях подготовки чиновников для такой деятельности начиная с XVII в. в русских учебных заведениях вводится преподавание старотатарского языка. В русской государственной службе он применялся не только в устном виде, но и в письменном. Сохранилась масса деловых государственных бумаг на этом языке. Более или менее изученными среди них являются документы так называемого пугачевского цикла и актовые материалы XV—XIX вв. [Старотатарская деловая письменность, 1981].

Таким образом, старотатарский литературный язык был вполне зрелым полифункциональным средством письменного общения, он оказывал существенное влияние на становление норм татарского национального литературного языка.

Во II половине XIX в. стремление татарского народа к развитию капиталистического производства породило необходимость в получении трудящимися начальной грамоты на родном языке. Появилась общественная потребность в понятном народу языке. Прогрессивные деятели того времени, понимавшие потребности общества, начали употреблять в качестве письменного языка общенародный разговорный язык, который тогда реально существовал в виде сельского и городского койне и языка фольклора, приспособив его к обработанным веками нормам старотатарского литературного языка. Во второй половине XIX и в начале XX в. происходит формирование основных стилей национального литературного языка на общенародной основе. Это объясняется тем, что в начале века в результате столыпинских реформ и всеобщего экономического подъема происходит и духовное развитие татарской нации, что было замечено и В. И. Лениным. В 1915—16 годах он обратил внимание на следующие данные: «У казанских татар на 150 человек приходится сейчас 1 мечеть и 1 мулла, у русских и инородцев того же региона 1 священник приходится только на 1500 душ; у первых одна школа на 100 душ обоего пола, у православных — одна на 1500—3000 человек. Распространение книжной и газетной литературы у мусульман-татар относительно еще более высокое» [Ленин В. И., ПСС, Т. 28, 514—515]. При этом необходимо учесть, что такой уровень был достигнут в условиях отсутствия государственных школ для инородцев.

В 1905—1917 годах бурное развитие получает татарская периодическая печать. В городах Петербурге, Москве, Казани, Уфе, Симбирске, Самаре, Оренбурге, Астрахани, Уральске, Екатеринбурге, Троицке, Томске, Тюмени, Семипалатинске и Ташкенте, где компактно проживали татары, издавались татарские газеты и журналы. Сразу же после Октябрьской революции регионы издания татарской печати резко расширяются: к выше перечисленным городам прибавились такие крупные центры, как Омск, Новосибирск, Стерлитамак, Златоуст, Алма-Ата, Бухара, Орск, Пермь, Березники, Харьков, Бугуруслан, Макеевка, Пенза, Донецк, Петропавловск и Нижний Новгород. Чуть позже наладилось издание татарских газет в районных центрах компактного проживания татар в РСФСР. В таких регионах, естественно, функционировали и татарские школы, театры, библиотеки и т. д.

В июне 1920 года была образована Татарская АССР, и ровно через год татарский язык наряду с русским был объявлен государственным языком республики и введен во всех государственных учреждениях как обязательный. В результате не только русский язык укрепляет свои позиции в качестве средства межнационального общения и источника обогащения национальных культур достижениями русской и мировой культуры, но и татарский язык становится предметом изучения даже со стороны русскоязычной части местного населения.

Но, к сожалению, с 30-х годов после провозглашения Сталиным теории о создании безнационального общества права наций и национальных языков начали регламентироваться административными границами и ранжировкой их на общесоюзные (русский язык), союзно-республиканские, автономно-республиканские, автономно-окружные и т. д. Началось искусственное сужение сфер применения национальных языков, постепенно изживалось изучение некоренным населением и приезжим денационализированным «русскоязычным» населением местных языков и духовных традиций. В результате, как и во всех автономных образованиях, в Татарстане получило развитие одностороннее (татарско-русское) двуязычие, которое даже в теории советской социолингвистики признавалось лишь очередной ступенью перехода к одноязычию, т. е. к смене национальных языков русским языком.

В таких условиях интенсивно сужались сферы применения татарского языка. Он в качестве языка преподавания предметов в педагогических училищах и институтах был полностью вытеснен русским языком. На татарском продолжало работать ограниченное количество начальных и средних школ. Он функционирует на национальных филологических, исторических отделениях Казанского и Башкирского университетов, Казанского, Елабужского и Челнинского пединститутов. На нем издается учебно-педагогическая, художественная, научно-педагогическая, научно-популярная литература, выходят газеты и журналы. Поэтому сохранились его основные стили, в некоторой степени они даже обогащались, но катастрофически сокращалось число татар, пользующихся этими стилями литературного языка. Каждое новое поколение татар больше и больше отчуждалось от своего родного языка. Так, к концу 80-х годов мы имеем следующую картину: только 7 процентов детей татар обучались в татарских школах; если в стране издается в среднем 9 экземпляров книг на душу населения (на русском еще больше), то на одного представителя татарской национальности в 1989 году приходится всего 0,7 экз. татарской книги и т. д.

В связи с перестройкой началась борьба за возрождение национального самосознания, национальной культуры и языка. 30 августа 1990 года II сессией Верховного Совета принята Декларация о государственном суверенитете Татарстана, по которой ТАССР преобразуется в ТССР — Республику Татарстан и гарантируется равноправное функционирование татарского и русского языков в качестве государственных, сохранение и развитие языков других национальностей. В настоящее время идет мучительный процесс возрождения функционирования татарского языка хотя бы в основных сферах общественной жизни. Принимаются меры возрождения двустороннего двуязычия; в русских школах Татарии вводится преподавание татарского языка. Делаются попытки возрождения татарских школ, в которых предусматривается улучшение изучения и русского, и одного или двух иностранных языков. На отделениях специальных средних и высших учебных заведений, готовящих кадры для Татарстана, по желанию вводятся занятия по татарскому языку. На предприятиях, в домах культуры начали работать платные и бесплатные кружки по изучению татарского языка.

§ 15. Современный татарский литературный язык существует в двух основных разновидностях: письменной и разговорной, которые по-другому называются письменной и разговорной речью. Они представляют две равноправные формы литературного языка.

Разговорная разновидность (или разговорно-бытовой стиль) литературного языка — это специально заранее не подготовленная, необработанная диалогическая и монологическая речь. Она отличается присущими лишь ей принципами отбора слов, своими синтаксическими конструкциями, порядком слов и интонацией. Литературная разговорная речь применяется обычно людьми, хорошо владеющими литературными нормами родного языка, при их непосредственном, непринужденном и неофициальном общении друг с другом. Кроме того, к разговорной речи относятся публичные устные выступления, доклады, лекции, если они не читаются по письменному тексту или не заучены по нему заранее. Литературная разговорная речь и ее особенности по возможности описываются авторами «Татарской грамматики» наряду с письменной речью.

Как уже было сказано выше, для того чтобы показать историческое развитие нормативности и ее перспективы, а также благотворное взаимовлияние народных и литературных норм в «Татарской грамматике» уделяется внимание и диалектам, просторечию и специальной профессиональной речи. Из диалектов привлечены в основном так называемые активные — средний и западный. Что касается просторечия и профессиональной речи, то здесь необходимо кратко объяснить эти термины.

Просторечие — это звучащая речь тех, кто не приобщился к литературным нормам или владеет ими только частично. В современных условиях развитого татарско-русского двуязычия к просторечию относится прежде всего смешанная татарско-рус-ская речь городских, а отчасти и сельских жителей, не чувствующих тонкостей литературных разговорных норм или просто не обращающих на них внимания. Просторечием можно считать и областные говоры, и профессиональную татарскую речь (врачей, инженеров, химиков, технологов, рабочих какой-либо конкретной отрасли и т. д.), тем более, что они обычно также насыщены русизмами и не всем понятными интернациональными терминами. Просторечие находится за пределами литературного языка, но оно нередко включается в литературные произведения как речь того или иного персонажа. Некоторые элементы такого просторечия становятся настолько привычными, что со временем начинают применяться в авторской речи писателя и входят в норму литературного языка. Для изучения их в учебники включаются даже специальные параграфы. Именно так случилось, например, с присоединительными конструкциями. В 60-х годах они были признаны литературной нормой и в грамматиках появился специальный раздел «Остэлмэлэр» (Присоединительные конструкции). Поэтому для показа перспектив развития нормативности того или иного грамматического явления объектом изучения эпизодически становится и просторечие.

Основной, кодифицированной разновидностью литературного языка выступает письменная речь. К ней относится язык всех произведений — оригинальных или переведенных с другого языка — зафиксированный в печати или предназначенный для печати и специально для этого обработанный автором или редактором.

Из письменной разновидности татарского литературного языка наиболее развитым и всеобъемлющим выступает язык художественных произведений, который называется по-другому литературным стилем. На самобытно-национальной основе развивается и публицистический стиль татарского языка. Несмотря на это, он наиболее подвержен повседневным иноязычным влияниям, некоторые результаты которых затем закрепляются и в литературном языке. Татарский научный стиль применяется главным образом в области филологии, педагогики и культуры. В других науках татарский научный стиль обнаруживается как результат перевода с русского или других языков. Это же можно сказать и об официально-деловом стиле татарского языка, который находит отражение в юридической литературе, постановлениях, протоколах, заявлениях и т. д. Применение этих двух стилей в области непосредственного творчества ограничено, развиваются в основном их переводные варианты — жизненно важные и полноправные, обязательно подчиняющиеся общим нормам литературного языка. Стили литературного языка отличаются друг от друга иногда и специфическим употреблением некоторых грамматических средств. Поэтому описание тех или иных грамматических явлений татарского языка нередко сопровождается указаниями их стилистической и функциональной прикрепленности.

§ 16. В академической «Русской грамматике» 1980 года проблемам нормативности и вариативности уделяется особо важное место. Поскольку она является образцом для составления академической грамматики и татарского литературного языка, авторы татарской грамматики также уделяют им большое внимание. По отношению к высоко развитому национальному литературному языку, говорится в «Русской грамматике», в определенный момент его развития норма определяется как такая социально обусловленная и общественно осознанная система правил, которая представляет собой обязательную реализацию языковых законов. Норма — свидетельство развитости и зрелости языка. Норма регламентируется обществом: носители литературного языка не могут ей не подчиниться. Ни при каких условиях языковая норма не может диктоваться чьей-либо индивидуальной волей, — в том числе и волей лингвистов и писателей: норма — это одно из проявлений законов языка и законы эти существуют объективно. Нарушения нормы остро воспринимаются обществом. Но языковая норма есть категория историческая, т. е. она постоянно претерпевает исторические изменения. В самой норме сосуществуют явления устаревающие, уходящие, ограничивающие сферу своего бытования, и явления новые, развивающиеся. И те, и другие равно принадлежат современной норме, но с течением времени устаревшие выходят за пределы нормы, развивающиеся становятся привычными, появляются совершенно новые для нормы явления. Этот процесс приводит к таким внутриструктурным изменениям, которые почти не заметны современному поколению, но довольно чувствительны для исследователей истории языка. Особенно заметные внутриструктурные сдвиги в нормах происходят из-за внешнеязыковых влияний. Татарский язык испытал сильное влияние арабского, персидского и русского языков. Оно оставило свой отпечаток прежде всего в лексической структуре татарского языка, которая располагает значительным количеством арабских, персидских, русских (а также и западноевропейских — интернациональных) заимствований. Русские (и интернациональные, которые проникают через русский) заимствования имеют большой удельный вес в научной, технической, промышленной и строительной лексике. В последние годы круг применения русизмов интенсивно расширялся, сейчас они употребляются во всех сферах жизни. В процессе возрождения татарского языка некоторые русские заимствования заменяются старыми арабскими словами. К внутриструктурным сдвигам в области фонетики, обусловленным внешнеязыковыми контактами, можно отнести появление вместе с заимствованными словами в свое время звука h как результат влияния персидского языка, звуков щ (щи, плащ), в, о (вагон), э, е (элеватор), ы (сыр) из русского языка и звуков ц (те), ч (тч), привнесенных из мишарского диалекта и активизированных под влиянием русского языка. Названные языки повлияли и на некоторые нормы грамматической структуры татарского языка. Так, союзы как часть речи, следовательно, и однородные члены с союзами, а также и союзные сложносочиненные и сложноподчиненные предложения формировались под сильным влиянием арабского, персидского и русского языков. Вместе с заимствованными словами в татарские литературные нормы постепенно входят элементы категории рода имен существительных и словообразовательные аффиксы. Такие процессы также включаются в сферу грамматического описания для решения проблем исторических сдвигов в нормах и взаимных связей — грамматики и звукового строя языка, грамматики и лексики, грамматики и общеязыковой стилистики.

§ 17. Необходимо сказать несколько слов и о татарской грамматике. Прежде всего, надо иметь в виду, что термин «грамматика» имеет два значения: грамматикой называются и грамматический строй языка и наука о грамматическом строе. Точно также и термины «фонетика», «словообразование», «морфология», «синтаксис» применяются для обозначения соответствующих уровней языка и раздела или учения, посвященного этому уровню. О татарской грамматике, т. е. о грамматической структуре, пойдет речь в соответствующих разделах книги. Здесь, во введении, необходимо дать общие сведения о татарской грамматике как науке.

Татарская грамматика как целостная система знаний о различных сторонах татарской грамматической структуры долгие годы включала в себя как подсистемы морфологию и синтаксис. Вследствие того, что морфологическая и словообразовательная структуры татарского языка не стали предметом глубокого научного и системного изучения, словообразование и морфология находились в диффузном состоянии, и в соответствующих учебных пособиях словообразование преподносилось не как система, а в виде разрозненных сведений в разделах, посвященных некоторым частям речи. В первой академической грамматике 1969 г. оно также растворилось в разделах морфологии. После монографического, системного изучения проблем татарского словообразования стало возможным выделение в татарской грамматике уже пяти подсистем: морфемики, морфонологии, словообразования, морфологии и синтаксиса. Однако из-за отсутствия системного исследования сквозных проблем морфологии некоторую аморфность, разнопозиционность описания ее не удалось преодолеть и в этой академической грамматике."

49

татарско-русский словарь

http://www.knigka.su/other_lang/tatar/211899-Tatarsko_russkiiy_slovar.html

50

Предлагаю вашему вниманию отличный

словарь татарского языка

http://www.suzlek.ru/

работает как на латинице так и на кириллице, а также много интересного.

А вот для интересующихся татарской литературой

ссылка на электронную библиотеку

kitap.net.ru

Много классиков татарской литературы, а так же современных поэтов, писателей.

51

Интересует есть ли здесь не носители татарского языка, те для кого он не является родным, но решившие выучить его?

Уважаемые, те кто самостоятельно изучал или изучает татарский язык, расскажите почему вы его выбрали и как пришли к нему? Что вас в нем привлекает?

52

Хороший ресурс для изучающих татарский язык - azatliq.org. Статьи сопровождаются звуковыми файлами, много интересного материала по культуре, политике, экономике.

Отредактировано yard (2010-03-30 19:50:55)

53

Татарский язык – один из образующих в России, и удивительно, что сведения о нём приходится выуживать в Интернете с некоторым трудом.  Нормальных словарей – поискать. Словари же нужны зачастую просто так, не обязательно для тех, кто изучает язык (перевести слово, понять письмо или документ, написать поздравление и т.д.). Для облегчения поисков привожу компиляцию материалов этого форума по словарям:

1. Elion предложил отличный

татаро-русский словарь Каюма Насырова (1878)

http://www.knigka.su/other_lang/tatar/211899-Tatarsko_russkiiy_slovar.html

Он с одной стороны как бы учебный (всего 3000 слов). С другой – для больших спецов, так как татарские слова даны арабским шрифтом (транскрипция русских слов тоже арабская).  Практическое применение может найти для перевода старых документов (метрик и пр.) – до 1927.

2. Он-лайн словарь от Mishari:

словарь

http://www.suzlek.ru/]βerenche on-line tatar-rus-tatar su'zlege

В словаре 12755 татарских слов 4132 выражений 1894 фразеологизмов 113 озвуч.слов.
Трудноват для перевода с татарской современной кириллицы. Нужно ещё посоображать, как изловчиться.

3. Также от Mishari ссылка на сайт kitap.net.ru, с которого можно скачать

татаро-русский и русско-татарский электронный переводчик Равиля Сабирова и Айдара Галиакберова

http://kitap.net.ru/trans.php

Словарная база порядка 60000 слов. Очень удобен и прост в обращении.

4. Cсылка Xico на вот эту страницу:

не очень большие онлайн словари

http://linguodiversity.narod.ru/Links/Altaic/tatar.htm

действительно, небольшой словарь – не даёт перевод даже «здравствуйте» и «до свидания». Хотя там есть реклама версии ABBYYLingvo x3 на 12 языков, включая татарский (103000 статей) – платно.

5. Наконец, собственные поиски привели

сюда

http://uz-translations.net/

Там полно всяческих словарей .djvu, включая вышеперечисленные (требует регистрации):
Тат-рус словарь (1892) Н. Остроумова – 12 МБ (тат.слова – кириллицей);
Тат-рус словарь (2004) Ф. Ганиева – 10,5 МБ;
Рус-тат словарь (1804) о. И. Гиганова – 22 МБ;
Полн. Рус-тат словарь (1904) Насири – 15 МБ;
Тат-рус словарь Каюма (1878) Насырова - ?
Базовый тат-рус и рус-тат словарь для школьников (2000) – 27 МБ;
Тат-рус «большой словарь» и разговорник Равиля Сабирова – 321 КБ+13КБ;
И прочие, и прочие…
Самые полные – из рус-тат 4-х томника ИЯЛИ (1955-59)

Отредактировано Alex50 (2010-04-05 20:09:20)

54

Alex50 написал(а):

Хотя там есть реклама версии ABBYYLingvo x3 на 12 языков, включая татарский (103000 статей) – платно.

Дорогой Alex50, ruboard вам в помощь. Там нормальные ребята, которые, скорее всего, помогут, если не нарушать правил.

Alex50 написал(а):

Тат-рус словарь (2004) Ф. Ганиева – 10,5 МБ;

Побольше, но качество файла так себе. Вообще, лучше купить вышедший недавно двухтомник под ред. Ф.А. Ганиева.

55

Xico написал(а):

Там нормальные ребята, которые, скорее всего, помогут, если не нарушать правил.

Благодарю Xico за поправки. Но обеспокоился, какие правила я нарушил? Не хотелось бы в дальнейшем чего-то нарушать. Подскажите, пожалуйста, в чём суть нарушения? Приму к сведению.

56

Alex50 написал(а):

Но обеспокоился, какие правила я нарушил?

Не здесь, а на руборде. Там серьёзные ребята, которые не любят флуд и глупые вопросы. БОльшую часть словарей можно спокойно скачать.

57

Xico написал(а):

Не здесь, а на руборде.

Наконец сообразил, что руборд это компьютерный форум, на котором можно проконсультироваться. Но при скачивании словарей у меня проблем не было, действительно, скачать их не трудно. Что до фразы про "небольшой словарь", то я имел в виду сайт "Татарский язык (ссылки)"

вот этот

linguodiversity.narod.ru/Links/Altaic/tatar.htm

Там есть пара он-лайн словарей: один из них - xatasiz.com, который действительно я освоить не смог (собственно, и Бог с ним). И он-лайн словарь татарского языка tatsoft.biz/vocabulary/translate, с которым легко общаться. Например, я ставлю "привет", он выдаёт "сәлам". Переводит другие слова. Но на "здравствуйте" - пишет "слово не найдено". Вряд ли в таком вопросе руборд поможет. Мне кажется, это недоработка самого словаря.

58

Попробовал с помощью словаря Каюма Насырова разобрать документ на арабском-татарском. Но переоценил свои силы. Поэтому обращаюсь к экспертам.

(частная информация в сообщении удалена по просьбе автора сообщения - Elion)

Вопрос в нюансе, как перевести имя اسحات или اسعات (Асхат или Асгат)?

(частная информация в сообщении удалена по просьбе автора сообщения - Elion)
     
     Заодно, подскажите, пожалуйста, что за значки перед буквой А (в словах Асхат, Ахсан, Абдулгалим) и над Уфой? И верно ли я поставил огласовки kasre (внизу) – в оригинале волнистые (может, это пара точек для «И»?). Я использовал фарси-клавиатуру, таких знаков в ней нет, может, нужна арабская?
  Скан прикреплён.

(скан удален по просьбе автора сообщения - Elion)

Отредактировано Alex50 (2010-04-11 12:33:46)

59

Судя по тому как написано имя "Хасан", то и "Асхат" написан с буквой "Х". (если брать татарский язык - то там буква "h")

60

Alex50 написал(а):

подскажите, пожалуйста, что за значки перед буквой А (в словах Асхат, Ахсан, Абдулгалим) и над Уфой? И верно ли я поставил огласовки kasre (внизу) – в оригинале волнистые (может, это пара точек для «И»?). Я использовал фарси-клавиатуру, таких знаков в ней нет, может, нужна арабская?

Там всё написано по-башкирски. В татарском языке такая орфография арабицы никогда не употреблялась.

ئا -а в начале слова (всем начальным гласным предшествует хамза)

ئو - у в начале слова

ئوُ - ө в начале слова

ئه - ә "в начале слова

ئيـ - и в начале слова

ـــىُ - -ы и -е

وُ - русский звук "в", а также "о"

Все эти буквы есть и в персидской клавиатуре.

Асхат написан как ئاسحات, хотя правильно по-арабски было бы أسعد

Волна под буквой или над буквой заменяет в рукописи (до сих пор) две точки, а вот такой значок, как над буквой ĕ - три точки.