Амальград форум - арабская, персидская, ближневосточная культура

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Азербайджанская поэзия

Сообщений 1 страница 20 из 72

1

Спешите люди, не торопитесь, люди…

Спешите, люди,
Догоняйте радость,
Не торопитесь
За печалью вслед.
Не плакать вам,
А веселиться надо,
Не надо слез,
У вас уже их нет!

Хотя б на время
Позабыть старайтесь,
Что в жизни есть
Несчастье, горе, зло.
Хоть иногда
Из памяти стирайте,
Что вам на них,
Как никому, везло.

Глядите в мир
Из своего оконца
С мечтой большой и чистой,
Как заря,
И помните,
Что мчится вокруг Солнца,
Вращается
Прекрасная Земли.

Спешите, люди, жить,
Не опоздайте
Других людей
Вслед за собой позвать.
Скорее
Руку помощи подайте,
Не торопитесь
Руку убирать.

От добрых рук
И доброго усердья
Еще никто
Не пострадал нигде.
Быть первыми
Старайтесь в милосердье,
Последними –
В любой недоброте.

Минутой каждой,
Люди, дорожите,
Что дело сделать доброе
Успеть.
Спешите, люди, жить,
Спешите жить, спешите…
Не торопитесь, люди,
Умереть.

Джабир Новруз

2

Есть у меня друзья

У меня есть друзья,
Есть друзья у меня!
Не прожить мне ни ночи без них
И ни дня.
Есть для них у меня
Свой, особенный, свет,
Свой, особый, и в слове,
И в сердце – привет.
Среди всех миллионов
Живущих людей
И любимой они,
И родней, и верней,
Я без них погружаюсь
В позорную лень,
Превращаясь
В немой и бесчувственный пень.
Среди них
Становлюсь мудрецов я мудрей,
Среди них
Становлюсь беззаботней детей.
В мою плоть,
В мою душу проникли друзья,
Наши руки
Уже невозможно разнять…
Среди ночи глухой
И в сиянии дня
Есть друзья у меня,
Есть друзья у меня!
Легкой грусти моей
Дуновенье одно
К ним врывается
Штормом тревожным
В окно.
Словно двери,
Они раскрывают сердца
И в беде моей
Будут со мной до конца.

Я под солнцем смеюсь,
Я грущу под лупой –
Они вместе грустят
И смеются со мной,
Словно братья,
Наследство отца разложив,
Они жизнь со мной делят,
Покуда я жив.
Они щит мой падежный
И верный мой меч
Против всех,
Кто себя только хочет беречь.
Они – жизнь моя,
Солнце,
Дыханье,
Стихи.
С ними мне не страшны
Никакие враги.
Они – знамя,
И гнев,
И протест,
И укор
Не имеющим в мире друзей
До сих пор…
Среди всех миллионов
Живущих людей
Они избраны мной
До конца моих дней!

Джабир Новруз

3

Когда в довольстве пребываю

Когда в довольстве пребываю,
пищу я хуже,
Когда о бедах забываю,
пищу я хуже.
Огня все меньше у меня,
душа оглохла.
Когда мне очень хорошо,
пишу я плохо.
Как будто грею сам себя,
себя – и только!
Мельчает жизнь моя тогда,
бежит тихонько.
Приходят слава и успех –
я ждал их долго, -
достаток в мой приходит дом,
стихи – из дома.
А где товарищи, друзья?
Тиха дорога…
Мой дом для них как храм пустой,
где нету бога.
Вот той рабочий кабинет,
побольше прочих,
портреты гениев висят
на стенах прочных,
Вот стол мой письменный блестит,
стоит пузато,
одних стихов здесь только нет –
ушли куда-то.
Хожу по мягкому ковру
по кабинету.
В нем все на месте, все в нем есть –
В нем смысла нету.
В нем даже звук моих шагов
мне слышен глухо…
Не сон ли - прежние мои
порывы духа?
Не сон ли небо и земля,
леса и горы?
Как платно я себя закрыл,
задвинул шторы!
Как не был я уже давно
в своей деревне,
Забыли люди там меня,
цветы, деревья…
Как мог я столько посвятить
забот и мыслей
Благополучью своему,
своей корысти?
Как мог я думать о себе,
себе и только?
Кому-то плохо на земле?
Не жаль нисколько!
Кого-то кто-то обманул?
Какое дело!
Я не хочу, чтоб чья-то боль
меня задела…
Я позабыл свои мечты
и назначенье,
меня давно холодных дум
несет теченье.
Я стал товарищем плохим,
плохим поэтом.
Но почему не говорит
мне друг об этом?!

Джабир Новруз

4

Мой мир

Мой мир…
В нем и земля, и небо
В противоречиях своих,
И звуки музыки волшебной,
Соединяющие их…
Когда – теперь уже не вспомнить –
Она во мгле меня нашла,
Когда она пронзила сон мой
И звуком первым обожгла?!
И налетел незримый ветер,
И зазвенел,
И вдруг – пропал…
И счастье я узнал на свете,
И муку тяжкую узнал.
И я склонился над строкою,
Я, словно раб, к столу прирос…
И во весь рост
Передо мною
Встал жизни всей моей вопрос,
И я немедленно ответил
Всей кровью сердца моего,
Что есть
Поэзия на свете,
А больше нету ничего!
Мой мир
Из океана создан
Печалей, радостей, страстей,
Он озарен сияньем звездным,
Согрет дыханием людей.
Он на отзывчивость рассчитан
Души, овеянной мечтой,
Могуществен и беззащитен
Добром он,
Правдой
Красотой!
В нем – детства чистая основа
И мудрый зрелости итог,
В нем – жизнь, спрессованная в слово,
Судьба – в живом сплетенье строк.
В нем – истин вечные колонны
И схватка жаркая идей…
В нем Время гонит эшелоны
Тяжелогрузных наших дней.
Его дороги – бесконечны,
Не обозреть его высот…

Но мир мой
Не для первых встречных,
В него навек заказан вход
Тому, кто о себе хлопочет,
Других сметая на пути,
Тому, кто в мире этом хочет
Местечко теплое найти…
Нет, не впущу туда любого,
Кто роет вход в него, как крот,
Кто хочет
Вдохновенья слово
Пустить в доходный оборот.
В нем места нет
Дельцам и плутам,

Один в нем действует завет,
Один девиз –
Служенье людам,
Другого не было и нет!
И никаким его оружьем
Не уничтожить и не сжечь,
Лишь от корысти и бездушья
Его бы только уберечь!
Пути-дороги в нем тернисты,
Вся жизнь
Как испытанье в нем…
О, сколько дум моих, как искры,
Мелькнув,
Не вспыхнуло огнем!
Над вздором голову склоня,
Я часто чувствовал со страхом -
Мой мир уходит от меня!
И я спешил за ним вдогонку…
Растратил юности задор…
Уже старею потихоньку…
Но, как ребенок, до сих пор
Я в мире этом
Не умею
Я в нем иначе жить, друзья…
Все потеряю, что имею,
Не потеряю совесть я!
Ее не смыть
«Теченьям» модным,
Претит ей балаганный шум…
«Так я живу», -
сказать я мог бы,
но я скажу:
«Я так пишу!»

Джабир Новруз

5

Происхождение

Не рожден я в богатом и знатном дому,
Не известен отец мой из вас никому.
Я не мог оказаться в уюте ковров
И расти под журчание ласковых слов,
Никаких мне никто не готовил даров…

Я под песню осеннего ветра с дождем
В самой маленькой хижине мира рожден,
И хотя не ждала меня вовсе земля,
Я родился, в тулуп завернули меня,
Уложили подальше от низких дверей
И доверили бабушке старой моей.

Я от тысячи радостей вырос вдали,
Эти радости просто меня не нашли…
Помню, рано вставали корову доить,
Чтоб меня поскорей молоком напоить.
Помню я удивленье свое до сих пор,
Как увидел наш двор в окружении гор,
Как мороз мне копьем своим острым грозит,
Как приходит весна по колено в грязи.

Мне судьба даже зернышка в дар не дала,
Только бич свой безжалостный в руки взяла.
Сколько принял ударов я грубых и злых,
Сколько было разбито мечтаний моих…

Все, что есть у меня, это добыто мной,
От гвоздя до любви незабвенной самой!
Если что-то в моей изменилось судьбе,
Не судьбе я обязан – обязан себе.

Я не рос под высокого имени шум,
Надо мной не склонялся заслуженный ум.
А от встреченных мною недобрых людей
Оставались морщины у мамы моей.

Не жалею несколько о прошлом своем,
Опалившим бедою меня, как огнем.
Все горело в огне, унеслось, как зола,
Только небо осталось, осталось – Земля!

Рассказать ли о предках моих, о родне –
Землеробе, ткаче, рыбаке, чабане?
Если я и обязан кому – это им.
Их мечтам, и делам, и заботам простым.
Вот мой дед! Вот опора моя и оплот!
И роднее мне тот, кто труднее живет.

И всегда, навсегда, до конца моих дней
Я – на их стороне, а они – на моей!

Джабир Новруз

6

Пою тебя, гнездо моих отцов

Пою тебя,
Гнездо моих отцов,
Пою тебя,
Судьбы моей начало.
Здесь, словно песня
Чистых родников,
Мне песня колыбельная звучала…

В тебе мой мир, увиденный впервые,
Теперь я знаю:
Это для меня
Хранили мудрость старики седые,
Собравшись у очажного огня.

Шумят, шумят могучими ветвями
Деревья детства моего – дубы,
И горы стали
Памяти горами,
И склоны стали
Склонами судьбы…

Так впечатлений в мире было много,
Так много было
Сказок и чудес,
Такой была
Таинственной дорогой
Тропинка, убегающая в лес!

Там замирал я
Вместе с соловьями,
Там слушал звуки, шорохи, шаги,
Там зайцы были – первыми друзьями,
Там волки были –
Первые враги…

И кротких тех буренок вспоминаю
Я, как родню, что сердцу дорога.
Мне больше никогда,
Теперь я знаю,
Что такого дома
Мне больше не видать в своей судьбе…

И все-таки
В душе осадок горький,
Что мир утратил изначальный вид,
И только дуб могучий
На пригорке,
Как изваянье вечности, стоит.

… Видением в душе моей истаяв,
Ушел отец.
А я совсем был мал.
И лишь потом я понял, вырастая,
Что край родной
Тогда отцом мне стал.

Стоит пригорок детства моего
И, как земли вершина,
Сердцу снится.
Я вижу, как размашисто с него
Турач взлетает – медленная птица.

«Куда летишь ты? – крикнуть я хочу. –
Чего ты так высматриваешь зорко?»
Мне кажется,
Я вместе с ним лечу,
Чтобы увидеть мир,
Взлетев с пригорка…

Мой край родной,
Прошел я по земле!
Земля краями чудными богата,
Я Злату Прагу
Встретил на земле,
Я видел ночь волшебную
Багдада….

Но ни столиц кричащие огни,
Ни древности заморской лабиринты.
Забыть тебя
Заставить не смогли –
По прежнему
В душе сиял один ты…
Где б ни был я
Как гость
Или как житель,
Нет ничего
Дороже и милей
Тебя,
Травой пропахшая обитель
И колыбельной песне моей!

Джабир Новруз

7

Падает снег

Падает снег на село, на дорогу,
Нет ни начал, ни конца у равнин.
Падает, падает – чистый, здоровый,
Кажется – снег только в мире один.

Он на лице твоем таять не станет,
Если ты хмурый и злой человек.
В руки вожмешь – моментально растает,
Очень стеснительный падает снег.

Как он кружится, порхает над полем!
В каждой снежинке - и свет, и печаль,
Каждая хочет о чем-то напомнить,
Душу старается выманить вдаль…

Вот постепенно мне видится-снится
Старая наша деревня Упа,
Там, интересно, он тоже кружится?!
Возится с ним ребятишек толпа?
Ходят ли полю черные галки,
Крик поднимая на белом снегу?
Все ль занесло там тропинки и балки,
Ходить ли кто-нибудь там к роднику?

В памяти – односельчан вереница,
Юношей лица … седых стариков…
Чистый снег надо всеми кружится,
Всех осенит серебристый покров.

Как он давно уже падает, рея,
Вот на лицо мне садится опять.
Я не пойму, отчего это время
Вдруг повернуло стремительно вспять?

Отсвет багровый на снег наплывает,
Грозные дни набирают разбег,
В мире и в доме война завывает,
Тихо на свете падает снег.

Помню вокзал. Ледяные теплушки…
Время торопит безжалостно всех,
Бабушка плачет, как плачут старушки.
Тихо на свете падает снег.

Вот и любимая, вижу поодаль,
Снова безмолвно прощаемся с ней.
Вот паровоз уже черный нам подан,
Тихо на свете падает снег.

Вот и гудок закричал надо мною,
Голос разлуки в этом гудке.
Вот мне любимая машет рукою,
Тает снежинкой она вдалеке.

День возвращения длился как вечность.
Помню, в деревне сияла весна.
Думал, что первой любимую встречу,
Только не вышла навстречу она.

Словно из полыми в пламя попал я,
Долго ходил я, бродил сам не свой.
Словно с растаявшим снегом пропала,
Словно похищена синей весной.

Хоть и ушла и пропала навеки,
В стольких утрах ее голос живет!
Память о ней, как звезда на рассвете,
Сердце мое обжигает как лед.

Тяжкие думы меня истомили,
Снег же летит надо мной, невесом…
Как он давно уже падает в мире,
Все позабыв, не грустя ни о ком.

Джабир Новруз

8

Как только

Как только устал я,
Писать перестал,
Как только в душе вдохновенье иссякло,
Я сразу обычным,
Обыденным стал, -
Как все, засыпал,
Просыпался, как всякий…
И мир
Стал привычным опять для меня,
Увидел обычными
Землю и небо,
И не было чуда
В сиянии дня,
И ночь перестала казаться волшебной.
Со мной говорить перестала звезда,
Леса замолчали,
И горы,
И воды…
А жизнь продолжала свой бег, как всегда,
Кричали составы,
Гудели заводы.
Но тишь
Окружала мой письменной стол…
Как вор,
Я по улице крадучись шел.
Но кто-то меня неизбежно встречал:
- Не слышно вас что-то?!
- Пишу… -
Отвечал.
- Пишу, -
Говорил я,
Спокойный наружно,
Хоть был
Провалиться сквозь землю готов…
И жил я,
И думал, что жить мне не нужно, -
Преступной
Казалась мне жизнь без стихов!
Знакомым
Старался в глаза не смотреть я,
Стыдился,
Когда подавали мне хлеб…
Себе я казался
Калекой на свете,
Как будто оглох я,
Как будто ослеп!
Ходил я притихший,
Держался молчком,
Подолгу лежал на диване ничком.
Казалось,
Хирею я день ото дня,
И силы и жизнь
Покидают меня…
Казалось,
Из всех миллионов живущих
Я самый ничтожный,
Ненужный, как прах…
Казалось,
Чужой средь полей я цветущих,
Казалось,
Что я посторонний в горах…
Казалось,
Что кто-то рукою незримой
Сейчас меня грубо за ворот возьмет,
Чтоб я не позорил
Ни род свой, ни имя,
К ответу,
К расплате меня призовет!
И грянет гроза над моей головою,
Предъявят мне грозный
И праведный счет…
И смоет мой след в этом мире
Волною,
И ветром
Перо мое прочь унесет!
И душу мою
Охватило волненье,
Как будто
Стихия ее обняла,
Я сам не заметил,
В какое мгновенье
Она встрепенулась,
Зажглась,
Ожила,
Когда закипели в ней
Мысли и страсти…
И ожили в мире
Все звуки и краски!

Джабир Новруз

9

Поверить я не в силах

Не просто дни –
Мое уходит время…
Уж близок свет
Закатного огня…
Но я живу
И не могу поверить
В то, что не станет
На земле меня.
В небытие
Поверить я не в силах,
В безликое,
Безмолвное ничто…
Хоть стольких
Провожал я до могилы,
Под тяжесть гроба
Подставлял плечо.
Не раз, не раз по траурной дороге
Я шел,
И нет, казалось, ей конца…
За век недолгий
Схоронил я многих,
Сестру похоронил я
И отца…
Друзей,
Каких нигде уже сыщешь…
О, сколько жизней кануло во мрак!
Но всякий раз,
Взирая на кладбище,
Печаль одну я чувствую,
Не страх,
Хоть знаю я,
Как все мы в мире знаем,
Что час пробьет –
На мертвом берегу
Я окажусь…
Но это лишь – сознанье,
Душой поверить в это
Не могу.
Нет, смерть свою
Я не могу представить…
Как будто голос тайный
Шепчет мне:
«Хоть смертный час твой
На земле настанет,
Но ты найдешь спасенье на земле!
Нет, не врачи, потомки Гиппократа,
И не Логманы милостью святой –
Все, чем ты жил,
Все, что любил когда-то,
Тебя живою окропит водой!
Тебя окружат дети
И дыханьем
Любви своей и нежности своей,
И просто – «папа, папа» –
Лепетаньем
Спасут тебя от гибели твоей.
Тебя друзья обступят
Среди ночи,
«Ну, как ты?» –
спросят, как всегда, любя.
И вспыхнут твои гаснущие очи,
Лишь за руки они возьмут тебя…»
Мне кажется,
Когда придет за мной,
Когда подступит к моему порогу
Смерть
Со своей безжалостной косой,
Стихи мои
Ей преградят дорогу!
Не раз вступать в непримиримый бой
Им приходилось
С мертвечиной разной,
Они сразятся, жертвую собой,
И с этою старухою безглазой!
Мне кажется,
Когда придет ко мне
По самой тихой
Ледяной дороге
Смерть, словно призрак,
Весь мой край родной
Поднимается,
Как будто по тревоге!
Мои ветра
Нарушат тишину,
Мои цветы
Взбунтуются, пылая,
Мои орлы
Взовьются в вышину
И зашумят могучими крылами.
И встанут,
Поднимая жизни флаг,
Мои леса зеленые и скалы,
И свет вершин
Разгонит смерти мрак,
И ветры сдуют
Смерти покрывало…
Мне кажется,
Логман Логманов мой –
Азербайджан, душа моя и сила –
Меня окликнет он меня,
Как сына!

Джабир Новруз

10

Ностальгия

В краю чужом
я был по доброй воле.
Меня врасплох
застало
одиночество…
На смех друзей –
смеялся поневоле.
Смеялся,
как смеется
одиночество.
Там женщина,
неся поднос
красиво,
На хлеб мне подавала –
одиночество.
Там мальчика,
похожего на сына,
Увидел я
глазами одиночества.
Старушка там
сказала мне: “Сынок!” –
Но в голосе
звучало
одиночество,
Там город многолюдный –
Одинок,
Я чувствовал спиною
одиночество!
Я был в горах,
бродил среди равнин,
В горах
и на равнинах –
одиночество.
Земля – одна.
И небосвод – один.
Меж небом
и землею –
одиночество.
Неправда,
что и камень
может греть,
Там камень –
это камень одиночества.
Оно витало надо мной,
как смерть, -
И лишь во сне
я уходил
от одиночества.

Джабир Новруз

11

Гимн правде

В наш век,
когда оружие распада
существованью нашему грозит,
Есть у людей
одна защита –
Правда,
О силе Правды
стих мой говорит…
Я видел:
слабый
делается сильным,
Лишь Правда
зазвучит в его словах,
Любой урод
Становится красивым,
Когда она
горит в его глазах.
Нести ее
Бывает очень трудно,
Но с ней
Любые беды не страшны.
Ребенка
Правда
Представляет мудрым,
Неправда
Старца делает смешным.
Но даже в ней
отыскивает время
Лазейки
для пройдохи и лжеца…
Я преклоняюсь
только перед теми,
Кто Правду
говорит мне до конца.
Она не терпит
помпы и парада,
И ей претит
высокопарный раж,
Она тогда лишь
остается Правдой,
Когда проста,
как хлеб насущный наш.

Известно нам,
и знали наши предки:
«Правдивым быть на свете –
не халва!»
За Правду –
по спине гуляли плети,
За Правду –
С плеч катилась голова.
Нож в спину,
в грудь свинец – за правду.
Клейми ее железом и огнем!
Был Галилей
святошами затравлен,
Содрали кожу с Насими
живьем…
Но ни в песках горючих,
ни в Сибири
Не удалось
ее рассеять свет,
Душили Правду,
вешали,
рубили,
Но Правда
смертью попирала смерть!

Джабир Новруз

12

Гимн цельности

В наш век,
когда сознанием людей
И миром правит
расщепленный атом,
Я цельность воспеваю,
только ей
Хочу служить
Строкой своей крылатой,
Хочу, чтоб не исчезла в мире
цельность,
Чтоб в редкую
не превратилась ценность,
Хочу, чтобы встречалась она
Чаще
Везде,
во всем,
на службе и в дому,
В простейшем чувстве,
в страсти величайшей
И в преданности
Делу своему!
Чтоб искренность
Не смешивалась с фальшью,
И к правде
не подмешивали ложь!
А тем, кто нашим
хочет быть
и вашим,
Я никогда
не верил ни на грош.
Не верю я мужчинам,
что на свете
Живут
кокеткам записным под стать:
И тем
дарят улыбочки
и этим,
Руки не могут
по-мужски подать.
Не верю тем,
кто держит нос по ветру,
С душой,
готовой на любой излом,
Я никогда не верил,
не поверю,
Что можно жить
между добром и злом…
Не верю тем,
кто с кем попало
любит.
Делить хлеб-соль,
и дружбу,
и мечту,
Не верю тем,
Кто, как вертлявый
флюгер,
Глядит
то в эту сторону,
то в ту…
Кто, как актер,
всю жизнь меняет лица
И на любой
всегда подходит вкус,
Тот для меня
наипервейший трус –
Самим собой
остаться он боится.
Одно лицо
у моего отца
Всегда я видел…
В жизни повседневной
Он разным был –
Спокойным,
Добрым,
Гневным,
Но был – собой,
он не менял лица.
Он был собой
На празднике,
в труде.
Его не изменяли
и седины.
Он в дружбе был собой
и во вражде,
Он цельным был,
он был одним,
единым!
Он говорил: «Сынок, беда
От половинчатого труда,
От половинчатых дел и слов,
От половинчатых страстей,
От половинчатых врагов,
От половинчатых друзей…!

Джабир Новруз

13

Гимн естественности

Я, может быть,
от века отстаю,
Я, может быть,
за ним не поспеваю –
В век роботов
естественность пою,
В век ЭВМ
Природу воспеваю…

Я говорю,
что Человек лишь тот,
Кто и в словах естествен,
и в улыбке, -
Пускай своих ошибок не сочтет –
Естественность
на нет сведет ошибки.

Я говорю:
естествен человек –
Душою, значит, чист он
и делами,
Он не солжет
и не предаст вовек,
А что, если
он предан будет вами?
Хоть может быть
и грубым иногда –
Бесхитростен и прям он,
как природа,
естествен он,
как радость и беда,
Естествен, как мечта
и как работа.
Пусть он проникнет
в сущность лепестка,
Пускай постигнет
тайну мирозданья,
Грядущее прозреет
на века,
Пускай
изменит мир до основанья,
Пускай героем станет,
как Бабек,
Любою знаменитостью
на свете –
Естественным
быть должен человек,
Естественным
с рожденья и до смерти.
Естественным
до крайней быть черты,
До самого последнего дыханья,
Естественным
от первой той мечты
До самого последнего желанья.
В век НТР,
когда мы каждый час
Техническими бредим чудесами,
Хочу воспеть
естественность
стихами,
К естественности
призываю вас!
Ведь на земле
и в поднебесной выси
Жизнь развивалась всюду
и во всем
Ученого
естественною мыслью,
Поэта
вдохновенным естеством.
Ей не нужны
ни жесты и ни позы,
Ни важности
чиновные черты,
Живые ей нужны
и смех, и слезы,
Естественные
чувства и мечты.
Вас берегут,
вас окружают,
люди,
Естественные рощи
и поля,
Взываю к вам:
Естественными будьте,
Пока еще
Естественна земля!

Джабир Новруз

14

Воздух горный, вода ключевая

Как естественны слов сочетанья:
Воздух горный…
Вода ключевая…
Между нами легли расстоянья,
Воздух горный, вода ключевая.

Разлучили нас дали и годы,
Жизнь меня закружила иная…
На коне я!
А вы – пешеходы,
Воздух горный, вода ключевая…

Брал у вас я созвучья и строки,
Свои песни слагать начиная,
И в крови моей – ваши истоки,
Воздух горный, вода ключевая.

…Зазвенели колеса стальные,
Унесла меня жизнь кочевая
В мир,
где воздух и воды иные:
Воздух горный, вода ключевая.

Где ты, удаль
и крик в поднебесье,
Сон глубокий под древней чинарой?!
Моя самая чистая песня –
Воздух горный, вода ключевая…

Там – могилы родные,
здесь - дети…
Город здесь,
там – простор величавый …
Две судьбы, две дороги на свете…
Воздух горный, вода ключевая.

Джабир Новруз

15

Море и люди

В море люди истинно прекрасны,
Все одной стихией сплочены,
В море меж людьми совсем не властны
Слава, положение, чины.
Как доспехи, поснимав одежды,
По глазам друг друга узнают.
В радостях своих, в своих надеждах
Обнаженной миру предстают.
И уходят в пенное кипенье,
И выходят –
морем рождены!
Словно очищаются в купели
Ласковой сияющей волны.
Знать ли знает море голубое
Дел ничьих,
Ничьих забот и бед,
В мире только – музыка прибоя,
В мире только – беспредельный свет.
Все подвластно цвету сквозит…
Все отрадой светлою сквозит…
Никакой на свете нету бомбы,
Никакая гибель не грозит.
Млеет небо…
Мир парит, как птица,
На крыла бескрайней чистоты…
Море светом озаряет лица
И вздымает волны, как мечты.
И такие пробуждает силы,
Так меняет
Каждый взгляд и лик –
Некрасивый кажется красивым,
Молодым становится старик!
Женщины – прекрасной, чем наяды,
Их волна морская родила!
Что им драгоценности, наряды –
Море украшает их тела.
Брызги моря на плечах и стане –
Нету в мире чище красоты,
Страх и трепет берегам оставив,
Входят в море, девственно чисты…
Не вспугнут здесь
Ни людей, ни рыбок
Никакие окрик
И приказ,
В море – полновластие улыбок,
Сердца полномочия и глаз.
В море меж людьми совсем не властны
Званья, положения, чины…
В море люди истинно прекрасны –
Общею стихией сплочены.

Я добром побеждаю зло.
Может, это не всем понятно,
Но тому, кто мне сделал зло,
Я добром воздаю стократно.
Воздаю, чтоб увидел добро,
Чтоб душа его стала зрячей,
Чтоб всю душу его, все нутро
Обожгло оно пламени жарче…
Ослепленный добра лучом,
Приседает злодей, как заяц,
Он во мраке живет ночном –
Что со светом делать,
не знает!
Доброта моя вовсе не та,
Что мягка и легка, как вата.
В ней – души моей прямота,
Честь ее и ее отвага.
Может, думаете, она –
Мягкотелость, прекраснодушье?
Доброта моя
обнажена,
как сверкающее оружье!
В ней – заветы моих отцов,
Живших в пору вражды и кинжала.
Ведь на свете в конце концов.
Доброта всегда побеждала.
Родовито мое добро
И проверено в мире
веками.
Всем открыто мое добро,
Откровенно даже с врагами.
Так шуми, ураган добра,
Все сильнее на белом свете,
Выжигая в душах дотла,
Побеждая зло на планете!

Джабир Новруз

16

Цените при жизни людей

Цените при жизни людей,
При жизни спешите с наградой,
А не за могильной оградой.
Цените при жизни людей.
При жизни цените поэта,
Не ждите конца его дней –
Печальна традиция эта …
Не очень надейтесь на то,
Что славить
Не поздно на свете –
Еще из могилы
Никто
Посмертной хвале
не ответил…
Живым говорите в лицо,
Какой они славы достойны,
Бичуйте
живых подлецов –
Ругать не пристало покойных.
Что значит он в мире,
любой
пусть знает и помнит до гроба –
Скорее
скончается злой,
подольше останется добрый!
Как только умрет человек,
Хвалить начинаем безмерно,
Таким он вдруг станет –
вовек
И думать не думал,
наверно.
Что значит
для мертвых очей
Процессия наша с цветами?
Не надо
Хвалебных речей –
Могила просторней не станет…

Все пышные смерти обряды
Ненужными кажутся мне.
Посмертные эти награды
Ненужными кажутся мне.
Не вижу я в почестях толку,
Когда на земле меня нет,
За солнечный лучик –
с иголку!
Отдам я любой монумент…
Надгробные почести – к черту!
Я в смерти
Не стану видней!
Цените живых ,
а не мертвых,
При жизни
цените людей!

Джабир Новруз

17

Пока живу

Пока живу,
Покуда полон сил,
Ни дел,
Ни слов
Я не ищу полегче,
И не было
И нет противоречий
Меж тем, что делал я и говорил.
Все, чем сейчас душа моя полна,
Легко прочесть в моем открытом взгляде,
Одна лишь совесть на земле права,
Я присягаю в мире
Только Правде!
Я был и буду верен только ей,
Как Родине,
Как матери своей…

На взглядов не менял я, ни друзей,
Не гнался я за славою летучей
И на подмостках шумных площадей
Из-за нее не бился, как в падучей.
Я не люблю эстрадной трескотни,
Где не душа,
А жест и поза реют,
Крикливой моды преходящи дни –
Все на свои места расставит время…
Мой свет – Добро,
Я не дарил его,
Не раздавал как долг
Или как взятку,
Я нес его
Как жизни естество,
Со мною мир связующее свято.
Я сам душою богател,
Когда
Кому-то делом помогал и словом…
Пока живу,
Добро со мной всегда,
Как бытия и творчества основа…
Как много слышал, видел я и знал
Стихов, одежд и рассуждений модных!
Горжусь, что в липкий плен их не попал,
Не оторвался
От основ народных.
Меня певцов беснующихся рать,
Не оглушил микрофонным гамом,
Я, приходя на праздники,
Сыграть
«Сары-гелин» просил,
Просил мугамы.
Я им внимал всегда,
Закрыв глаза,
Казалось мне – поет сама природа
И наполняют душу голоса
Моей земли
И моего народа…
Азербайджан! Поэзия! Душа! –
Вот что моими сделались богами,
Пускай другие,
Славою дыша,
Живут себе –
Что общего меж нами?!
Хочу, чтоб слово каждое мое
Дышало почвой и судьбой Отчизны…
Пускай оно,
Как чаша до краев,
Не вымыслом наполнится,
А жизнью…

Джабир Новруз

18

Трудно - легко

Не утруждая сердца и ума,
Что стоит
жизнь прожить на этом свете?
Легко, наверно,
если голова
Совсем пуста
и в ней гуляет ветер…
Наесться плова и вкусить винца
И замурлыкать песенку –
что стоит?
И тыркаться повсюду, как овца,
Нетрудное занятие,
пустое,
Легко прожить, дары земли вкушая,
И ничего не делать, всем мешая…
В своем дому в постель залечь –
легко,
ночь провести на перевале –
трудно.
Чужое горе пожалеть –
легко,
Перебороть свои печали –
трудно.
Легко,
«мое» усвоив, а не «наше»,
Жить для себя,
но пить из общей чаши.
Легко
«чужое место» занимать,
Свое
найти на свете место –
трудно.
Легко
себе лишь на земле внимать,
быть на земле со всеми вместе –
трудно.
Легко
себя навьючить, как осла,
Всем,
что тебе единственному нужно.
Легко,
не зная ни добра, ни зла,
Прожить
на мир взирая равнодушно…
Всю жизнь свою во лжи прожить –
легко,
правдиво жить на свете белом –
трудно.
Заставить труса отступить –
легко,
Одним путем идти со смелым –
трудно.
На форуме
молчальнику – легко,
Со всеми быть в согласии – легко.
Поддакивать начальнику – легко.
На цыпочках стоять пред ним – легко.
Таким путем уходят далеко,
Теряя суть и облик свой легко…
Легко
себя, жену свою, детей
Одеть сегодня
по последней моде,
Легко
прожить до окончанья дней,
Народу быть необходимым –
трудно.
Легко
«народ» и «родина» твердить
Тому, кто занят лишь своей особой,
Кто вдалеке от Родины прожить
В любой среде
и климате способен…
Легко твердить: «душа…»,
«от всей души»…,
Но нелегко
иметь живую душу.
Легко
болтать о мужестве
в тиши,
Но трудно
быть мужчиной в злую стужу.
Над днем текущим властвовать –
легко,
Над временем
и над судьбою –
трудно.
Поэта званьем хвастаться –
легко,
Но быть
действительно Поэтом –
трудно.

Эй, журавли,
Вы жители природы,
Вы неба обитатели и гор,
Хотя и бессловесной вы породы,
Я с вами начинаю разговор…
Я к поднебесью взоры обращаю –
Летят скитальцы неба, журавли…
Меня с собой возьмите!
Обещаю,
Что не покину вас в чужой дали.
Не раз на вас нацеливалось дуло,
Вы кровь роняли на пески долин,
Губили вас бездушно и бездумно…
Хочу пополнить ваш печальный клин!
Как я хотел бы заключить в объятья
Вас, милые рябые турачи…
О соловьи! Как бы хотел узнать я,
О чем, о чем поете вы в ночи?!
Возьми меня в ученики навечно,
Прими в свою обитель, соловей.
И сладостному выучи наречью
И соловьиной азбуке своей!
Пускай мне душу песни ваши птичьи
Баюкают и летом и зимой –
Хочу ваш мир таинственный постичь я
И приходит к вам, как к себе домой…
И вы не прячьтесь, волки и лисицы,
Откройте мне в жилища ваши путь,
Хочу в глаза вглядеться,
в ваши лица!
Хочу не облик ваш узнать,
а суть.
… Была сестра,
как лебедь,
у меня…
О лебеди,
сестер мне замените!
Отца и брата отняла война…
Орлы,
отца и брата замените!
Хочу я птице другом быть и зверю.
Чтоб не дрожал
Звереныш и птенец,
Хочу вражде меж нами,
Недоверью
Навечно положить конец.
Хотел бы я умножить ваши стаи,
Всех приголубить вас и приласкать,
Хотел был я, чтоб мы на свете стали
Издалека друг друга узнавать…

Я – человек… Всесильно наше племя!
Но всем нам стоит чаще вспомнить –
Есть в мире
очарованность оленя,
величественно-трепетная стать.
Наш ум
в пространствах мировых витает,
но как порой
мечте души моей
Орлиного простора н хватает,
Недостает приволья турачей,
Самозабвенья песни соловьиной
Голубизны дороги журавлиной…

Джабир Новруз

19

Мечта

Есть у меня мечта….
Другой мечты
В душе уже, наверно, не осталось…
Хочу,
чтоб ни одной твоей черты
Безжалостная старость не касалась.
Хочу сказать ей, как настанут дни:
«Иди своею немощной дорогой!
В объятия холодные свои
Бери меня,
Любимую – не трогай!»
О тучи надвигающейся мглы,
Не омрачайте глаз,
пройдите мимо.
О снег
седой нетающей зимы,
Не оседай на волосы любимой!

Пускай в глазах твоих
всегда живет
Весна любви,
не зная увяданья,
пускай из них
вовеки не уйдет.
Воспоминанье первого свиданья.
Пусть в памяти останутся твоей
Те первые слова…
И те билеты
В кино…
Пусть не смолкают в ней
Для нас двоих звучавшие
Рассветы…
Есть у меня мечта…
Другой мечты.
В душе моей, наверно, не осталось…
Хочу, чтоб ни одной твоей черты
Безжалостная старость не касалась.

Джабир Новруз

20

Чего не хватает

Без сочувствия жить невозможно
Ни минуты, ни часа, ни дня…
Чуть взгрустну про себя, ты тревожно:
«Что с тобой?» - вопрошаешь меня.
«Дом построен. Сыны подрастают.
Стол достойно к обеду накрыт.
Так чего же тебе не хватает?..» –
Твой расстроенный взгляд говорит.
Ах, родная! Могу ль, не волнуясь,
Отвечать на сочувствие я?
Не хватает мне сказки, что в юность
Возвратила тебя и меня.
На путях, по которым охота
Бравым парнем пройтись и теперь,
Не хватает мне точного счета
Для находок моих и потерь.
Не о хлебе насущном тоскую,
Но в борении сил мировых
Я насущного слова взыскную
Пуще хлеба и соли моих…
Разве может быть дух бестревожен?
Разве поиска дух оскудел?
Разве может быть кем-то положен
Беспокойству людскому предел?
Миллиарды людей на планете.
Но бывает, грустишь оттого,
Что хорошего друга на свете
Не хватает. Всего одного.
Тайны многие выяснить мне бы
Ради целей, сокрытых во мгле,
Космонавт устремляется в небо,
Объектив направляя к земле.
В разных странах решимость крепчает,
Как звучание общей струны:
Род людской образумиться чает,
Чтобы не было в мире войны…
Не кручинься, родная! Покуда
Исполнения чаяний ждем,
На земле совершается чудо;
Мы надеемся, значит, живем.

Джабир Новруз