Амальград форум - арабская, персидская, ближневосточная культура

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Еврейская поэзия

Сообщений 61 страница 80 из 98

61

НЕБЛАГОДАРНОМУ ДРУГУ

Тебя я в гости пригласил,
Подал на стол, что мог:
Ты от врагов мне был щитом,
Ты был, как вал, высок,
Ты был как тень в жару, как печь,
Когда мороз жесток.
А ты, мой друг, в ответ послал
Мне сыра лишь кусок.
Что мне твой сыр, когда я весь
От жажды пересох!

*  *  *

К любимой мчусь быстрей оленя,
Когда желанием объят.
Вхожу - а там уже сидят
Ее отец, и мать, и брат.
И я бегу от них, как будто
Своей возлюбленной не рад,
Скорбя по ней, как мать по сыну,
Чья смерть ей горше всех утрат.

Ицхак Ибн-Калфун (? - 1022?)
Перевод В.Лазариса

62

ЧТО ЧЕЛОВЕК, ГОСПОДЬ?

Что человек, Господь,
Если не кровь и плоть?
Его блужданий дни
Мелькнут, как тень, они.
Он - праха лишь щепоть.

Что человек, Господь?
Холодный и прогнивший труп,
Обманщик, что ужасно глуп.
Противный, словно скисший суп.
Лишь брань с его слетает губ,
А на хвалу Тебе он скуп.
Твой гнев не выдержать ему б:
Он - праха лишь щепоть.

Что человек, Господь?
Во лжи и мерзости погряз,
В нем все - одна корысть и грязь,
Коль суд вершил бы Ты сейчас,
Как пыль, его Ты смел бы с глаз
Долой, когда бы подал глас.
Но пожалей на этот раз:
Он - праха лишь щепоть.

Что человек, Господь?
Зачат в грехе, забыл он стыд,
Насильем пьян и злобой сыт,
Как зверь свиреп, как змей хитрит,
Он пред Тобой не устоит,
Тобою в пух и прах разбит,
И о прощении молит:
Он - праха лишь щепоть.

Что человек, Господь?
Он все готов предать, продать.
Коль по грехам ему воздать,
Ему костей бы не собрать.
Едва из праха смог он встать,
Как прахом станет он опять,
Так не спеши его карать:
Он - праха лишь щепоть.

Что человек, Господь?
Обрубок дерева гнилой.
Он плачет в темноте ночной,
А будь наказан он Тобой,
Умрет раздавленной змеей,
Растает свечкой восковой.
Смени на милость гнев Ты свой:
Он - праха лишь щепоть.

Что человек, Господь?
Как лист упавший, одинок,
Презревший каждый свой зарок,
Чтоб заманить других в силок.
Когда его настанет срок,
Как дым, его развеет Рок,
Какой Тебе в нем, Боже, прок?
Он - праха лишь щепоть.

Что человек, Господь?

Шломо Ибн-Гвироль (Габироль) (1021?- 1050?)
Перевод В.Лазариса

63

МАСТЕР НА ВСЕ РУКИ

Я знаю все, умею все на свете,
Я множество ремесел изучил,
Я был ткачом, писцом, ножи точил,
И знаю, как плетут рыбачьи сети.

Я в юности быть конником мечтал,
Чтоб мне девиц досталось обожанье,
Чтоб в шлеме на коне я поскакал,
И страх на всех нагнало его ржанье.
Я мысленно кольчугой грохотал,
В солдатском деле мнил свое призванье,
Но лишь стрелы, попавшей в цель, дрожанье
Увидел, сразу понял я с тех пор,
Как чудна жизнь, как страшен смерти взор.
И я мечты забросил сразу эти.

Потом еще вином я торговал,
Такой потехи я не знал ни разу:
Покуда смотрит пьяница в бокал,
В его карман косит торговец глазом.
Но скоро от торговли я устал,
И стал лечить от порчи и от сглазу,
И вздор молол, чтоб стать богатым сразу,
А, навещая на дому больных,
Пощупать дев в местах сокрытых их,
Жалея о врачебном этикете.

Я знаю, как подсушивать зерно,
Как мясо жарить в печке осторожно,
Как виноград давить, чтоб из него
Вино хмельное сделать было можно.
Я проповедь могу произнести,
И речь в суде, не скромничаю ложно.
Дым без огня? И это мне не сложно.
Я обмануть могу любого вмиг.
Египетская мудрость - мой родник,
Колдун я, маг. Меня боятся дети.

Алхимией увлекся я всерьез
И в формулах таинственных копался.
Я молнии ловил во время гроз.
Я истину искал и оступался.
Явись мне больше тайн и меньше грез -
Я в золоте давно б уже купался.
Потом пекарным делом я занялся.
Варил я мыло и разбогател,
Намыливая в бане сотни тел.
Я дом купил и ездить стал в карете.

Я Запад весь обьехал до конца
И до конца Восток объехал тоже,
Разыскивал я всюду храбреца,
Что мудростью со мной сравниться может,
А находил лентяя и глупца.
Никто меня не понимал, похоже.
До Турции добрался я. И что же?
Тут, наконец-то, с глаз сошел туман
И понял я, что в мире все - обман.
Но ведь за этот мир я не в ответе!

Ицхак Альхадиб (? - 1429?)
Перевод В.Лазариса

64

МИР ВВЕРХ НОГАМИ

Смотри, как кони в небо улетают,
А корабли базар переплывают,
Как нитка рассечет железный прут,
И как вода кострищем запылает.
Сбежали леопарды от ягнят,
И лисы львов затравленных облают.
Но то, что перевернут этот мир,
Пускай тебя уже не удивляет.
Поверь всему, когда увидишь ты,
Что человек с собою вытворяет.
День ото дня все возрастает гнет,
А мудрость, трупом, в землю зарывают,
Ее невежды всякие пинают,
Ученых книг сегодня не читают,
И те, кто дочерей ведут к венцу,
Не ум, а деньги жениха считают.

Портной, шагнув вперед с иглой в руке,
Себя убийцей грозным почитает,
А ткани людям он предпочитает,
И нитки слаще меда он считает.
А вот чеканщик. Борода его
От искр в тигле часто обгорает,
Глаза все время дымом разъедает,
И все ж его молва так воспевает
За золото его и серебро,
Которыми он сам не обладает!
А ткач уверен, что его станок
Есть лира, на которой он играет.
Сапожника целуют девы в рот,
А он зубами дратву раздирает.
И скряга, от богатства обнаглев,
Себя едва ль не богом выставляет.

Давай уйдем с тобой, мой друг, в сады,
Где лилии и розы расцветают.
В луга уйдем, в поля, в леса, к реке,
Туда, где птицы дивные летают.
И посидим у медленной воды,
Где тихий плеск усладу навевает.
Минуют нас капризы все Судьбы,
Что нами больше не повелевает.
Давай пригубим мудрости вино,
Которое нам сердце наливает,
И подождем, пока исправит Рок
Все то, что он так долго разрушает,
От великана отделит сверчка
И злато от свинца поотделяет.

Поближе сядь, мой друг, и помолчим,
И вся печаль, как облако, расстает.
Не бойся злых и грязных языков,
Что в нашу дружбу стрелы направляют.
Ты рядом ли, далек ли от меня,
Но наш союз измены не узнает,
А если в ней меня ты уличишь,
Увидишь ты, как кони улетают.

Шломо Бонафед (? - 1447?)
Перевод В.Лазариса

65

НОЧЬ (БАЛЛАДА)

Ночью, ночью ветер крепчает,
ночью буря деревья качает,
ночью в небе звезда блестит.
Спи, засыпай и свечу погаси,
спи, усни и свечу погаси.
Ночь, ночь, темная ночь.
Спи, засыпай и свечу погаси.

Ночью, ночью скорее усни,
ночью, ночью глаза ты сомкни,
лишь три всадника ночью не спят,
рыцари эти к тебе спешат.
Спи, усни, к тебе спешат.
Ночь, ночь, темная ночь.
Рыцари эти к тебе спешат.

Ночью один от клинка не уйдет,
пуля шальная второго найдет,
ну а третий в темную ночь
коня повернул и скачет прочь,
забыл тебя он и скачет прочь.
Ночь, ночь, темная ночь.
Тебя позабыл он и скачет прочь.

Ночью, ночью ветер крепчает,
ночью буря деревья качает,
ты всё ждешь, но кругом темнота.
Спи, засыпай, ведь дорога пуста,
спи, усни, ведь дорога пуста.
Ночь, ночь, темная ночь.
Спи, засыпай, ведь дорога пуста.

Натан Альтерман (1910-1970)
Перевод Ю.Могилевер

66

БУЛЬВАР ПОД ДОЖДЕМ

Очерчен дождя серебрящейся строчкой,
мой город причесан, умыт и смущен.
Иду я гулять со смеющейся дочкой
и вижу, что мир будто снова рожден.
Витрина в холодном раздумье застыла -
рубеж, за который никто не шагнет,
и шум городской застывает уныло
на этом пороге, прозрачном, как лед.
Металл, что в печи как вода закипает,
кузнец наших дней, раб или божество?
Вот камень, который не плачет, родная,
не видел никто еще слезы его.
Как створки ворот, переулки пред нами,
идем, отраженные в окнах слегка,
и кажется, ночь - как река между днями,
огни городов на ее берегах.
Нам, может, покажет бульвар ненароком
последний свой дом у черты городской,
там небо синеет вдали одиноко
и мальчик играет мячом сам с собой.
Очерчен дождя серебрящейся строчкой,
шуми же, бульвар, голоси, зеленей!
Господь, посмотри: со смеющейся дочкой
по улице главной проходим твоей!

Натан Альтерман (1910-1970)
Перевод Ю.Могилевер

67

Иехуда Алхаризи (1170 – 1235). Поэт, писатель, переводчик, ученый.
Родился в Толедо. Много путешествовал и знал несколько языков.
Иехуда Алхаризи автор поэтического сборника «Сефер хаанак»
(«Книга ожерелья»), состоящего из 257 коротких стихотворений.

***

Все новое очень приятно и мило.
Когда же стареет то взору претит.
Вино же, чем больше оно постарело,
Тем больше оно нас с тобой веселит

Виночерпию

Дай мне в руки чашу, друг,
И не будь глупцом,
Ночь ушла забрезжил день
С заспанным лицом.

Солнце, чашею в руке,
Источает пыл,
Будто льет вино Восток,
Чтобы Запад пил.

Неизвестный поэт
Перевод Вл. Лазариса; название стихотворения принадлежит переводчику.
Вл. Лазарис. Между войнами. Тель-Авив. 2001г.

68

Шаломо Ибн Габриоль (11021 или 1022 – 1052 или 1055гг.)

Шаломо бен Иехуда Ибн Габриоль.
Его арабское имя Абу Аюб Сулейман Яхья ибн Джебироль.
Под латинским именем он известен, как Авицеброн, Авицеброль.
(арконим РаШБаГ). Поэт и философ. Родился в Малаге, получил
образование в Сарагосе, где прожил большую часть жизни.
В одном из стихотворений Шаломо Ибн Габриоль назвал себя
автором 20 книг и 500 стихотворений, из которых до нашего
времени дошли следующие: часть дидактической поэмы «Анак»
(«Ожерелье»), состоявшей из 400 строф, произведение «Азхорот»;
литургические произведения, вошедшие в круг субботних молитв
и молитв Иом Киппура (Дня Искупления). Последнее под названием
«Кетер Малхут» («Царский Венец») – большое и глубокое философское
сочинение, поражающее не только содержанием, великолепным языком,
но и совершенной метрической формой.

Тема вина в средневековой еврейской поэзии. Зайчик Ц.

***

Вино иссякло. Бедствие какое!
Глаза полны слезами… И водою.

Хоть был силен семидесяти жар,
Но девяносто залили пожар.

Поникли песни грустной головою,
Рты песнопевцев булькают водою.

От рук Моисея расступилось море
И высох Нил с своей судьбой не споря.

Зато у нас с Моисеем, вот беда,
Куда ни глянь – вода, вода, вода!

Я скоро мокрою лягушкой стану
И квакать как начну - не перестану.

И буду петь, не ведая стыда,
Ква-ква, вода, ква-ква, вода, вода!

Пройдут года и точно Рахавиты,
Я буду на вино взирать сердито

И говорить: «О дети и жена,
Тащите воду, воду и… вина!»

примечание:
Под  «семьюдесятью» и «девяносто» имеется ввиду вино и вода,
что соответствует в иврите гематрии (числовому значению букв)
слов «вино»(«йямин») и «вода»(«маим»).
Рехавиты – потомки библейского персонажа Рехава, которым было
запрещено пить вино.

перевод Я. Либерман

***

Заклинание

Когда умру я от горестей и боли,
Покройте мое тело виноградной лозой…
Вино в бутылке –
Это солнце, заключенное в сосуд.
Оно – я знаю это –
Избавляет от страданий.

перевод Ц. Зайчик

Отредактировано Бахман (2008-12-20 23:36:27)

69

И. Я. Шварц
Родился в Петрушане, Ковенской губернии, в 1885г.
Переехал в США в 1906г.
В печати появился 1906г.

Сын Востока

Зажигает луч востока
Искры-молнии в очах.
Дикой лавою вскипает
Пламя в жестах и словах.

Посмотри: я сын востока -
И столетья не смогли
Из души след яркий выжечь
Солнечной моей земли.

Как песок пустыни знойной,
Лик мой смуглый опален,
И на кудрях беспокойных
Блеск росы зажег Хермон.

Зной востока пред глазами
И в душе тоска горит.
На устах моих молитвой
Песнь восточная звучит.

70

Авром Рейзен
Родился в Койданове, Минской губернии, в 1876г.
Появился в печати 1890г.
Эмигрировал в Америку 1908г.

Чародей

Кто слова собирать умеет,
С ними чудеса содеет.

Как рабы, слова покорны:
С ними все создаст прозорный.

Все желанья, мысли, страсти
Покорит своей он власти.

Стройно в ряд слова лишь встали -
Лес и луг уходят в дали.

Ищет он в словестных рамках -
Выростают чудо-замки.

И находит он другие
Песни - солнца золотые.

Новых слов плетутся грезы -
Сад цветет и пахнут розы.

Все желанья - слов прелестней -
Чародей колдует песней.

71

Довид Опалов
Родился в Риге в 1904г.
Переехал жить в США в 1923г.
Печатался с 1933г.

Идиш

Сколько светлого сиянья
В жизни будничной, простой.
В час, когда наш мир убогий
Облекается в покой.

На дворе с соседом добрым
Мирный льется разговор.
И куда-то исчезает
Зла крапива, точно сор.

И всегда нопоминают
Бабушки и деды мне.
Ту нарядную Субботу
На далекой стороне.

Где звучал, нам заливаясь,
Идиш - наш язык родной.
Где на Идиш говорили
Внук и дедушка седой.

72

При том же свете, в комнате молчащей
Я к прошлому вернуться не смогу
Не вырваться из колеи летящей
И не остановиться на бегу!

Вот так свое уносит отраженье
Стремительно изменчивый ручей.
Как пустоты язвительно движенье!
Мы — пузыри в оправе пузырей.

Где юности наивные надежды
И трепет рук в раскованной тиши?
Несем себя, как вешалка — одежды,
И незаметен тонкий слой души.

Как много разных «Я» не состоялось!
Но чувствую — они во мне живут.
Внезапно освещенье поменялось —
И самого себя ведешь на суд.

И суеты назойливое эхо,
Как птичья стая, кружит над тобой.
Ты — жалкий узник в камере успеха,
Надежно окруженный пустотой...

Ори Бернштейн
Перевод С. Аксеновой

73

Лишь небо и шатер. Вдвоем они весь век.
Дорога к ним горит, зажатая песками.
Во тьме к порогу их приходит человек,
Его глаза –
Два зеркала для камня.
 
Не на покой несет он сердце.
Пусть устал.
Но отдыха не настал еще для ран и ссадин.
Идущий из песков, он обнимает сталь, –
Буравя и кроша, она устала за день.
 
Ни тени облачной. Не поля хлебный круг –
Ночная дымка гор простор заворожила.
Он заступ опустил, и пальцы смелых рук
Улыбкой светятся – а плачут только жилы.
 
И небо, бровь кривя, глядит из тьмы ночей;
В шатре, сминая боль, растет покой звериный.
Свеча –
Могучей всех божественных свечей! –
Над хлебом и письмом слезится стеарином.

Натан Альтерман

74

Кредо
 
Смейся, смейся, что доныне
Я, мечтая и любя,
Свято верю в человека,
Верю в счастье и в тебя, —
 
Что я верю: сердце друга
Я найду и скорбь свою,
Все стремленья и надежды
В это сердце перелью…
 
Да, тельцу я золотому
Не пожертвовал душой,
Веря в душу человека
Верой мощной и живой:
 
Он отвергнет предрассудки,
Он низвергнет гнет оков, —
И тогда не будет сирых,
Ни голодных, ни рабов…
 
Верю: будет день в грядущем –
Пусть тот день еще далек, —
Он придет: вражду народов
Смоет братских чувств поток…
 
И тогда свободный, мощный
Зацветет и мой народ,
Он расторгнет цепи рабства,
Полной жизнью заживет, —
 
Заживет не в грезах только,
Не в одних лишь небесах…
Песню новую о жизни
На земле, о лучших днях,
 
К красоте и правде чуткий,
Запоет тогда певец…
Из цветов моей могилы
Для него сплетут венец.
 
Шауль Черниховский, 1892
Перевод Л. Яффе, 1902

75

Песня
 
Луной очаровано, море
Колышется, словно во сне
И шепчется ветер с листвою
В безмолвной ночной тишине.
 
«Приди ко мне, юноша, в горы,
В жилище мое среди скал, —
Таинственно шепчут чинары,
И месяц над рощею встал.
 
Ко мне!… Ночь застыла и дремлет,
Пернатый умолкнул певец…
Приди! Мой отец в котловине
Пасет свое стадо овец,
 
Весной своей жизни свежа я,
Прекрасна, смугла и гибка,
Волной грудь встает молодая
И зубы белей молока…
 
То вспыхнут, то гаснут зарницы
Бездонных загадочных глаз…
Я пламя, я страсть огневая!…
Приди! День давно уж угас!…»
 
Шауль Черниховский, 1895
Перевод Л. Яффе, 1902

76

Песня трех ответов (Земер шлошет а-тшувот)

Он сказал - если будешь со мной
Не дождешься шелков и богатства,
Будет тяжко, и хватит ли сил
У тебя от всего отказаться?
Сил мне хватит, - сказала она
Я не стану лохмотьев стыдиться
И последней служанкой - с тобой
Я счастливее всякой царицы

Он сказал ей - а если тебя
Я оставлю глухими ночами
Ждать меня из объятий другой
В одиночестве и в печали?
Отвечала она - буду ждать.
И светились глаза, как в огне
Буду ждать без обиды и слез,
Лишь бы знать, что вернешься ко мне.

Что угодно проси - все смогу,
Буду рада всему, мой милый
Вот увидишь - нам будет легко
И на все мне достанет силы

Он сказал - ну а если тебе
Прикажу я уйти в одночасье
И забыть обо мне, и назад
Никогда больше не возвращаться
Лишь мгновенье молчала она,
А лицо стало снега белее
Отвечала - уйду в тот же час,
И вернуться назад не посмею
Об одном ты меня не проси -
Чтоб навек я тебя забыла.
Лишь на это, родной, у меня
Никогда не достанет силы.

Натан Альтерман

77

Гита Глускина, Анна Долинина
Новые материалы к биографии Иеѓуды Алхаризи
http://berkovich-zametki.com/2009/Zamet … skina1.php

78

Дунаш Бен Лабрат (ок. 920 - ок. 990гг.)
Известен именами Либрат, ал-Абрат, Адоним ха-Леви
Поэт, философ, комментатор Библии и лексикограф.
Родился в Багдаде, учился у Саади Гаона, жил
в городе Кордова.
Как фололог Дунаш Бен Лабрат стал известен после
того как вступил в полемику с известным лексикографом
Манахемом ибн Саруком.
В поэтическом творчестве Дунаш Бен Лабрат впервые
использовал жанровые формы и размеры арабской поэзии
для написания стихов на иврите, тем самым способствовав
развитию и заложив основы еврейскои поэтики средних веков.
Он первым ввел светскую поэзию в средневековую литературу
на иврите.

***

Приглашение на пир

Он мне сказал: «Мой брат, проснись и пей вино,
Пока цветет гранат и фиников полно.

Забудь печаль свою, ешь сладкий виноград.
Навеное, в раю посажен этот сад.

Пахучий тамариск белеет, как туман,
Среди прохладных брызг блаженствует фонтан.

А лютни сладкий звон и скрипки перепев
Навеют тихий сон под купами дерев.

И захмелеет сад, умолкнет соловей,
От нежных серенад влюбленных голубей.

Мы будем петь и пить все, что нам дал Господь
И радостью лечить измученную плоть.

Мы будем есть щербет и чаши поднимать,
Которым счета нет и дна не увидать.

Я собственной рукой, и будет так верней,
Зарежу нам с тобой тельца, что пожирней.

Чтоб ночи нам не знать, светильники зажжем,
Давай же пировать, пока еще живем!»

Но я ответил «Срам тому, кто пьян лежит
Когда Господень Храм врагу принадлежит!

Твои слова глупы, и что с тебя возьмешь:
Твои глаза слепы и мыслей ни на грош.

Божественный Закон тобою позабыт,
Ты счастлив, а Сион весь лисами разрыт.

И как мы можем пить, и как глаза поднять,
Когда нам негде жить и негде умирать!»

перевод Владимира Лазариса

79

Отрывки из "Сказания о погроме" Хаима-Нахмана Бялика
в переводе Владимира Жаботинского.

...Встань и пройди по городу резни,
И тронь своей рукой, и закрепи во взорах
Присохший на стволах и камнях и заборах
Остылый мозг и кровь комками: то - ОНИ...
И загляни ты в погреб ледяной,
Где весь табун, во тьме сырого свода
Позорил жен из твоего народа -
По семеро, по семеро с одной.
Над дочерью свершалось семь насилий,
И рядом мать хрипела под скотом:
Бесчестили пред тем, как их убили.
И в самый миг убийства... и потом,
И посмотри туда: за тою бочкой,
И здесь, и там, зарывшийся в сору,
Смотрел отец на то, что было с дочкой,
И сын на мать, и братья на сестру.

...Огромна скорбь, но и огромен срам,
И что огромнее - ответь, сын человечий!
Иль лучше промолчи... Молчи! Без слов и речи
Им о стыде Моем свидетелем ты будь.
И, возвратись домой в твое родное племя,
Снеси к ним Мой позор и им обрушь на темя,
И боль Мою возьми и влей им ядом в грудь.
И, уходя, еще на несколько мгновений
Помедли: вкруг тебя ковер травы весенней,
Росистый, искрится в сиянье и тепле.
Сорви ты горсть и брось назад над головою,
И молви: Мой народ стал мертвою травою,
И нет ему надежды на земле.
...

1904

80

Привет, может быть вы могли бы разместить ещё что нибудь из стихов Рахели? если можно конечно...