Амальград форум - арабская, персидская, ближневосточная культура

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Таджикская поэзия

Сообщений 1 страница 20 из 21

1

НА СМЕРТЬ МОЕГО БРАТА ХОДЖИ СИРОДЖИДДИНА

Я услыхал суровый голос рока,
Я был сражен мечом его жестоко,
И голос этот сжал в груди дыханье,
Померк рассудок, жизнь ушла глубоко.
Сосед сказал мне: “Друг мой, ты не слышал –
Твой брат скончался волею Пророка:
От топора погиб на грязной плахе
В столице благородного Востока”.
  Мой милый друг, мой брат, надежда ока, –
  Далёко ты, далёко ты, далёко...

Теперь навек забуду я о славе,
О чтении, о шахматной забаве...
Навек ушел, померкло утро жизни.
Конь красоты погиб на переправе.
Не спрашивайте больше у поэта
Стихов о розе, милой, сне и яви...
И вот они идут, гремя о мести,
Стихи вражды, без рифм и без заглавий.
Мой милый друг, мой брат, надежда ока, –
  Далёко ты, далёко ты, далёко...

Но говорю: падут ночные тени
И захлебнется мир в крови гонений,
Тогда эмиры, и муллы, и шейхи
Потонут в мутном море преступлений.
Я говорю: тогда падут короны,
Обрушатся дворцовые ступени!
Я говорю: мы выйдем из темницы,
Перед рабом хан рухнет на колени!
Но ты, мой друг, мой брат, надежда ока, –
  Далёко ты, далёко ты, далёко...

Садриддин Айни (1878-1954)
Перевод Б.Лапина

2

Лахути Абулькасим Ахмедзаде

Лахути Абулькасим Ахмедзаде, таджикский поэт. Родился 4 декабря 1887г. в Керманшахе
в Западном Иране, в семье ремесленника. Очень рано увлекся революционными идеями,
что привело к тому, что власти Ирана начали его преследовать.
Он бежал в Турцию и жил там около десяти лет, а в 1923г. он переехал в Москву и вплоть
до своей смерти в 1957г. жил в Советском Союзе.
Печатался с 1907. Один из создателей политической газеты на персидском языке. В 20-х гг.
создал поэмы «Кремль» (1923), «Ленин жив» (1924), цикл стихов о колхозном строительстве
и др. произведений. В 30-е гг. и в период Великой Отечественной войны 1941—45 Л., развивая
традиции персидской и таджикской притчи-аллегории (масал), создал ряд поэм в условно-
аллегорической манере о героике труда советских людей («Классу — создателю», 1933;
«Родина радости», 1935), о советских воинах и партизанах («Мардистан», 1941; «Витязь Мир», 1942;
«Победа Тани», 1942), о дружбе народов СССР («Спутники», 1943) и другие.
Драматическая поэма Л. «Кузнец Кава», написанная на сюжет, заимствованный из «Шахнаме»
Фирдоуси, послужила либретто для одноименной оперы А. Баласаняна. В послевоенный период
Лахути опубликовал три книги избранных стихов. Перевёл на таджикский язык произведения
А. С. Пушкина, А. С. Грибоедова, В. В. Маяковского, У. Шекспира, Лопе де Вега и др. писателей.
Опираясь в своём творчестве на традиции классической персидской и таджикской литературы,
Лахути вместе с тем смело вводил в поэзию новые строфические формы, размеры, построенные
на фольклорной основе.
Помимо гражданской лирики, большое место творческом наследии А. Лахути занимает
любовная лирика. В ней очень часто звучит тема тоски по родине, когда любовь к девушке
не только сравнивается, но и связывается с любовью к родине.
Сама эта тема, ее решение традиционны, так же как и лирические образы.
Автор также использовал классические для персидской поэзии жанры, как
газели и рубаи. Имя А. Лахути известно достаточно широко - в Средней Азии,
Иране, Афганистане, Пакистане, Индии.

              *  *  *

Лишь мотылек, свечой палимый,
          всю боль моей души изведал.
Мою тоску - гнезда лишенный,
          плененный соловей изведал.

Могу ль не плакать от обиды - 
          меня жалеют и чужие;   
родная гонит как чужого.
          О, сколько мук я с ней изведал!

Хотел излить печали сердцу -
          оно смеется надо мною:
"И ты, безумец, неизбежность
          невидимых цепей изведал!"

Я умираю от сомненья:
          ты видишь, как тебя люблю я?
Благословляю даже муку, 
          что по вине твоей изведал.

Кудрями черными, как мускус,
          сердца влюбленные ты губишь,
их счел по волоску твой гребень,
          всю бездну их страстей изведал.

Советчик, не толкуй о средствах
          для исцеленья от недуга.
В одной любви я все лекарства
         от всех моих скорбей изведал.

отредактировано Бахман

3

Письмо. 

Почтительный поклон, восторженный
Привет  От тела странника душе, живущей
Пома: Когда-то верили, что тело - домосед,
В миры далекие одна душа влекома.

Той басне вопреки, ты, милая душа,
В родной Москве, а я, блуждающее тело,
Живя одной тобой, одной тобой дыша,
Все странствую вдали от милого передела.

В груди моей, поверь, нет места для иной,
Дом этот - лишь одной владычицы владенье.
Ты в существе моем - как речи смысл прямой,
Ты в глубине его, - как символа значенье. 

Тебя не вспомянув, назвать меня грешно:
Твой образ век со мной - и в радости, и в муке.
Я стал тобой, ты - мной, и оба мы - одно
Повсюду: здесь и там, и вместе, и в разлуке.

Лахути Абулькасим Ахмедзаде

ортредактировано Бахман

4

К возлюбленной сегодня в дом я шел.
Что мне преграды! Напролом я шел.

К ней  - солнцу чести, солнцу чистоты -
С высоко поднятым челом я шел.

Как буйный за погонщиком верблюд,
Любовью за кольцо влеком, я шел.

Пусть день осенний неприветлив был,
Казалось мне - весенним днем я шел.

Любимая - луна меж ярких звезд,
Заворожен ее лучом, я шел.

Подруга так приветлива была,
Что сам не свой домой потом я шел.

От радости не мог я спать всю ночь -
К возлюбленной сегодня в дом я шел.

Лахути Абулькасим Ахмедзаде

отредактировано Бахман

5

Рузиям мехнату манзилгахи ман дарду гам аст,
Мехрубони зи харифон талабидан ситамаст,
Ин сухан вирди мани хаста хар субх дам аст,
Умр агар хуш гузарад, зиндагии Хизр кам аст,
Вар-на нохуш гузарад,ними нафас бисьёр аст.

Сайидои Насафи

его перевод на персидский:

روزی محنت و منزلگاه من درد و غم است
مهربانی ز هریفان طلبیدن ستم است
این سخن ورد من خسته هر صبح دم است
عمر اگر خوش گذرد زندگی صد ها سال کم است
وگر نه نا خوش گذرد نیم نفس هم بسیار است

سعید دای نصفی

Отредактировано Persia (2008-09-27 12:53:24)

6

Бахман
приведённые вами выше стихи упрямо читаются слева направо, а не наоборот  8-) 
(возможно, на тот момент у вас были проблемы с поддержкой языков с арабской графикой)

Отредактировано ehnaton (2008-09-27 16:55:06)

7

Нам-наме борон чу ёдат кард-ёдат мекунам,
Барги гул чун буи ту овард- ёдат мекунам,
Дарди ишкат мард буду, кисматам- номард буд,
Ман ба касди кисмати номард- ёдат мекунам,

Ишки ту дар сурати ашъори дардолуди ман,
Мисрае гар дар диле парвард ёдат мекунам,
Ман агар нозук писандам,аз назокатхое туст
Бар сари гул гар нишинад гард- ёдат мекунам,

Гармию сардии дуньё ро зи ишкат дидаам
Зери ин гардуни гарму сард ёдат мекунам,
Хар кучое хам ке боши дур аз ман нести
Бо алам, бо доги дил, бо дард ёдат мекунам,

Лоик

8

Носир Бухорои (XVIв.)

Беседа с другом на пиру – вот радостная цель,
Затем и льем в фиал, затем и нужен хмель.

Садиться пламенной душой за пиршественный стол,
А вялый сердцем домосед спешит в свою постель.

Зачем нам коврик для молитв и четки для чего?
Зачем томить коня души – не ведаю досель!

Единобожье? Что за спор? На виселицу б тех,
Кто уши все про этот вздор нам прожужжал, как шмель.

Не удивляйтесь, что скорбит в чужом краю Носир:
Далеко друг, а без друзей унынье не везде ль?

перевод В. Звягинцевой

9

Носир Бухорои (XVIв.)

И малого врага ничтожным не считай,
Чужой он или свой – разит из-за угла.

Как солнце, ясно то, что нам уже давно
Известно от отцов, чья мудрость изрекла:

«Не сделает того и длинное копье,
Что сделает порой короткая игла».

перевод В. Звягинцевой

10

Носир Бухорои (XVIв.)

Храни достоинство свое повсюду, человек!
Не будь глупцом и хвастуном, величие губя.

Самовлюбленности беги, от чванства откажись,
Лишь справедливость и добро душою возлюбя.

Своей судьбой не дорожи превыше всех судеб
И ближнего не унижай, возвысив тем себя.

перевод В. Звягинцевой

11

Абульхасан Рудаки(860-941г)
Поэт Абу Абдаллах (по другим данным, Абуль Хасан) Джафар Рудаки родился около 860 года в селении Панджрудак. Считается родоначальником поэзии на фарси. Рано прославился как певец и музыкант-рапсод, а также, вероятно, и как автор. Будучи, по преданию, слепым от рождения, тем не менее он получил хорошее схоластическое образование, знал арабский язык. Свыше 40 лет возглавлял плеяду поэтов при дворе саманидских правителей Бухары, достигнув большой славы и богатства. Незадолго до смерти подвергся изгнанию и умер в нищете. Из литературного наследия Рудаки — по преданию, более 130 тысяч двустиший — до нас дошла едва лишь тысяча двустиший.
                          СТИХИ О СТАРОСТИ
Все зубы выпали мои, и понял я впервые,
Что были прежде у меня светильники живые.

То были слитки серебра, и перлы, и кораллы,
То были звезды на заре и капли дождевые.

Все зубы выпали мои. Откуда же злосчастье?
Быть может, мне нанес Кейван удары роковые?

О нет, не виноват Кейван. А кто? Тебе отвечу я :
То сделал Бог, и таковы законы вековые.

Так мир устроен, чей удел - вращенье и круженье,
Подвижно время, как родник, как струи водяные.

Что ныне снадобьем слывет, то завтра станет ядом.
И что ж? Лекарством этот яд опять сочтут больные.

Ты видишь: время старит все, что нам казалось новым,
Но время также молодит деяния былые.

Да, превратились цветники в безлюдные пустыни,
Но и пустыни расцвели, как цветники густые.

Ты знаешь ли, моя любовь, чьи кудри словно мускус,
О том, каким твой племянник был во времена иные?

Теперь его чаруешь ты прелестными кудрями,
Ты кудри видела его в те годы молодые?

Прошли те дни, когда, как шелк, упруги были щеки,
Прошли, исчезли эти дни и кудри смоляные.

Прошли те дни, когда он был, как гость желанный, дорог;
Он, видно, слишком дорог был -  взамен пришли другие.

Толпа красавиц на него смотрела с изумленьем,
И самого его влекли их чары колдовские.

Прошли те дни, когда он был беспечен, весел, счастлив.
Он радости большие знал, печали – небольшие.

Деньгами всюду он сорил, турчанке с нежной грудью
Он в этом городе дарил динары золотые.

Желали насладиться с ним прекрасные рабыни,
Спешили крадучись к нему тайком в часы ночные.

Затем что опасались днем являться на свиданье:
Хозяева страшили их, темницы городские!

Что было трудных для других, легко мне доставалось :
Прелестный лик, и стройный стан, и вина дорогие.

Я сердце превратил свое в сокровищницу песен,
Моя печать, мое  тавро – мои стихи простые.

Я сердце превратил свое в ристалище веселья,
Не знал я, что такое грусть, томления пустые.

Я в мягкий шелк преображал горячими стихами
Окаменевшие сердца, холодные и злые.

Мой слух всегда был обращен к великим словотворцам,
Мой взор красавицы влекли, шалуньи озорные.

Забот не знал я о жене, о детях, о семействе,
Я вольно жил, я не слыхал про тяготы такие.

О, если б, Мадж, в числе повес меня б тогда ты видел,
Я не теперь, когда я стар и дни пришли плохие,

О если б видел, слышал ты, как соловьем звенел я,
В те дни, когда мой конь топтал просторы луговые.

Тогда я был слугой царям и многим – близким другом,
Теперь я растерял друзей, вокруг – одни чужие.

Теперь стихи мои живут во всех чертогах царских,
В моих стихах цари живут, дела их боевые.

Заслушивался Хорасан твореньями поэта,
Их переписывал весь мир, чужие и родные.

Куда бы я ни приходил в жилища благородных,
Я всюду яства находил и кошели тугие.

Я не служил другим царям, я только от Саманов
Обрел величье, и добро, и радости мирские.

Мне сорок тысяч подарил властитель Хорасана,
Пять тысяч дал эмир Макан – даренья недурные.

У слуг царя по мелочам набрал я восемь тысяч,
Счастливый  песни я слагал правдивые,  прямые.

Лишь должное воздал эмирам мне щедростью подобной,
А слуги следуя царю, раскрыли кладовые.

Но изменились времена, и сам я изменился,
Дай посох : с посохом, с сумой должны брести седые.

12

Ханзала Бодгиси

Быть может, первенстро и слава сокрыты в алчной пасти льва,
Так что же: вырви их у зверя и утверди свои слова.
Иль обрети и власть и славу, или, как следует бойцу,
Бесстрашно ринуться в сраженье и встретить смерть лицом к лицу!

***   ***   ***

Милая в костер бросала руту на закате дня,
Чтоб горела ярко рута, от заботы злой зраня.
Но зачем ей право, рута, для чего огонь ей нужен -
Той, чия родинка - как рута, а лицо алей огня?

Перевод В. Левика

13

Фируз Машрики

Злее птицы кровожадной эта хищная стрела,
Закогтит она любого, не минует никого-о!
Видно, коршун быстролетный отдал ей свои крыла,
Чтоб гнездо его разрушив, унесла птенца его-о!

Перевод В. Левика

14

Абусалик Гургани ( IX век )

Мой совет: в неравной битве лучше кровь всою пролей,
Но не дай иссякнуть чести в тайниках души твоей.
Лучше пасть пред истуканом, чем пред гордым человеком,
Смелой доблести дорога к цели выведет быстрей.

***   ***   ***

Ты сердце унесла своим единым взглядом,
Твои уста - судья, но дерзкий тать твой взор.
Чем награжу тебя за похищенье сердца?
И кто ж видал, - о диво! - чтоб награжден был вор?

Перевод В. Левика

15

Дакики.
От творчества Дакики, говорят, сохранилась одна большая касыда.
Уважаемые участники форума, если она вам известна, не могли бы вы опубликовать здесь её текст, или хотя бы привести её краткое изложение. Переводилась ли она на русский язык?
С уважением Валерий.

16

be-lan1 написал(а):

Дакики.

В Интернете можно найти несколько стихов Дакики в переводе Вильгельма Левика (советский поэт-переводчик):
«Есть два властителя – цари земных широт…»;
«Как ты изменчив, мир,– ты суетой зачат!..»;
«Облекая мир в праздничный наряд…»;
«Ничтожен стал я в бытии застойном…»;
«Когда бы все переменилось, и в мире вдруг ночей не стало…».

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


"Есть два властителя — цари земных широт:
Багряный, словно кровь, и желтый, словно мед,—
То золотой кружок с державною печатью
И обнаженный меч, правителя оплот".

Гедонические газели Дакики в переводах того же Левика и Виноградова есть в

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Дакики на сайте СТИХИ.РУ

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


Ещё известно, что из 60000 бейтов поэмы "Шахнаме" (Фирдоуси) - порядка 1000 бейтов принадлежит гебру Дакики, который погиб в молодости на пиру от руки ревнивого раба-тюрка. Именно Дакики , приступив к поэтическому переложению "Ходайнаме"- свода древних героико-мифологических преданий - фактически  и начал "Шахнаме", но не успел завершить свой труд (его перу принадлежит место в поэме, в котором в царствование Гоштаспа появляется пророк Зердешт-Заратустра-Зороастр, и Иран принимает проповеданную им религию). Этот кусок текста можно найти в полном русском переводе, сделанном Цецилией Бану-Лахути и опубликованном в 1957—1989 годах в шести томах.

Про перевод касыды на русский язык, к сожалению, ничего не нашёл... Но есть косвенные сведения о содержании. В частности, известно, что Дакики "составил много панегириков (в форме "касыд")" - это порядка 1000 стихов из истории Гоштаспа. А перевод есть, но на немецком языке: "Эте (Ethé) в своем "Rudagi's Vorläufer und Zeitgenossen" ("Morgenländische Forschungen", II, Лпц., 1875) собрал и перевел все, что сохранилось от Д.; краткую характеристику поэта дает он же в "Die höfische u. romantische Poesie der Perser" (Гамбург, 1887)".

17

Краткая литературная энциклопедия сообщает, что " из наследия Дакики сохранились одна большая касыда". Выходит, это и есть "Если два властителя"?
Если это не так, опровергните моё мнение.
Судя по всему, это так. Потому что очевидно панегирическое содержание текста.
То, что поэт написал другие касыды, достоверно неизвестно. Вероятно, предположения эти строятся на исследовании дошедших до нас текстов из "Шахнаме". Остальные произведения Дакики в этом жанре не сохранились, и, возможно, ещё по той причине, что поэт сочувственно относился к зороастрийцам в период торжества ислама в Иране. По этой же причине была уничтожена замечательная поэма "Вамик и Азра".
Возможно, я заблуждаюсь.
С уважением Валерий.

18

be-lan1 написал(а):

одна большая касыда". Выходит, это и есть "Если два властителя"?

Полагаю - нет. Это скорее всего "отдельное стихотворение".
Из Вики:

Свернутый текст

"Касыда (араб.), жанровая поэтическая форма в литературах народов Ближнего и Среднего Востока, Средней и Южной Азии. Панегирическое стихотворение, восхваляющее какое-либо влиятельное лицо. Формальные признаки: значительный объём (от 20 до 200 бейтов, бейт - двустишье), монорим (рифмовка по системе аа ба ва да...) и трёхчастная композиция. По средневековому канону К. начинается с "насиба", лирического вступления, в котором автор оплакивает разлуку с возлюбленной, затем следует описание путешествия поэта к восхваляемому лицу и, наконец, главная часть — восхваление. С 11—12 вв. появляются также философские К. Непременное упоминание в К. имён влиятельных особ, а иногда дат и исторических событий делает их важным историческим источником".

Как видим, ничего похожего в стихотворении нет.
Кстати, упомянутые стихотворения взяты из книги "Поэзия народов СССР IV–XVIII вв.", которую можно скачать или прочитать:
ТУТ. В книге отсутствуют какие-либо ссылки на касыду.
Для ответа о тексте касыды Дакики нужно искать знатоков этого вопроса.

19

be-lan1 написал(а):

По этой же причине была уничтожена замечательная поэма "Вамик и Азра"

Действительно, есть легенда, что правитель Восточного Ирана Абдаллаху ибн Тахиру (828 — 844) приказал уничтожить рукопись из-за того, что в ней воспевались язычники.
Однако, рукописи не горят. От текста поэмы до нас дошло около 500 бейтов, что дает возможность судить о её происхождении, содержании и художественных особенностях (о подробном содержании можно прочитать:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Значительную часть отрывков (372 бейта) обнаружил пакистанский исследователь Мухаммад Шафе’ в 1954.

Вамик и Азра!-по прихоти рока
Их знают все. как знают Пророка.
Сказать о них-что же? Судьба их темна.
Но помнят все их имена.
Забыты их дела и дни,
Но знают все, что любили они.
Все знают от мала до велика
О страсти Азры и Вамика.
                          (Johann Wolfgang Goethe)

20

Alex50 написал(а):

"Полагаю - нет. Это скорее всего "отдельное стихотворение"."

Тогда для чего же было приводить его в качестве фрагмента касыды?
Ведь я ясно сформулировал свой вопрос.
О какой это "одной большой касыде" упоминается в КЛЭ? Что имел ввиду автор статьи?