Амальград форум - арабская, персидская, ближневосточная культура

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Ибн аль-Му'тазз

Сообщений 1 страница 20 из 21

1

Говорят: для глаза наслаждение в саду,
затем в вине и в струящейся воде.
Если же ты хочешь встретить все красоты,
то в лице того, кого ты любишь, — все красоты.

  یقولون فی البستان للعین لذة
‫و فی الخمر و الما ء اللذی غیر آسن
‫إذا شئت ان تلقی المحاسن کلها
‫ففی وجه من تهوی چمیع المحاسن
(Ибн аль-Му'тазз)

Уже с начала IX в. 'аббасидские халифы не могли утвердиться и удержаться на престоле без поддержки военных сил, особенно же конной гвардии из тюркских гуламов (с середины IX в.), в руки командиров которых перешла и реальная власть. Дворцовые перевороты при участии гвардии теперь стали обычным средством свергнуть одного и возвести на престол другого халифа, хотя всегда из семьи 'Аббасидов. Среди халифов, ставших игрушками в руках гвардейцев, был и «однодневный халиф» Ибн ал-Му'тазз, сын халифа Му'тазза от рабыни, талантливейший поэт, провозглашенный халифом в результате дворцового переворота (против халифа Муктадира) 20 раби' ал-авваля 296 г. х. = 17 декабря 908 г. н. э, и в тот же день в результате другого переворота потерявший престол, а вслед за ним и жизнь.

2

ففی وجه من تهوی چمیع المحاسن

Красивые строки! Тут мне непонятно первое слово, а в предпоследнем опечатка- туда вкралась персидская буква!

3

ففي = وفي = "и в (лице того, кого любишь...)"

4

antbez написал(а):

а в предпоследнем опечатка- туда вкралась персидская буква!

Ваша правда.

5

ففي = وفي = "и в (лице того, кого любишь...)"

Мне привиделось, что вторая буква там- "гайн"...

6

Уязвляет меня как змея переменчивый рок.
Изменили мечты. Я мечты растерял, не сберег…

Человек наслаждался, он с жизнью всегда был в ладу.
За свои наслажденья – прощал ей любую беду.

Но мгновение то, когда пьющий питье смаковал,
Жизнь толкнула его, не жалея, в бездонный провал.

© перевод Е. Винокурова

7

Виночерпий в одеждах из шелка, я вино уподоблю огню
Или с яхонтом в белой жемчужине этот горний напиток сравню

А луну на небесном своде в сходстве явственном уличу
Я с дирхемом серебряным, брошенным на лазоревую парчу.

Сколько раз побывал виночерпий в моем доме, кутя и смеясь.
Не страшась завистников злобных, соглядатаев не боясь;

Сколько раз я, бывало, подталкивал, улыбаясь душой заодно,
Друга юного с тонким станом, чьи уста сковало вино!

Я будил его: «Просыпайся, Собутыльников Торжество!»
Сонный, он изъяснялся жестами; трудно было понять его.

Ах, как будто внезапно заикой этот добрый юноша стал,
Отвечал он мне с болью великой, преневнятно он бормотал:

«Понимаю все, что толкуешь, все, что ты мне велишь, отец,
Но вина последние капли доконали мня вконец!

Дай уж мне очнуться от хмеля, я от вин золотистых ослаб,
Завтра вновь я служить тебе стану, как покорный и верный раб!»

© Перевод А. Голембы

8

Та звезда, что во мраке – как глаз, ожидает: вот-вот
Соглядатай устанет следить и спокойно уснет.

А рассвет, что тихонько во тьме уже начал вставать, –
Как клочок седины, проступивший сквозь черную прядь.

© перевод Е. Винокурова

9

Развлеките меня, ведь в жизни все – развлеченье, живем пока!
Жизнь, после которой приходит смерть, - отчаянно коротка,

Берите услады у времени, нам отпущенного взаймы,
Удары судьбы не медлят: пройдем и исчезнем мы.

Так дайте у этого мира мне взять все отрады его!
Когда я его покину, мне будет не до того.

© Перевод А. Голембы

10

Только ночью встречайся с любимой. Когда же с высот
Смотрит солнце, не надо встречаться: оно донесет!

Все влюбленные мира встречаются ведь не спроста
Только ночью, когда все уснут и вокруг темнота.

© перевод Е. Винокурова

11

Туча, чреватая ливнем, свинец вечеров распоров,
Пришла, шатаясь от тяжести, опираясь на плечи ветров.

Она внесла в мою темень дождей журавлиный стан
И ярость воды, изливающейся, как кровь из отверстых ран.

И небо в ту ночь, когда туча рассеялась наконец,
И звезды, ближе к рассвету, сплелись в единый венец,

Внезапно похоже стало на росных фиалок луг,
Где венчики белых лилий пораскрывались вдруг!

© перевод А. Голембы

12

Как ночь для спящего коротка – проснулся и все забыл!
Как ничтожен чужой недуг для того, кто болящего посетил!

Та частица жизни, которую ты оставить во мне смогла,
Будь залогом счастия твоего: благодарность моя светла!

В ночь свиданья казалось мне, что лежу я в обнимку с душистой травой
Источающей благоуханья волну в эту тьму, в этот холод живой.

И когда б облаченными в сумрака плащ нас кто-то увидеть успел,
Он одним бы единственным телом нас счел, хоть сплетенным из двух наших тел!

© перевод А. Голембы

13

Уязвляет меня, как змея, переменчивый рок.
Изменили мечты. Я мечты растерял, не сберег...

Человек наслаждался, он с жизнью всегда был в ладу.
За свои наслаждеенья - прощал ей любую беду.

Но в мгновение то, когда пьющий питье смаковал,
Жизнь толкнула его, не жалея, в бездонный провал.

© перевод Е. Винокурова

14

Невольником Страстей мой разум стал.
Я, полюбив, ложь истиной считал.

Охотник, я попал в силки газели.
Вся жизнь моя лишь выкуп? Неужели?

Она уже познала в мирестрасть:
Во взоре обещание и власть.

Себе простил безумство, но со зла
Любовь я проклял, - лишь она ушла.

© перевод Е. Винокурова

15

Могила красотой пестрела небывалой:
Тюльпан и мак сплетались с розой алой!

Спросил я: «кто лежит?» Земля заговорила:
«Поплачь - перед тобой влюбленного могила».

© перевод Е. Винокурова

16

Я твоей красотою безумец, оправдан вполне.
Равнодушье других - не твое! - даже нравится мне.

дай свидание мне - за тебя я готов душу закласть!
До предела уже довела меня, бедного, страсть.

© перевод Е. Винокурова

17

Тоска. вином излечится она.
Ты свет воды смешай с огнем вина.

Вино старо? Но новых сил полно!
В земле хранилось много лет оно.

Его лишь чище сделали года,
В нем тонок вкус, в нем сила молода.

Сейчас в кувшине только чистый свет!
Осела муть, и ни соринки нет.

Оно горит средь ночи смоляной,
Как Марс горит средь темноты ночной.

Как золото, бежит его струя
Или, точней, как желтая змея.

Вон пробка запечатала сосуд, -
Как яблочко, ее сейчас сорвут!

Об утреннем питье не говори,
Дай кубок мне под вечер в час зари!

Ты, соглядатай, ум топя в вине,
друг с друго оставляй наедине

Влюбленных. Душной ночь тогда была.
Сплетались их горячие тела.

Они расстались с проблеском луча,
Стеная, плача, жалуясь, крича...

А нас всю ночь тревожило оно:
Блестевшее в глазах друзей вино!

© перевод Е. Винокурова

18

О глаза мои, вы мое сердце предали страстям!
Плоть иссохла моя, так что кожа пристала к костям.

Стан ее - как тросник, что возрос на откосе крутом,
Он склонился под ветром любви, но поднялся потом.

Пожалей же влюбленного, - я ведь опять ослеплен,
Хоть кричат обо мне: "Он спасется! Опомнится он!"

Написала слеза на щеке моей: "Видите, вот,
Это пленник любви, - он под гнетом страданий живет!"

Ничего не достиг я, лишь вздрогнул случайно - едва
Мой коснулся рукав дорогого ее рукава.

© перевод Е. Винокурова

19

Ночью молнию видел, блеснувшую вдруг из-за гор,
Словно сердца удар, словно быстрый влюбленного взор.

А потом ее ветер смелей подогнал, и тогда
Засияла вся ночь, как летящая в небе звезда.

Блещет молния смехом, а полночь грустит, исходя
Бесконечными, злыми слезами дождя.

И потоки дождя – как столбы в этом небе ночном.
Словно шумных два спорщика: полночь и гром,

Из которых один все кричит и кричит, а другой
Все рыдает – с терзающей душу тоской.

Полночь, важно явилась, сурово глаза подвела,
Но от слез нескончаемых полночь вдруг стала бела.

В свете молнии полночь нежданно напомнит змею,
Что ползет по бархану и греет утробу свою.

А лишь снова сверкнет среди облачных клубов густых,
Ночь станет как груда прекрасных цепей золотых.

Вот и ночь присмирела, звезду кто-то в небе зажег.
Утро, спрятав лицо, собирается сделать прыжок.

Оно стало пред ночью с полоской зари впереди,
Словно конь белоснежный, с полоской ремня на груди.

© перевод Е. Винокурова

20

Вот и юности нашей уж добрая четверть прошла.
Что нам плакать о ней?! Ну, подумаешь, право, дела!

Как светильники, светит уже на висках седина.
Пусть! Вот зрелость. Смотри: впереди ожидает она.

© перевод Е. Винокурова