Амальград форум - арабская, персидская, ближневосточная культура

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Абу Ала Аль-Маари

Сообщений 41 страница 60 из 126

41

Когда бы встали жители могил,
Их сонм всю землю бы заполонил,

Живым тогда бы места не хватило,
Им заживо пришлось бы лечь в могилы.

Жизнь может обернуться шуткой злой,
Усопший, спи спокойно под землей.

© Перевод Н.Горской

42

Земля нам судьею от века была,
Но, землю изранив, раздев догола,

За праведный суд мы ругаем судью
И тщимся оправдывать мерзость свою.

Нередко мы плоть изнуряем постом,
Чтоб ближнего съесть с потрохами потом.

© Перевод Н.Горской

43

О жизнь-потаскуха, тебя я кляну -
Простишь ли мне брань иль поставишь в вину?

Поманишь, обманешь, заставишь сражаться,
Надеясь, что в битве я шею сверну.

А впрочем, надевши доспехи проклятий,
Давненько ведем мы с тобою войну.

У всех водопоев нас ложь караулит,
И воду мутит, и толкает ко дну.

Годам к сорока мы глупеть начинаем,
Наш разум, слабея, отходит ко сну.

А жен отнимает то смерть, то измена -
Как речку, жену не удеряшшь в плену.

Среди лжецов я лицемером стал,
Как я от человечества устал!

Когда ты подхалим и лизоблюд,
Тебе на блюде дружбу поднесут.

"Живи сто лет!" - твердят мне лжедрузья,
Но им была бы в радость смерть моя.

Судьбу попросишь: "Подружись со мной!" -
И повернется вмиг она спиной.

Когда судьба мне голову свернет,
С меня спадет молвы тяжелый гнет,

И смерть меня разденет догола,
И станут прахом брань и похвала.

В ночи глуха Кааба и слепа,
Что ей дневных паломников толпа?

От праздников особой пользы нет,
Но слово "праздник" излучает свет.

Два мусульманина гнетут народ -
От двух тиранов бед невпроворот.

Стареют люди, платье, города,
Лишь дни и ночи молоды всегда.

Одежды шелк и юности шелка -
Все обесцветит времени река.

© Перевод Н.Горской

44

Болтлива старуха судьба и хитра,
Старушечья память - на дырке дыра,

Но все же века не согнули ее -
Отменно здорова она и бодра.

Не верьте, что звезды старее судьбы,
Судьба, как извечное время, стара.

Порою со злом сговорится она,
И хлынут несчастья водой из ведра.

Взаймы дашь обманщику жалкий медяк,
Взаймы благородному - горсть серебра,

И оба обманут, обжулят тебя -
Старухе в охотку такая игра.

© Перевод Н.Горской

45

Удар клинка подкармливает злобу,
Не злись и молоком насыть утробу.

Сойдя в могилу, и богач и нищий
Для смерти станут равноценной пищей.

Без корня крепкого растенье вянет,
А спор беспочвенный мозги туманит,

Так не шуми бессмысленно ветвями,
А в благочестие врасти корнями.

Начнешь гадать по птичьему полету -
И глупость завлечет тебя в тенета,

Для сада жизни много влаги надо,
И льем мы слезы для поливки сада.

За доброту тебе отплатят злобой черной,
Смирись - жди высшего суда покорно.

Верши добро - хотя б из чувства страха,
Чтоб не сказали: он забыл Аллаха!

Творя добро, твори его задаром -
Поступок добрый не считай товаром.

Был храм Аллат * когда-то почитаем,
Мы в заблужденье с легкостью впадаем.

На пастбище мы летом стадо гоним,
Но стадо лет ушедших не догоним.

© Перевод Н.Горской

46

Наш разум - ось, а мысли - жернова,
На мельницу похожа голова.

Всему свое: луне - на нет сходить,
А месяцу - круглиться и светить.

Не выставляй несчастий напоказ -
Подранок лев скрывается от глаз.

Пророк Салих верблюдицу берег,
Злодей Кудар на смерть ее обрек.

Была бы мертвой глиной наша плоть,
Когда бы чувств ее лишил господь.

Глупец все время скупостью грешит,
Забыв, что смерть всего его лишит.

Ты говоришь: "Послушны мне рабы",
Но сам ты жалкий раб в руках судьбы.

По капле, по глоточку жизнь мы пьем
И выпиваем смерть одним глотком.

Что ты на время сетуешь, чудак?
Оно - среди врагов - твой злейший враг.

Ты - низок, мал, а небосвод высок,
Ты возмечтал - мечту разрушил рок.

© Перевод Н.Горской

47

О жизни смрад, кошмары яви нашей -
Как далеко до них кошмарным снам!

Добру учили Мухаммад и Муса,
Творить добро велел нам сын Марьям,

Но все заветы их забыты ныне,
И зло сопутствует земным делам.

Из тьмы во тьму по жизни мы шагаем -
По ненадежным узеньким мосткам.

Из дома переходим на кладбище,
Но и в земле покоя нет костям.

Приходит буря с севера иль с юга,
И царство рушится, и гибнет храм.

Бушует смерть, следы стирает время -
Для вечности мы все ненужный хлам.

Монетою разменной стала вера,
До веры истинной нет дела нам.

Небесный царь, тебя ошельмовали,
Как можешь ты терпеть подобный срам?

© Перевод Н.Горской

48

Из ножен меня извлекли, словно меч,
Мне в ножны вернуться бы-в землю бы лечь!

Скупая верблюдица-жизнь верблюжонка
Не тщилась насытить, от бед уберечь.

Влачу свои дни в ожидании смерти -
Скорее бы сбросить все тяготы с плеч.

Добро увядает, а зло процветает,
И держит неправедность тронную речь.

Заполнили мир торгаши и менялы,
И каждый стремится другого подсечь.

Верблюд недокормленный, быстро старея,
Страшится с верблюдами сытыми встреч.

Восходим, нисходим, а время смеется,
Сердца продолжая обидами жечь.

© Перевод Н.Горской

49

Добивается благ только тот, кто привык
И в горячке держать за зубами язык.

Обернется грехом торопливая речь,
А молчанью дано от греха уберечь.

Если низкий вознесся превыше горы,
То высокий – посмешище смутной поры.

Ты, что хочешь бежать от невзгод, не спеши!
Что ни дом – ни одной беспечальной души.

Нет под кровлями необесчещенных жен,
Сын Адама багряным вином опьянен.

Cкоро в нищей одежде правитель страны
Снидет в царство, где нет ни дворца, ни казны.

© Перевод А.Тарковского

50

Он юлит и желает успеха во всем.
Было б лучше тебе повстречаться со львом!

Обманули тебя: ничего, кроме зла,
Эта дружба коварная не принесла.

Если ты не бежишь от людей, почему
При тебе ни лисицы, ни волка в дому?

Не теряй головы при нашествии бед.
Ты преступней, чем твой многогрешный сосед;

Ты встаешь на рассвете для мерзостных дел,
Хоть немало в ночи совершить их успел.

Море зла на погибель нам сотворено:
Умирая от жажды, уходишь на дно.

© Перевод А.Тарковского

51

Муж приходит к жене, ибо страсть отягчает его,
Но от этого третье родится на свет существо.

И пока девять месяцев будут друг друга сменять,
Истомится под бременем тяжким страдалица-мать.

К тем извечным стихиям она возвратится потом,
От которых мы все родословную нашу ведем.

© Перевод А.Тарковского

52

Рассудок запрещает греховные поступки,
Но к ним влечет природа и требует уступки.

В беде житейский опыт не может нам помочь:
Мы верим лжи бесстыдной, а правду гоним прочь.

© Перевод А.Тарковского

53

Человек благородный везде отщепенец
Для своих соплеменников и соплеменниц,-

Он вином темно-красным их не угощает
И неопытных девственниц не обольщает.

Наилучшая доля на свете - смиренье:
Даже хлеб наш несытный - благое даренье.

Рассыпается пеплом сгоревшая младость,
И чертоги средь звезд человеку не в радость.

На любовь я любовью отвечу по чести,
Буду льстить, и любовь ослабеет от лести.

Завершается детство к пятнадцатилетью,
К сорока увлеченья не кажутся сетью.

Ты навряд ли доволен одеждой простою,
Но глупцом прослывешь без абая зимою.

Возрастает на этой земле каменистой
Защищенный шипами терновник душистый.

Нет еще окончанья адамову роду,
Но женитьбой свою не связал я свободу.

Амр зевает - и Халид зевнул, большеротый,
Но меня миновала зараза зевоты.

Крылья знаний меня от людей отлучили,
Я увидел, что люди - подобие пыли.

Опален мой камыш и подернут золою,
И теперь я бессилен исправить былое.

Пред судьбою склоняется лев, не противясь,
Держит страх куропатку степную, как привязь.

Радва и не заметила воинств на склонах,
А Куба захлебнулась в походных знаменах.

Преступленье свершает отец, порождая -
Все равно - мудреца иль правителя края;

Чем твой сын даровитей, тем выше преграда
Между вами, тем больше в душе его яда:

Тьмы загадок на сына обрушил ты разом,
Над которыми тщетно терзается разум.

Днем и ночью писателей алчная стая
Завывает, к обману людей призывая.

Смерть таится средь скал и в долинах просторных
И на поиски жертв посылает дозорных.

Лев дрожит, если близко мечи зазвенели.
Как судьбы не страшиться пугливой газели?

Молюсь молитвой лицемера, прости, мой боже!
Но лицемерие и вера - одно и то же.

Порою человек бывает приятен с виду,
А слово молвит, заставляет глотать обиду.

Твердить без веры божье имя и лгать о боге -
Нам с лицемерами такими не по дороге.

© Перевод А.Тарковского

54

Побольше скромности! Я людям не судья.
Не покриви душой - себя судил бы я.

Когда нам, господи, забвенье ниспошлют
И мы в земле найдем последний свой приют?

Но не спешит душа из-под недвижных век.
Вплоть до истления страдает человек.

© Перевод А.Тарковского

55

За ночью день идет, и ночь сменяет день,
Густеет злой судьбы губительная тень.

В могилах без числа почиют хаджарийцы
И Йемена цари - святые и убийцы.

Былым правителям давно потерян счет,
А вот Египет - цел, и аль-Ахса живет.

Будь проклята, земля! Пред нами ты в ответе.
Исчадья подлости подлее всех на свете.

О, горе мать-земля! Поистине сама
Ты наставляла нас, и лгут, что ты нема.

На что нам Сахр ибн Амр, иссохший, как Сахара?
Быть может, аль-Ханса блуждает ланью старой.

Твой океан кипит. Плывущих по волнам
Терзает сто страстей. Куда причалить нам?

И если ты, земля, когда-нибудь любила,
То в гневе своего избранника губила.

Бьет ненависть в чело и валит с ног живых,
И дикость кровь струит из вен отверстых их.

Да не смутит тебя ни вид их величавый,
Ни власть мгновенная, ни блеск их дутой славы!

Не много радостей изведали они,
И не по воле их пришли дурные дни.

Когда присмотришься к живущим на земле -
Что человек, то нрав. Но все равны во зле.

И если на меня похожи дети Евы,
То что вы стоите? Да пропадите все вы!

Как бейт уродливый с неправильным стихом,
Как вздор, написанный неграмотным писцом,

Так ваша близость мне под жалкой вашей сеньк'у.
Пора недужный дух предать уединенью.

Хоть до Лива ар-Рамль ты, странник, не дошел,
Довольно, отойди! Засох древесный ствол,

И на висках твоих, как луч дневного света,
Белеет старости печальная примета,

И веки у тебя слезятся потому,
Что жаль последних звезд, чуть брезжущих сквозь тьму.

© Перевод А.Тарковского

56

От взора свет бежит. Сиянье меркнет. Вера
Вооружение лжеца и лицемера.

Ужель прольется дождь небесных благ для тех,
Кто забывает стыд среди земных утех?

О лживый мир! А мы не знали, что в мечети
Безгрешны все подряд, как маленькие дети!

О жалкая земля, обитель горя, плачь!
Тебя хулил бедняк и посрамлял богач.

О вы, обман и ложь призвавшие в подмогу!
Поистине из вас никто не близок богу.

Когда бы по делам господь судил людей,
Не мог бы избежать возмездия злодей.

А сколько на земле мы видели пророков,
Пытавшихся спасти людей от их пороков,

И все они ушли, а наши беды - здесь,
И ваш недужный дух не исцелен поднесь,

Так предопределил господь во дни творенья
Созданьям рук своих, лишенным разуменья.

© Перевод А.Тарковского

57

Отдай верблюда людям по правилу мейсира,
Молчи: твои созвучья - что звук пустой для мира.

Огню подобна юность; гляди же, чтоб недаром
За днями дни сгорели, воспользуйся их жаром.

Мой уголь гасит стужа и проникает в кости,
А я огонь раздую, скажу: "Погрейтесь, гости!"

Мой поздний собеседник, сдружившийся со мною,
Последний жар засыпал остывшею золою.

© Перевод А.Тарковского

58

Восславим Аллаха, кормильца земли!
Отвага и стыд от людей отошли.

Для щедрого сердца в смертельной болезни
Могильный покой всех бальзамов полезней.

Опеку возьму я над опекуном -
Душой, обитающей в теле моем.

И денно и нощно в толпе правоверных
Искал я молящихся нелицемерных.

Нашел я, что это бессмысленный скот,
Который вслепую по жизни бредет.

А кто похитрее, тот с видом пророка
В гордыне великой вознесся высоко.

Посмотришь, одни - простецы и глупцы,
Другие - обманщики и хитрецы.

Невежество за благочестье сочли вы?
Тогда и ослы ваши благочестивы,

Чесоточные, под ветрами степей,
Они, безглагольные, вас не глупей.

Мы нищие люди: то рвань, то заплаты...
Но всех на поверку беднее богатый.

Мы смерть ненавидим и в жизнь влюблены,
А радостью любящих обойдены.

При жизни мы верных друзей не встречали,
По смерти мы внемлем притворной печали.

Познало бы солнце, что блещет впотьмах,
Жалело бы о расточенных лучах.

© Перевод А.Тарковского

59

Мне улыбаются мои враги, пока
Их стрелы сердце мне язвят исподтишка.

Я избегаю их, и нам не будет встречи:
Мы - буквы "за" и "заль" * в словах арабской речи.

© Перевод А.Тарковского

60

Что со мною стряслось? Я сношу терпеливо беду,
Бейтам Рубы под стать, перемены судьбы я не жду.

Я - подобие точное слабого звука в глаголе.
Над врачами смеются мои застарелые боли.

Жизнь моя затянулась, пора мне домой из гостей,
Мать-пустыня взыскует моих долгожданных костей.

Разве я из-за пьянства дойти не могу до постели?
От ночных переходов колени мои ослабели.

Надоела мне жизнь, истомил мою душу народ,
Чей правитель нещедрый лишил его добрых забот.

Говорят, что правитель - народу слуга и защита,
А у нас попеченье о благе народа забыто.

Убедился я в том, что не вдосталь еды у людей,
Что подлейших из подлых писатели наши подлей.

То и дело хадисы твердят наизусть грамотеи,
А богатство их сделало крыс ненасытных жаднее.

Преступи хоть на палец предел установленных прав,
Отвернется твой друг, отщепенцем тебя обозвав.

Так размеренный стих, измени в нем единое слово,
Даже букву одну,- от себя отвращает любого.

Спящий сном любовался, а жизнь безвозвратно прошла.
Чем же сон одарил его, кроме убытка и зла?

Славь деянья создавшего землю тебе на потребу,
Над которой созвездия плавно проходят по небу.

Знает зависть и конь, на чужую косится судьбу
И завидует тем, что со звездочкой белой во лбу.

Жизнь - как женщина в дни очищенья: желанна,
Да помочь нам не может. Но жизнь такова постоянно.

Не пресытившись ею, от жизни уходит богач;
Бедный тоже уснет и не вспомнит своих неудач.

Спорят, ссорятся жизнелюбивые законоведы,
Ищет мудрость их мнимая славы и легкой победы.

Я пристрастие к жизни хотел бы себе запретить,
Но лица не могу, не могу от нее отвратить.

© Перевод А.Тарковского