Амальград форум - арабская, персидская, ближневосточная культура

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Абу Ала Аль-Маари

Сообщений 61 страница 80 из 126

61

Я горевал, когда, как ранний проблеск дня,
Впервые седина пометила меня.

Но чернота волос, быть может, грязь иль прах?
И зубы чистые - как жемчуга в устах.

Мы любим эту жизнь, подобную любви
Тем, что сердца у нас и от нее в крови.

Стенает человек: "Продлись!" А жизнь в ответ:
"Ни часа лишнего! Теперь на мне запрет".

Когда же кончится безвременье разлук
И встретит жизнь свою ее влюбленный друг?

Не раз твой верный щит спасал тебя от стрел.
Смирись и брось его, когда твой час приспел.

Я не похож на тех, кто, чуя смерти сеть,
Твердит, что все равно - жить или умереть.

Молитву совершать приходится, когда
Для омовения принесена вода.

Решимости былой тебя лишает ночь.
Друзья-созвездия спешат тебе помочь.

О верные друзья моих незрячих глаз,
Ведите и меня встречать последний час!

Нет горше ничего, чем жизни маета.
Тебе питье как желчь? Так выплюнь изо рта.

© Перевод А.Тарковского

62

Ученых больше нет, и мрак объемлет нас,
А человек простой в невежестве погряз,

Приметных некогда, как вороные кони,
Наставников лишась в годину беззаконий.

И жены и мужи, мы все до одного -
Рабы ничтожные для бога своего.

Ему подвластно все: и месяц, и Плеяды,
И полная луна, и горные громады.

Звезда Полярная, созвездье Льва, заря,
И солнце, и костер, и суша, и моря.

Скажи: "Велик господь, исток добра и света!" -
Тебя и праведник не упрекнет за это.

О брат, недолго мне терпеть земную боль.
У неба испросить прощенья мне позволь!

Ты скажешь: праведность. Но это только слово.
Есть лица, имена - и ничего другого.

Хадисы вымыслил обманщик в старину,
Чтоб, ради выгоды, умы держать в плену.

Взгляни на сонмы звезд. По мне, узоры эти -
Судьбою над людьми раскинутые сети.

Дивлюсь: невыносим судьбы железный гнет,
Один ее удар сильнейшим спину гнет.

А людям невдомек, что смерть играет ими,
Когда горбы могил встают над их родными.

Неправда на земле царит с начала дней
И в ярости казнит мудрейших из людей.

От смерти, Асами, бежать не стоит в горы:
Непререкаемы у смерти приговоры.

Четыре составных слились в живую плоть,
Одна стремится часть другие побороть;

Здорова плоть, когда в ладу они друг с другом,
А несогласье их предшествует недугам.

Наш век и нем и груб; напрасно хочешь ты
Понять невнятные сужденья немоты.

Жизнь - полосы ночей, сменяющихся днями:
Змея двуцветная, ползущая за нами,

Пред смертью мы в долгу; в определенный час
Заимодавица всегда находит нас.

Из чистого ключа спешит напиться каждый
С тех пор, как в оны дни погиб Кааб от жажды.

И лилии садов, и мирные стада,
И стаи хищные равно поит вода.

Когда бы дел своих последствия мы знали,
Как воду, кровь тогда мы лили бы едва ли.

Кто сострадателен от первых лет своих,
Тот сострадания достойней остальных.

Мы правды не хотим и гневно хмурим брови,
Когда нам говорят, что грех у нас в основе.

Адам, я вижу твой поросший шерстью лоб
И Еву из числа пятнистых антилоп.

Мы - пища времени. Никто в заботах света
Не плачет над конем разбойного поэта.

Мир в замешательстве, как зверь в морских волнах,
Как птица в грозовых кипящих облаках.

Душистый аль-бахар, питомец мирной лени,
Шипами защищен от наших покушений.

Жизнь - быстролетный миг, и мало смысла в том,
Что колят нас копьем и рубят нас мечом.

В ком сердце черное, тот черен сам и слуха
Лишен, тогда как я - всеслышащее ухо.

Ты выпустил стрелу, попала в цель стрела,
Зато душа твоя до цели не дошла.

Рок благородного ввергает в море бедствий.
Так сиротою Амр остался в раннем детстве.

Главою крепости был Самуил-поэт,
Она еще стоит, а Самуила нет.

На собеседника Плеяда перст уставит,
И смерть ваш разговор прервать его заставит.

Персты шести Плеяд, причастных небесам,
О силе божией свидетельствуют нам.

Разумный человек - безумного подобье,
Все беды для него судьба готовит в злобе.

В могиле мать и дочь. Коса расплетена...
Коса заплетена... Но смерти смерть равна.

Видения весны кромешной белизною
И адской чернотой подменит время зноя.

Пересекающий безводные края,
Ведущий к смерти путь возненавидел я.

Окрест ни шороха, ни дружественной речи,
Мой путь - двуострый меч, всегда готовый к сече.

Зачем же благ земных не делит с бедным тот,
Кто вдоволь ест и пьет и в роскоши живет?

© Перевод А.Тарковского

63

Дочерей обучайте шитью да тканью, а письму
Или чтению внятному их обучать ни к чему.

Сила женских молитв - добродетель и память добра,
А Коран не для них: что им "Юнус" и что "Бараа"?

Ты певиц из-за полога слышишь, и видит твой взор,
Как бездушную ткань сотрясает и морщит позор.

© Перевод А.Тарковского

64

Живу я надеждой на лучшие дни.
Надежда советует: "Повремени!"

Душа моя тешится горьким вином,
Доколе мне смерть не прикажет: "Идем!"

© Перевод А.Тарковского

65

Уединись! Одинок твой создатель поистине.
В дружбе царей не ищи утешительной пристани!

Ищет приятелей бедность, но если их нет,
Юноше легче уйти от пороков и бед.

Чтоб вам пропасть, дни глухие и ночи кромешные,
Род мой ничтожный, мужчины и женщины грешные!

О, умереть бы младенцу в пеленках, пока
Он из сосцов роженицы не пил молока!

Вот он - живет и клянет ее без языка еще:
"Горе одно я принес ей, безвинно страдающей!"

© Перевод А.Тарковского

66

Когда в науке нет ни сердцу обороны,
Ни помощи уму - пускай умрет ученый!

Судьбы не изменить: ее судил Аллах,
И мудрость мудрецов развеялась как прах.

Не может человек бежать велений бога,
От неба и земли отвлечься хоть немного.

По торному пути покорным чередом -
Почивших правнуки - мы к пращурам идем.

Давно я не дивлюсь тому, что пресыщенье
И муки голода - в противоположенье.

Стреляю, но врага щадит моя стрела,
Зато стрела судьбы мне прямо в грудь вошла.

В побеге лиственном сокрыта кость людская,
И кровь от корня вверх течет, не иссякая.

Зло не смыкает глаз и головы сечет,
Как предугадывал разумный звездочет.

Растратив золото на щедрые даянья,
Великодушие лишается признанья.

Жизнь порождает страх, и люди, как во сне,
Летят во весь опор у страха на спине.

Проснитесь наконец, обманутые дети!
Вы слепо верите лжецам былых столетий.

Корыстолюбие, не знавшее препон,
В могилу их свело, и умер их закон.

Они твердили нам, что близок день последний,
Что свет кончается,- но это были бредни,

Но это ложь была! Не слушайте речей
Извечной алчностью палимых главарей!

И ближний, как чужак, порой наносит рану.
Благоразумие да будет вам в охрану.

Я сердце оградил от радостей земных,
Когда увидел смерть в числе врагов своих.

© Перевод А.Тарковского

67

Ни на один приказ, ни на один совет
Мне от моей души в ответ ни слова нет.

В ошибках каяться? Но поглядите сами:
Числом они равны песчинкам под стопами.

А пропитание не стоит мне забот.
Не все ли мне равно, кто хлеба принесет?

И кто мне уделит от своего запаса -
Плеяды, Сириус иль звезды Волопаса?

© Перевод А.Тарковского

68

О земные цари! Вы мечтаете смерть обмануть,
Но коварством и злобой означили жизненный путь.

Что же истинной доблести вы не спешили навстречу?
Даже баловень женский порой устремляется в сечу.

Люди верят, что будет наставник ниспослан судьбой,
Чья высокая речь зазвучит над безмолвной толпой.

Не томись в ожиданье, надежду оставь, земножитель!
Для тебя твой рассудок - единственный руководитель.

Он во благо тебе, чти его справедливый устав
И в скитаньях своих, и на якорь у пристани став.

Это множество сект для того существует на свете,
Чтоб царей и рабов завлекать в хитроумные сети.

Люди чашами пьют наслаждений губительных яд,
Ни смиренницы юной, ни гордой жены не щадят,

Как восстания зинджей жестокий главарь или злобный
Вождь карматский... Поистине все на земле им подобны.

Удались от людей, только правду одну говорящий,
Ибо правда твоя для внимающих желчи не слаще.

© Перевод А.Тарковского

69

О сердце, горсть воды, о сердце наше, где
Причуды мечутся, как пузырьки в воде!

Что изменяет их и что там колобродит,
Зачем Асма и Хинд в минувшее уходят?

Словарь - что человек: в нем и добро и зло.
Есть в наших душах все, что мрачно и светло.

Мы будем времени служить питьем и пищей,
Доколе в богача не превратится нищий.

Как сокол - кроликов, лишенный прежних сил,
Всех побежденный Кайс о милости просил.

По мне, к достойнейшим такой не сопричтется:
Душе пристало пить из чистого колодца.

© Перевод А.Тарковского

70

Разумные созданья бессмертного творца
Идут путем страданья до смертного конца.

И смертным смерть вручает подарок дорогой:
Наследникам - наследство, покойнику - покой.

© Перевод А.Тарковского

71

Говорящим: "Побойся всезрящего бога!" -
Отвечай: "Хорошо, погодите немного!"

Семизвездью, играющему в буккару,
Уподоблю цветы и траву на ветру,

Но никто из живых ни в почете, ни в славе
Уподобиться мертвому праху не вправе.

Я другим подражаю, стараюсь и я
Приспособиться к путанице бытия.

Многим смысл бытия разъясняет могила,
А меня жизнелюбие опустошило.

Мне, по правде сказать, не опасен сосед,
Я и знать не желаю - он друг мне иль нет,

Потому что моя не красива невеста
И насущный мой хлеб не из лучшего теста.

© Перевод А.Тарковского

72

В Египте - мор, но нет на свете края,
Где человек живет, не умирая.

Рассудок наш у смерти на виду
Пытается предотвратить беду.

Какой араб, иль перс, иль грек лукавый
В расцвете сил, величия и славы -

Пророк иль царь - остался невредим,
Когда судьба открылась перед ним?

Закон стрелы: лететь быстрей, чем птица,
Щадить стрелка и крови не страшиться.

Спиной, как беззащитные рабы,
Мы чувствуем следящий взор судьбы.

© Перевод А.Тарковского

73

Преследователь спит. Мы в темный час идем.
Отважный свой поход мы будем славить днем.

Богатства на земле взыскует человек
И в чистой кипени надмирных звездных рек.

Воитель со щитом, жнец со своим серпом,
Как предназначено, идут своим путем

И возвращаются под звездами домой -
С убытками один, со славою другой.

И все, кто сеет хлеб, и все, кто ищет клад,
Стригут своих овец и прочь уйти спешат.

Где быть седлу - окно, а на окне - седло.
Все в жизни у тебя навыворот пошло.

И время у тебя, как ночи темнота,
Как саранча, когда бледнеет красота

Изглоданной травы... О, сирые края!
Из рта верблюжьего так тянется струя

Слюны из-под кольца, когда в глуши степной
Тиранит всадника невыносимый зной.

Ты брата своего всегда судить готов,
А на твоем челе - печать твоих грехов.

Ты вовсе не похож на льва из аш-Шари.
Ты - волк. Тогда молчи и брата не кори.

Жизнь медленно ползет, пока надзора нет;
Посмотришь - нет ее, давно пропал и след.

Повсюду власть свою распространило зло,
Проникло в каждый дол и на горы взошло.

Пусть говорливостью гордится острослов,
Что Мекку восхвалял: "О, матерь городов!";

"О матерь тьмы ночной!" - так он лозу нарек.
Пусть будет молчалив разумный человек.

Стремишься к выгоде, а что находишь ты?
Сам назовешь себя добычей нищеты.

И пусть не лжет злодей, что он почти святой.
О, как мне обойти такого стороной?

Когда ты смерть свою увидишь впереди,
Скажи: "Презренная, смелее подходи!"

Скажи: "Убей меня!" Когда она грозит,
Не стоит прятаться за бесполезный щит.

Возвышенных надежд моя душа полна;
Столкнут ее с горы дурные времена.

С престола своего нисходит гордый князь,
И стынет плоть его, преображаясь в грязь,

Уходит, бос и наг, и князю не нужны
Ни земли многие, ни золото казны.

Когда приходит гость еще в пыли пустынь,
Встань, и приветь его, и хлеб к нему придвинь.

Не презирай того, кто беден, слаб и мал,
Такой и льву не раз в несчастье помогал...

Стремятся юноши к походам боевым,
А рассудительность потом приходит к ним.

На смерть мой сон похож, но пробуждаюсь я,
А смерть - всевечный сон вдали от бытия.

И пусть бранят меня, пусть хвалят - все равно,
Раз тело бренное уже погребено...

И все равно теперь истлевшему в земле,
(Причина смерти в чем: в копье или в стреле?

Кто воду из бадьи в степи широкой пьет,
А кто с людьми живет и собирает мед.

Есть мед - и хорошо, а меда нет - беда,
Но не тужи, не плачь, не жалуйся тогда.

И мы состаримся, как пращуры до нас.
А миг похож на миг, и час похож на час,

И ночь сменяет день, и ясная звезда
Восходит в небесах и тает - как всегда.

© Перевод А.Тарковского

74

Одно мученье - жизнь, одно мученье - смерть.
Но лучше плоть мою прими, земная твердь!

Пуста моя рука, и нёбо пересохло,
Но жадно смотрит глаз, и ухо не оглохло.

Глядите: человек выходит со свечой,
Чтоб высоко поднять огонь во тьме ночной.

Ему потребен врач, он тешится надеждой
Насытить голод свой и плоть прикрыть одеждой.

Но тот, кто спит в земле, избавясь от забот,
Ни разорения, ни прибыли не ждет.

Копье, петля и меч ему всю жизнь грозили,
Он покорялся их неодолимой силе,

Но не страшится он в объятиях земли
Ни длинного копья, ни шелковой петли,

Ни острого меча. Лишившемуся тела
До кличек и обид нет никакого дела.

За брань и похвалы, покинув этот свет,
Он благодарен всем. Но мертвым счастья нет!

О, пусть исполнится желанное от века
И смерть до старости не губит человека!

Душа-причудница служанку-плоть бранит,
А плоть покорствует и верность ей хранит.

И каждый замысел своей хозяйки вздорной
Спешит осуществить исправно и покорно.

Растение плоду все соки отдает,
А человек ножом срезает этот плод.

И кто-то вздор несет, рассудок потеряв,
Пока не схватит смерть безумца за рукав.

Все одинаковы: исполненный гордыни
Сын знатной женщины и жалкий сын рабыни.

Смерть приготовила напиток для меня
И сохранит его до рокового дня.

Хоть время говорит отчетливо и внятно,
А все же речь его не каждому понятна.

И тлен и золото - у времени в руках.
Где прежде был дворец, там вьется мелкий прах.

Обитель райская открыта человеку.
Зане он совершил паломничество в Мекку!

© Перевод А.Тарковского

75

Ты в обиде на жизнь, а какая за нею вина?
Твой обидчик - ты сам. Равнодушно проходит жена,

И у каждого сердце палящей любовью объято,
Но красавица в этом пред встречными не виновата.

Говорят, что - бессмертная - облика ищет душа
И вселяется в плоть, к своему совершенству спеша,

И уходит из плоти... По смерти - счастливым награда
В благодатном раю, а несчастным - страдания ада.

Справедливого слова не слышал питомец земли,
Попрекали его, на веревке всю жизнь волокли.

Если мертвая плоть не лишается всех ощущений,
То клянусь тебе, сладостна смерть после стольких мучений.

© Перевод А.Тарковского

76

Довольствуй ум досужий запасом дум своих,
Не обличай порока, не укоряй других.

Своей бедой не надо судьбе глаза колоть,
Когда преступно сердце и многогрешна плоть.

Хоть привяжись он втайне веревкою к звезде,
От смерти злой обидчик не спрячется нигде.

С налету смерть бросает без промаха копье.
Меж ребер клык холодный - и ты в руках ее.

Она и без кольчуги - что дева без прикрас.
Хинд и Зейнаб - вот поле ее войны сейчас.

Верблюд изнемогает и дышит тяжело,
А смерть опять бросает добычу на седло.

Повержен храбрый воин, и кровь, как водомет,
Шипит в глубокой ране и прямо в небо бьет.

Теперь его согбенной не выпрямят спины
Ни конь великолепный, ни трубный клич войны.

© Перевод А.Тарковского

77

От мертвых нет вестей, ушли, не кажут глаз,
Но, может быть, они богоугодней нас.

В неотвратимый час душа дрожит от страха.
Но долголетие... уж лучше сразу - плаха.

Людская наша плоть рассыплется, как прах,
И здесь, в родном краю, и там, в чужих краях.

Обречена земля искать питья и пищи;
Вода и хлеб ее - то царь, то жалкий нищий.

Нам солнце - лучший друг, а мы бесстыдно лжем,
Что поделом его бранят и бьют бичом.

Во гневе месяц встал, едва земля заснула;
Но и его копье убийца смерть согнула.

Всевидящий рассвет уже заносит меч,
Чтоб людям головы сносить наотмашь с плеч.

© Перевод А.Тарковского

78

Подобно мудрецам, и я теперь обрушу
Разгневанную речь на собственную душу.

Из праха плоть взята и возвратится в прах,
И что мне золото и что стада в степях?

О низости своей толкует жизнь земная
На разных языках и, смертных удивляя,

Разит без промаха своих же сыновей.
Мне, видно, суждено не удивляться ей.

Я жил - и жизнью сыт. Жизнь - курица на блюде,
Ho в сытости едой пренебрегают люди.

У жизнелюбия - причина слез во всем:
И в солнечных лучах, и в сумраке ночном.

От вздоха первого в день своего рожденья
Мы все торопимся ко дню исчезновенья...

Верблюды и быки спешат на водопой
Прямой, проверенной и правильной тропой.

И как путем кривым идти не страшно людям
Под копьями судьбы, нацеленными в грудь им?

Мне опротивел мир и мерзость дел мирских,
"Я вырваться хочу из круга дней своих.

Отбрось тяжелый меч и щит свой бесполезный.
Смерть опытней тебя. Она рукой железной

И голову снесет, и в цель стрелу пошлет,
И распылит войска - непрочный твой оплот.

Она взыскует жертв и насыщает щедро
Телами нашими земли немые недра.

© Перевод А.Тарковского

79

На свете живешь, к наслаждениям плоти стремясь,
Но то, что приносят тебе наслаждения,- грязь.

Измыслил названия, сушу и воды нарек,
И месяц, и звезды... Но как ты солгал, человек!

Тот взор, что на солнце порочная плоть возвела,
К земле многогрешной притянут веревками зла.

© Перевод А.Тарковского

80

Никогда не завидуй избранникам благополучия.
Жизнь их не бесконечна, и все мы зависим от случая.

Чувства тянутся к миру, и страждет душа неразумная.
Есть у времени войско, а поступь у войска - бесшумная.

Если б знала земля о поступках своих обитателей,
Верно, диву далась бы: на что мы свой разум растратили?

Лучше б не было Евы с повадкой ее беспокойною.
Влажность ранней весны превращается в засуху знойную.

О невыгодном выборе ты пе жалеешь пока еще,
Но ты сломлен, очищен и ветвью поник увядающей.

Не для мирной молитвы ты прячешься в уединении,
Ты себя устыдился, бежал от стороннего мнения.

Мне - душа: "Я в грязи, я разбита и обезоружена!"
Я - душе: "Примирись! Эта кара тобою заслужена".

© Перевод А.Тарковского